2016-05-03T17:48:37+03:00

Дом сгоревших душ

Наш колумнист делится своими воспоминаниями и рассказами очевидцев о трагических событиях в Одессе мая 2014 года
Андрей КРИКУНОВжурналист
Поделиться:
Комментарии: comments48
Случившееся можно попытаться замолчать, но забыть это невозможно.Случившееся можно попытаться замолчать, но забыть это невозможно.
Изменить размер текста:

Дни идут, а 2 мая не становится дальше, цифру эту выжгли каленым железом на теле Одессы и в душах всех нормальных людей, как одесситов, так и тех, кто далеко-далеко отсюда. Случившееся можно попытаться замолчать, что, собственно, многие и делают, можно напустить плотную завесу тумана, перевести внимание на тысячи подробностей, но забыть это невозможно. И все понимают, особенно лица причастные, что никто не будет забыт.

Двери в адскую домну

На мой взгляд, подробности того дня, как вокруг Дома профсоюзов, так и на Греческой площади, меркнут перед одним простым фактом - отсутствием милиции во время разгона Куликова поля. Силовики были на Греческой, считали важным помешать сторонам вступить в бой стенка на стенку, и их совершенно не интересовало, что сделают с людьми у Дома профсоюзов.

У входа в Дом профсоюзов спустя несколько дней после трагедии.

У входа в Дом профсоюзов спустя несколько дней после трагедии.

Сторона Евромайдана на этом главном факте либо не концентрируется, либо предпочитает рассматривать милицию в какой-то изоляции от действующей власти, как неких инопланетян. Зато они очень внимательны к загадочным красным повязкам и другим деталям столкновения на Греческой, которые, по общепринятой версии, и сделали людей, пришедших на «мирный митинг за единую Украину», способными на убийство почти 50 человек.

По мнению активиста Куликова поля Ю., пережившего пожар в Доме профсоюзов, вся эта заварушка на Греческой только помешала «куликовцам» нормально подготовиться к встрече врага. А в том, что ультрас и прочие проукраинцы после матча пришли бы на Куликово поле - в этом сомневаются немногие. Некоторые считают, что, консолидировав свои усилия, одесские противники власти (ну или пророссийские активисты) смогли бы защитить Куликово поле. Но получилось так, что и без того проигрывавшие в количестве и подготовке силы были разрознены и дезориентированы.

Все это наводит на размышления о том, что Куликово поле, что называется, «сливали» в том числе изнутри. Не сливались только сами люди. Наверное, на это не рассчитывали организаторы погрома, как и не думали о том зверстве, на которое оказались способны их исполнители.

Как описывают очевидцы эти последние минуты перед входом в Дом профсоюзов, на площади была суматоха. Люди не очень четко представляли, что делать, как обороняться. Кто-то говорит о двух старушках, которые зазывали всех внутрь, кто-то о каком-то пожилом мужчине, что заводил людей, а потом, расталкивая всех, выбежал наружу. Здесь достаточно пространства как для конспирологии, так и мистики. Двери в Дом профсоюзов в тот момент вели куда-то очень далеко.

Одна из надписей на стене горевшего здания.

Одна из надписей на стене горевшего здания.

Решение нужно было принять быстро. Кто-то не ушел, потому что там были друзья. Кто-то, потому что остались женщины. Кто-то, потому что считал себя защитником Куликова поля. Не исключено, что внутри мог оказаться и случайный человек.

«С военной точки зрения прятаться в здании было логично, - вспоминает И. - Я слышал команду «Женщины в здание», там и дети даже были. Мужиков было человек 50, в возрасте от 15 до 60. Никакого оружия не было. Я стоял, не знал, куда идти - туда или сюда, в последний момент не зашел».

Ю., можно сказать, счастливчик, не встретился с убийцами, его не добивали, и он не сгорел, хотя провел наиболее страшный период времени недалеко от центрального лестничного пролета.

«Они начали поджигать баррикады, мы хотели тушить, но не получалось, да особо и нечем было. Поначалу все были практически у входа на 1 этаже. В это время разбили стекла в окнах сзади. Сразу начало тянуть и получилась такая домна. Поднимаемся наверх, прет горячий воздух - тяжело находиться внутри. Слышу, выше бьют стекла, после чего прет еще более горячий воздух. Людям там, наверное, нечем было дышать, но, разбивая, они только делали несколько глотков воздуха, а дальше становилось еще тяжелее. Куда идти? В крылья страшно, наверх не могу. Нашел какой-то вентиляционный коридор, и там стал, я и еще несколько человек. Там пер раскаленный воздух, но воздух, им все же можно было дышать. Последние впечатления перед тем, как потерять сознание -окошко, в которое вытягивает черный дым, вечернее небо, там какая-то звездочка».

«Я пришел сюда не для того, чтобы уходить»

Однако, даже поджог здания - это далеко не вся история. И действительно не самая жуткая. Самое страшное, что внутри здания, по коридорам вокруг «адской домны» перемещались инфернальные существа, и делали свое дело. Как отмечают очевидцы, «воины света» заходили и выходили в здание постоянно, выходя, просили попить. Им давали, входили в положение. Нелегко, наверное, убивать в таких условиях.

Немного официальной статистики. На 11 мая погибли и умерли 48 человек, пострадавших 247, госпитализировано 99, с огнестрельными ранениями - 27, колото-рубленными - 31, термические травмы и отравления продуктами горения - 26, травмы, связанные с повреждениями тупыми предметами и другой этиологии - 136.

Кто они, из какого «нижнего днища нижнего ада» пришли к нам? Женщина, выжившая в этой мясорубке, призналась, что там, внутри, «не нужны были повязки и опознавательные знаки, их можно было узнать по глазам, глаза эти были просто страшные».

Эта женщина, сторонница компартии Украины, часто бывала на Куликовом поле, с ней ходили и два ее сына. В тот день дети звонили ей, она говорила, что все нормально, чтоб они не приезжали. Когда созвонились в третий раз, сын уже стоял напротив.

Почти сразу ворвались нападавшие, стали стрелять и убивать. Мать и сын оказались в одном из немногих открытых кабинетов на пятом этаже, второй ее сын спасся на крыше. Ниже они видели женщину, которая прижимала к себе 11-летнюю девочку. Та плакала и повторяла: «Мамочка, спаси меня».

Убийцы бросили им в кабинет зажигательную смесь и закрыли дверь. Спасаясь от пожара, сын вытащил мать на сорокасантиметровый парапет за окном, в один момент он хотел ее отодвинуть чуть дальше от края, сам потерял сознание и упал вниз. А мать 40 минут лежала на том парапете, держась за раскаленный прут и смотря на своего ребенка внизу в луже крови. «От ужаса и муки я хотела отпустить руку и упасть вниз».

В то же время еще один убийца карабкался по водосточной трубе и кричал: «Надо эту суку сбросить». Когда ее выносили на носилках, ей кричали «Ты еще не сдохла?» и разбили битой руку, которой она прикрывала лицо.

Вы еще полагаете, что очень важно, у кого какие повязки были на Греческой?

Как вещал в момент атаки тогдашний губернатор Владимир Немировский, а вместе с ним и подконтрольный ему Первый городской канал, действия одесситов против террористов являются законными. Насчет глаз «одесситов», которые пришли на Куликово поле за человеческими жизнями, уже было сказано. А вот и «террористы». Поэт Вадим Негатуров, на снимке он стоит с одной из дочерей, на груди георгиевская ленточка. Хотел спасти иконы - кстати, православную палатку, как и прочие, нападавшие затоптали. 17-летний студент и коммунист Вадим Папура, юноша с удивительно светлым взглядом, как у настоящего героя из советского кино. Реконструктор Евгений Лосинский - совсем недавно, на 70-летие освобождения Одессы, его с друзьями можно было видеть у Оперного во время торжественной инсценировки захвата театра. Меньше месяца прошло, и Евгений пал уже в настоящем бою, от пули фашиста-современника.

Вадим Негатуров

Вадим Негатуров

Вадим Папура

Вадим Папура

Депутат облсовета Вячеслав Маркин, «регионал», оставшийся со своими избирателями и регулярно выступавший на митингах на Куликовом поле, поддерживавший людей и погибший с ними плечом к плечу. Поэт Виктор Степанов (Гунн), телеведущий и музыковед Дмитрий Иванов. Талантливые, светлые люди.

Мне хочется отдельно сказать об Александре Кононове, друге нашей семьи. Математик, программист, интеллигентный, добрый человек. Представитель замечательной одесской семьи, сын профессора университета, отец троих детей, которые также пошли по его стопам. Вместе с двумя сыновьями дядя Саша и работал последнее время.

Александр Кононов.

Александр Кононов.

У меня не укладывается в голове, почему должны умирать такие люди, как он, почему должны становиться сиротами его дети. Только потому, что в нашей стране победил майдан и отныне выражать свое несогласие со стадом юных фашистов запрещено.

Он был верующим человеком, как и многие на Куликовом поле. И в том, как они заходили в Дом профсоюзов, есть что-то от русских православных, запертых неприятелем в церкви. Нет ничего странного, что когда другие отступают, духовные, истинно верующие люди уйти в сторону не могут. Ведь их ценности лежат не только в этом мире.

«Была суматоха, все шебуршились, а он тихо стоял, прислонившись к фанерному щиту, - вспоминает кум дяди Саши, видевший его перед входом в Дом профсоюзов. - Потом помню, как они стояли с женой, его молчаливый взгляд. А затем он повернулся и пошел внутрь».

«Там кричали: «Пойдемте домой, мы ничего не сделаем», а он сказал: «Я пришел сюда не для того, чтобы уходить».

И когда я представляю, как дядя Саша идет в здание на смерть, я чувствую, насколько он сильнее своих убийц, какие мелкие они по сравнению с ним. Они ведь всего-то готовы убивать за свои глупые идеи других людей. Он же - умереть за правду и за свою Родину.

Осторожно, шокирующее видео: Несколько десятков человек погибли во время пожара в Доме профсоюзов в Одессе.Люди задыхались от дыма и выпрыгивали в окна, чтобы спастисьПавел ЯКОВЛЕВ

Марш дегуманоидов

Сейчас модно говорить о дегуманизации. Чуть ли не в каждой второй заметке встречается это слово. Действительно, им хочется считать своих идеологических противников не людьми, а «колорадами», ну и так далее по списку. Однако дегуманизация начинается с себя, а может и заканчивается. Те, кто закидывал Дом Профсоюзов коктейлями Молотова, я даже не говорю об убийцах внутри, и все те, кто хлопал, когда прыгавших из окон забивали, и все радующиеся в Интернете, они, надо сказать, отлично дегуманизировали самих себя. Боюсь, обратный путь этих дегуманоидов будет слишком тяжел, его даже может и не быть вовсе.

Конечно, степень вины у всех разная, сортов там много, но у меня нет сомнений, что она лежит на всех, от дирижировавших заезжими боевикамиместных одесских евромайдановцев до последнего дурачка, «лайкнувшего» статус о «шашлыке из колорадов». И это еще одно страшное следствие случившейся трагедии, очень многие одесситы не знают, как им теперь жить в одном городе, ходить по тем же улицам, дышать тем же воздухом с теми, кто считает, что Одесса 2 мая героически победила злодейских сепаратистов.

Я не хочу мазать всех одной краской, на Куликовом были люди, которые пытались спасти выживших, не давали добивать выпрыгнувших из окна. Но соотношение сил именно такое, отдельные люди, пытавшиеся противостоять толпе. Разумеется, теперь майдановцы достали свою любимые розовые очки и видят сквозь них только попытки спасти людей, им, понятно, хочется соотносить себя с этой частью толпы, окружавшей Дом профсоюзов.

«Все, кто прорвался через огненный ад, они же все избитые, - говорит И. -- Они шли через «коридор» и каждый должен был ударить. Кричат: «О, прорвался», и человек 40-50 побежало бить одного. С 5-го этажа человек упал, он уже труп, а его все равно бросаются бить. Конечно, были и более умеренные там, если бы их не было, то добили бы всех. Мне кажется, в какой-то момент поступила команда сверху от самих же палачей, потому что там уже поняли, сколько людей погибло».

После пожара дегуманизированный стример со Спильно-ТВ ходит вместе с теми же убийцами по обгоревшим коридорам. На всякий случай, русскоязычный стример вворачивает украинские словечки в беседах с окружающими и уж, конечно, нисколько не задерживается с ответом на извечный пароль «Слава Украине». Они ломятся в двери и убийцы кричат: «Есть тут кто, п-сы, открывайте, убивать не будем». Теперь уже не будем, мы сыты вашей кровью. За дверью молчат, и стример храбро поддакивает: «Так сгорите заживо». Дальше он же считает «жмуров», чуть ли не пиная трупы, называет обгоревших людей неграми, а лежащих парня с девушкой - Ромео и Джульеттой, алчно роется в карманах в поисках российских паспортов, но находит только иконки и украинские документы.

Появилось видео начала штурма Дома Профсоюзов в Одессе.Жертвами штурма стали по меньшей мере 46 человек

Месье, вы смотрите стрим с Варфоломеевской ночи, у нас тут очень много жмуров. Месье, тут убили женщину (тыкая ногой), нельзя ли ее спасти? Нет (тыкая снова), кажется, уже нет. Эй, вы там, не мародерьте. Да, месье, я не буду снимать ваше лицо, по правде сказать, его и не видно под вашей шляпой.

Дегуманизированный молодой политик Алексей Гончаренко, «регионал» до последних дней Евромайдана, а затем горячий сторонник Петра Порошенко, занимающийся его предвыборной компанией в Одесской области, как всегда, в первых рядах, штурм, натиск и скайп. Он показывает студии Шустера, как «горят остатки лагеря сепаратистов» и в ответ звучат аплодисменты. Дегуманизированные «менты», которые видели эту толпу на Греческой и прекрасно понимали, что ждет одесситов-куликовцев, но отошли согласно приказу властей и предоставили убийцам карт-бланш. Дегуманизированный одесский поэт Борис Херсонский заявляет у Шустера, что с федералистами невозможен диалог - это уже после событий 2 мая. Дегуманизированный сатирик, «веселый и находчивый» Валерий Хаит пишет, что «очень боялся, что в репортажах с Куликового поля будет все время звучать украинская речь, что сразу даст возможность говорить о том, что это бандеровцы приехали и напали на одесситов». Но дальше юморист успокоился, «оказалось, что почти все говорили по-русски». Дегуманизированные СМИ… ну тут уж и говорить не о чем.

Такое время, каждый бутон расцвел, каждая ягодка налилась соком и лопнула, обдав окружающий мир скопившимся гноем. Всякий клоун стал адским клоуном, с красными уже от крови губами.

Всем, кто оправдывает страшное преступление, и тем, кто пытается его замолчать, хочу напомнить отрывок из речи Роберта Джексона на Нюрнбергском процессе.

«Они стоят перед этим судом, как запятнанный кровью Глостер стоял перед телом своего убитого короля. Он умолял вдову, как они умоляют вас: «Скажи, что я их не убивал». И королева ответила: «Тогда скажи, что они не убиты. Но они мертвы». Если вы скажете, что эти люди невиновны, это все равно, что сказать, что не было войны, нет убитых, не было преступления».

И попросить ответить на вопрос: «Вы уверены, что не убивали?»

Источник: Еженедельник «2000», Одесса, май 2014 г.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также