Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Экономика3 июня 2016 22:00

Первый проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон: Заначка важнее крепкого рубля

Эксперт - о «наболевшем»: «голландской болезни», печатном станке и повышении пенсионного возраста [инфографика]
Лев Ильич Якобсон. Фото: Пресс-служба высшей школы экономики

Лев Ильич Якобсон. Фото: Пресс-служба высшей школы экономики

Российская экономика находится в подвешенном состоянии. Да, низкие цены на нефть. Да, дефицит бюджета. Да, падение зарплат. Но резервы пока есть, рубль перестал ослабляться и мы вот-вот снова начнем расти. Смущает только одно - наша страна до сих пор почти полностью зависит от стоимости "черного золота". А оно может оставаться дешевым еще долго... Когда выйдем из кризиса? Стоит ли включать печатный станок? И как расшевелить бизнес? Об этом "КП" поговорила с первым проректором Высшей школы экономики Львом Якобсоном.

СТОДОЛЛАРОВОГО БАРРЕЛЯ ДОЖДЕМСЯ НЕ СКОРО

- Лев Ильич, вы как оцениваете ситуацию в экономике? Эксперты говорят по-разному: то ли мы на "дне", то ли уже начинаем от него отталкиваться...

- Начнется рост или не начнется, будет зависеть от ситуации на нефтяном рынке. Будем говорить прямо, пока мы слишком зависимы от тех доходов, которые получаем извне. И цену формируем не мы, а покупатели нефти. Останется, к примеру, $50 за баррель до конца года, будет рост. Упадет снова цена до $30 - не будет роста. Ну и валютный курс от этих цен будет зависеть.

- Граждане в основном по ценам и курсу валют определяют: кризис или нет. А рубль за два года ослаб вдвое. Вот вы как считаете, что лучше: свободное плавание или фиксированный курс валюты?

- Понимаете, зафиксировать курс можно двумя способами. Одним пользовались в Советском Союзе. Когда Сталину принесли предложения, каким сделать курс доллара, он взял и переставил запятую. Это можно было сделать, потому что обмена валюты, по сути, не было. Не только граждане, но и предприятия не могли сами обменять валюту. Только государство что-то продавало и покупало на мировом рынке. А для внутреннего годилась любая условная цифра.

- Но можно же как-то поддержать сейчас национальную валюту?

- Да, это другой способ, к которому мы прибегли в кризис 2008 года. Цены на нефть тогда тоже упали, доходы бюджета сократились. Центробанк стал продавать иностранную валюту, которая у него накопилась. Кстати, пока копили, постоянно раздавались упреки: «Зачем вкладываем деньги не в свою экономику, а в чужую валюту, фактически кредитуя США?». Ответ - нужна была, говоря по-простому, заначка, стоимость которой не зависит от того, что происходит у нас дома. Что случилось, когда Центробанк выбросил на рынок доллары? Они подешевели, как дешевеет любой товар, когда его предложение вдруг увеличивается. Тем самым поддержали рубль, но при этом израсходовали резервы.

- Почему сейчас так нельзя?

- Тогда это было оправданно, потому что падение нефтяных цен было на год-полтора. Сейчас по всему видно, что стодолларового барреля не скоро дождемся. Ну, начнем распродавать резервы, чтобы сбить курс?! Завтра сможем дешевле покупать доллары в обменниках. Но при такой распродаже резервы через год закончатся. Если приводить простой и понятный пример: семья при нехватке денег продает бабушкину брошку. Надолго ли это решит проблему? Да и кто скупит основную массу временно подешевевших долларов? Конечно, финансовые спекулянты. А потом станут продавать валюту по более высокой цене.

БИЗНЕС ДО СИХ ПОР КОШМАРЯТ

- Еще часто звучит предложение намеренно оставить курс рубля слабым. Даже если цены на нефть будут расти. Чтобы наши производители, у которых сейчас есть конкурентное преимущество, его сохранили...

- Главный вопрос не в том, сколько стоит доллар, а в том, чтобы курс, как и вся наша экономика, перестал так сильно зависеть от растущих или падающих цен на нефть. Ведь наше нынешнее положение не только болезненно экономически, но и унизительно, между прочим. К примеру, в Америке тоже добывают нефть, но бюджет США куда сильнее зависит от многого другого, что пользуется спросом на мировом рынке. Причем самые выгодные рыночные сейчас связаны с интеллектуальной деятельностью. Например, собирают компьютеры в Азии, а огромная часть дохода от их продажи идет в Штаты. Разработка нового ценится гораздо выше, чем превращение идеи в металл. Уровень образования наших людей, их способности позволяют идти по этому пути.

- Что для этого нужно сделать? Мы все постсоветские годы пытаемся слезть с этой "иглы"...

- Мировая экономика теперь меньше зависит от сырьевых продуктов. Надо предлагать больше готовой продукции. А для этого нужны глубочайшие структурные изменения. У нас недостаточно малого бизнеса. Но как ему развиваться, когда он сталкивается с такими трудностями, с которыми на Западе не знакомы? Бизнес до сих пор кошмарят. Приходят бесконечные проверяющие, отсюда иногда миллионные убытки. Прицепиться к чему-нибудь всегда можно.

- Эту проблему давно пытаются решить. У вас есть конкретные идеи?

- Мы предлагаем то, что называется «риск-ориентированным подходом». Это значит: не просто так ходить и проверять все, что угодно. А сначала четко проанализировать все правила. Отбросить заведомо ненужные. А что касается остальных, проверить на предмет риска. Ну, допустим, есть какое-то нарушение. Надо проанализировать: насколько оно опасно для людей?

- То есть, разделить бизнес по степеням риска? Условно: красная, желтая, зеленая?

- Именно так. И там, где настоящий «красный риск», там делать строгие проверки. Но это, как правило, сложные производства. Вовсе не малый бизнес. А там, где этот риск маленький, особо не проверять. А наказывать задним числом. Если что-то случилось - заплатишь компенсацию.

- С властями обсуждали эту идею?

- Этот подход мы уже передали в правительство. Даже есть принципиальные решения на этот счет. Закон пишется, но вокруг него много споров. Прежде всего о том, как реализовывать - пожестче, помягче? Тяжелый вопрос, но движение в этом направлении есть.

"ПЕЧАТНЫЙ СТАНОК НАС НЕ ВЫЛЕЧИТ"

- Многие экономисты ратуют: мол, давайте снизим кредитные ставки, насытим нашу экономику деньгами. Так, например, американцы и европейцы делают в рамках своих количественных смягчений. Почему нам этот путь нельзя повторить?

- Потому что американцы и европейцы «лечили» другую болезнь. Им не хватало роста цен на продукцию, чтобы стимулировать бизнес ее производить. А у нас цены быстро росли. Это все равно, что нормализовывать температуру тела. Когда у вас она низкая - нужны одни лекарства. А когда «зашкаливает под 40» - другие..

- Есть компромиссный вариант - например, раздавать деньги под конкретные проекты. Тогда инфляция не разгонится...

- Такой подход фактически используется. Вопрос в масштабах. Резко увеличить их мешает, с одной стороны, качество предлагаемых проектов, а с другой - качество госуправления, коррупция. Представим себе, что государственные деньги повсюду расходуются абсолютно прозрачно и эффективно. Тогда скорее всего обнаружились бы такие резервы, что хватило бы денег, которые уже имеются в бюджете. И ничего печатать не пришлось бы.

.

.

Фото: Алексей СТЕФАНОВ

ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ

Пенсионный возраст надо повышать, но медленно

- Как вы относитесь к идее повышения пенсионного возраста. Стоит ли это делать, на ваш взгляд?

- Повышать, скорее всего, придется, но в ряду других мер. Почему? У нас изменилась структура населения. Сейчас на пенсию выходят люди, которые родились после войны, это очень многочисленное поколение. А работать приходят люди, которые родились в годы больших экономических трудностей - 90-е годы. Поэтому уходит гораздо больше, чем приходит. Причем это надолго, к сожалению. Чем компенсировать сокращение численности работающих? Либо наши люди станут работать дольше, либо неизбежным окажется безоглядное привлечение мигрантов. Другой аспект проблемы - финансовый. Знаете, подчас нет добра без худа. Это же хорошо, что, в отличие от выбитого войной поколения, теперь наши граждане, как правило, доживают до 70 лет и больше. Но когда работников становится меньше и одновременно быстро увеличивается число пенсионеров, приходится задуматься, как сбалансировать бюджет Пенсионного фонда.

- То есть, решение о повышении пенсионного возраста принять надо?

- Да. Но делать это очень мягко, постепенно. Тех, кому до пенсии остается год-другой, не говоря об уже ушедших на пенсию, реформа затронуть не должна. А в отношении остальных пенсионный возраст должен повышаться медленно и, конечно, в разумных пределах.

ДОСЬЕ «КП»

Лев Ильич Якобсон. Родился в 1949 году. Доктор экономических наук, профессор, один из ведущих российских специалистов в области экономической, социальной политики и госуправления. Первый проректор Высшей школы экономики. Автор более 300 научных работ. Является членом нескольких экспертных советов при президенте и правительстве.