2016-08-19T01:51:27+03:00

От ваучера к венчуру: Почему во всем снова виноват Чубайс

Наш колумнист рассуждает, по какой причине ни приватизация, ни реформа электроэнергетики, ни поиск нанотехнологий у нас так и не увенчались успехом
Владислав ИНОЗЕМЦЕВдиректор Центра исследований постиндуст­риального обще­ства
Поделиться:
Комментарии: comments57
Глава Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев.Глава Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев.Фото: Иван ВИСЛОВ
Изменить размер текста:

В конце июля «Роснано» выпустило будничный пресс-релиз, из которого следовало, что в первом полугодии компания получила убыток в 8,3 млрд. рублей при выручке всего в 2,9 млрд. Интернет и пресса взорвались едкими комментариями о том, сколь профессиональным является ее руководства, а оппоненты и политические противники Анатолия Чубайса снова призвали к его отставке. Насколько верен тезис о том, что у нас «во всем виноват Чубайс», ставший крылатой фразой двадцать лет назад?

Не будучи идеологическим оппонентом Анатолия Борисовича (а скорее – даже наоборот), я тем не менее не могу отделаться от впечатления о том, что почти на каждом этапе своей впечатляющей карьеры он допускал фундаментальные ошибки, в той или иной форме затруднявшие движение страны вперед и обесценивавшие вполне здравые инициативы и начинания.

РОССИЯ НЕ СТАЛА АМЕРИКОЙ ИЗ-ЗА... ПРИВАТИЗАЦИИ

Разумеется, стоит начать с приватизации – как с «ваучерной», начатой под его прямым руководством как главы Госкомимущества, так и с «залоговой», проведенной в период, когда он занимал пост первого вице-премьера. Противники Чубайса обычно акцентируют внимание на том, что ведущие предприятия страны были проданы «за смешные деньги», и это послужило основой для появления в стране олигархического капитализма. На первый взгляд, это действительно так: вскоре после выпуска приватизационных чеков их биржевая цена установилась на уровне 18 - 28 тыс. рублей ($15 - 22) за одну бумагу, а контрольные пакеты «ЮКОСа», «Сибнефти», «Сиданко (позже – ТНК-ВР)», «Сургутнефтегаза» и «Норильского никеля» были де-факто проданы всего за $650 млн. Для сравнения, позднее «Газпром» выкупил «Сибнефть» в 2005 году за $13,1 млрд., а «Роснефть» приобрела ТНК-ВР в 2013 году за $54,8 млрд.

Однако можно посмотреть и иначе: совокупная рыночная стоимость ваучеров в 1993 году составляла $2,4 млрд., или около 20% доходов федерального бюджета за предшествующий год: по тем временам это были большие деньги (сегодня подобная часть бюджетных доходов составляет 1,5 трлн. рублей, или $23 млрд.). Я и не говорю, что в 1993 году на аукционах (например, в Нижегородской области) за один ваучер можно было получить 2000 акций «Газпрома», которые сегодня стоят 275 тыс. рублей). Да и получить $650 млн. в канун предвыборной кампании 1996 года было негде.

Проблема, однако, в другом. Реализовав приватизацию, Чубайс и его коллеги по правительству лишили российскую экономику шанса на развитие. Обретя контроль за крупными предприятиями исключительно дешево, их новые собственники смогли получать прибыль практически с «дармовых» активов. В такой ситуации они имели и имеют конкурентное преимущество по сравнению с инвесторами, которые хотели бы войти на тот или иной рынок. Невыгодно строить новый цементный завод за миллиард долларов и потом «отбивать» издержки, если другие смогут сбросить цены, работая на почти бесплатно доставшемся оборудовании, и обыграть тебя в конкурентной борьбе.

В Китае пошли иным путем: государство не продавало активы, но позволяло бизнесменам (в том числе иностранным) строить новые предприятия и создавать новые бизнесы на довольно льготных условиях. Результат очевиден: сегодня в России в списке 100 крупнейших по капитализации – 74 компании, почти полностью работающие на советских основных фондах, 8 банков и 3 ритейлера. Новые секторы представляет «большая тройка» мобильной связи и две интернет-компании (Mail.ru Group и Yandex).

В Китае среди 100 крупнейших по капитализации компаний существенно зависят от производственных мощностей 25-летней давности лишь 4. При этом в списке 29 банков и страховых фирм, 21 индустриальная корпорация и 7 компаний связи и интернета. Мы остановились в своем развитии потому, что хозяевами страны стали – и остаются – владельцы старых активов, а не создатели новых. И именно поэтому – благодаря Чубайсу – Россия и не стала Америкой.

РЕФОРМА ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ

Следующий этап карьеры Анатолия Борисовича связан с реформированием РАО «ЕЭС», то есть российской энергетики. И здесь также сторонники и противники самого неоднозначного российского менеджера занимают полярные позиции: одни считают, что уничтожен советский монстр, другие – что погибла сама отечественная энергетика. Я полагаю, что реформа была безусловно необходимой, и появление относительно независимых и конкурирующих между собой компаний – безусловный плюс. Однако и тут произошла своего рода консервация. Генерирующие компании были разделены, продажа пакетов их акций принесла в бюджет более $34,5 млрд., в энергетику пришли новые инвестиции.

Но проявились и очевидные минусы – основной из которых даже не цена электроэнергии (которая в 2000-е годы росла в среднем на 13% в год и до девальвации рубля в 2014 году была выше, чем в странах Центральной Европы и большинстве регионов США), а система ее распределения. Разделив генерацию на конкурирующие компании, реформаторы оставили в неприкосновенности энергосети, создав локальных монополистов. В результате, если сегодня кто-то захочет подвести к своему частному дому или коттеджному поселку линию электропередачи, он должен построить ее за собственные средства и… передать на баланс местной энергосети, т.е. просто ее ей подарить. Иначе не будет подключения. Это значит, что высокие цены на электричество не стимулируют развития.

В августе 2014 года Германия впервые прожила целый день на электроэнергии, производимой из возобновляемых источников. А на прошлой неделе Шотландия обошлась одной лишь энергией ветра – но в России нет ни ветряков, ни полей солнечных батарей: и все потому, что производимую cовременную и «зеленую» энергию невозможно сбыть из-за монополии энергосетей. Сейчас во Франции в 1 евро тарифа за электроэнергию около 65% приходится на генерацию, около 15% – на сети и чуть более 20% – на перекупщиков. В России соответственно: 37 - 50% - на производителей и до 60% – на сети-монополисты. В результате одно из самых перспективных в современной экономике направлений – производство энергии из возобновляемых источников – у нас окажется актуальным очень не скоро.

ГДЕ ОБЕЩАННЫЕ НАНОТЕХНОЛОГИИ?

Наконец, третья история – с «Роснано», – также не слишком впечатляет.

«Роснано», как известно, была создана на волне увлечения нанотехнологиями в 2007 году. По сути как государственная венчурная (от слова «венчур», что означает рискованные инвестиции в новые технологии. - Ред.) корпорация, которая должна была вкладывать в новые технологии и продукты.

Поставленные цели были исключительно амбициозными. Например, в 2010 году член правления «Роснано» Андрей Трапезников говорил, что рынок нанопродукции в России к 2015 году достигнет 20 млрд. евро. Но последние данные, относящиеся к 2013 году, не превышают 2 млрд. евро.

В то же время Счетная палата и контролирующие органы постоянно указывают на непрофильные затраты, большие списания в рамках закрытых и неоправдавшихся проектов (особенно в таких разрекламированных, как производство «российского планшета») и другие факты, говорящие о банальном проедании корпорацией выделенных средств.

Судя по отчетности «Роснано», основная часть его доходов - это поступления от размещения временно свободных средств, а не профильная деятельность. Прибыль от продаж составила в 2015 году всего 669 млн. рублей, а полученные процентные доходы – 6,1 млрд. рублей. При этом компания активно занимает средства в банках. Портфель кредитов составлял на конец прошлого года 182 млрд. рублей, причем весь он обеспечен госгарантиями. При этом чистые активы компании за два последних года сократились почти на 10% - до 53,9 млрд. рублей.

Конечно, венчурная деятельность сложна и рискованна, поэтому никто не вправе требовать от такого предпринимателя быстрого и гарантированного дохода. Проблема, на мой взгляд, состоит в том, что и на новом месте Анатолий Борисович ориентируется на старые кадры. Если посмотреть на менеджмент компании, он во многом пришел вместе с Чубайсом из РАО «ЕЭС», а туда был приведен из Госкомимущества и политических проектов менеджера. Совет директоров и Экспертный совет составлены из крупных чиновников, олигархов и «признанных» академиков, тогда как в большинстве успешных венчурных фондов предпочтение отдается молодым менеджерам, независимым ученым и компаниям, создающимся энтузиастами.

Поэтому если у «Роснано» дела пойдут также, как они идут сейчас, господин Чубайс рискует сделать слово «венчур» столь же ругательным в России, каким он уже сделал слово «ваучер».

В ТЕМУ

Вся прибыль "Роснано" - это валютные спекуляции и проценты по вкладам

Странно слышать из уст главы госкорпорации, что у них денег - лопатой греби и давай по две премии выписывай!

Достаточно заглянуть в финансовую отчетность "Роснано", чтобы понять: доход вовсе не от того, что изобрели что-то прорывное и продали за бешеные деньги. Вся прибыль - это прокручивание госденег на банковских счетах плюс, по сути, валютные спекуляции. Вот цифры (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также