Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
В мире6 июня 2016 18:39

Литовский суд приговорил гражданина России к пожизненному лишению свободы

Бывшего омоновца Константина Никулина обвиняют в преступлении 25-летней давности, которого он, скорее всего, не совершал
6 июня Апелляционный суд Литвы оставил в силе приговор бывшему омоновцу Константину Никулину, ранее приговоренному к пожизненному заключению

6 июня Апелляционный суд Литвы оставил в силе приговор бывшему омоновцу Константину Никулину, ранее приговоренному к пожизненному заключению

Иллюзий и не было: во времена не то, что «холодных» - «замороженных» литовско-российских отношений другого решения в Вильнюсе вынести просто не могли. 6 июня Апелляционный суд Литвы оставил в силе приговор бывшему омоновцу Константину Никулину, ранее приговоренному к пожизненному заключению.

За что? За преступление 25-летней давности, которое он скорее всего не совершал. Речь идет о расстреле литовских «таможенников» в местечке Мядининкай. Напоминаю для тех, кто запамятовал: Литва вырывалась из СССР, не брезгуя никакими методами. На несуществующих границах республики было организовано подобие «таможенных постов», которые охранялись силами литовской самообороны. С этими самозванцами по приказу министра внутренних дел тогда еще существующего СССР боролись омоновцы (бойцы отряда милиции особого назначения - Г.С.), которые распада страны категорически не хотели. Скорее всего, кто-то сработал под них: и в ночь на 31 июля 1991 года некая группа людей в камуфляже расстреляла «таможенный» пункт на границе Литвы с Белоруссией... Погибли 7 человек. В преступлении сразу же (чуть ли не в тот же самый день!), обвинили омоновцев, то ли вильнюсских, то ли рижских, несмотря на то, что единственный выживший - Томас Шярнас - дал показания, что убийцы говорили на литовском языке. Позже его показания из дела пропали, как и видеозаписи с места преступления. Но это не помешало прокурорам и следствию спустя 17 лет назначить «козла отпущения».

Константин Никулин в начале 90-х действительно служил в Рижском ОМОНе. Позже он сменил фамилию, став Михайловым, но не потому, что скрывался - он находился в Латвии под программой защиты свидетелей совсем по другому делу. Несмотря на это, Рига угодливо выдала его соседнему Вильнюсу, и с января 2008 года Никулин-Михайлов ожидал в литовской тюрьме своей участи.

Так как срок давности по этому уголовному делу давно истек, Генпрокуратура Литвы поступила просто: она переквалифицировала его в «преступление против человечности» - «убийство, совершенное в поддержку политики зарубежного государства, совершающего систематические и крупномасштабные нападения на мирное население, убийства мирных жителей, причинение вреда их здоровью». Напомню, речь идет о преступлении, совершенном 31 июля 1991 года - в то время как независимость Литвы от СССР самыми важными геополитическими игроками была признана только 6 сентября 1991-го...

Остальных подозреваемых - бывших рижских омоновцев Чеслава Млынника, Андрея Лактионова и Александра Рыжова, на которых Литвой тоже была объявлена охота - поймать не удалось. За всех ответил Никулин.

Путаница в датах и в законах, которые в интерпретации Литвы имеют обратную силу - не единственная нестыковка в этом деле. Никулин-Михайлов был осужден на основании тайных показателей нескольких тайных свидетелей. Ни одного доказательства его вины в суде озвучено не было - что наводит на мысль о пристрастности литовского правосудия. И если б общественности был предъявлен хоть один серьезный аргумент, доказывающий участие российского гражданина в совершении этого преступления, тон этой заметки был бы совсем другим. Увы, в зале суда не прозвучало ничего, кроме затертых лозунгов о навеки страшном советско-литовском монстре...

По словам очевидцев, подсудимый держался с исключительным хладнокровием и достоинством, своей вины не признал и назвал позицию суда абсурдом.