2016-10-04T19:31:22+03:00

Руки прочь от Достоевского!

«Сложных» писателей нужно уметь объяснять, а не выбрасывать из школьной программы
Сергей ЕФИМОВзав. отделом
Поделиться:
Комментарии: comments207
Проблема вовсе не в трудных для восприятия книжках классиков и уж тем более не в недозревших мозгах современных школьниковПроблема вовсе не в трудных для восприятия книжках классиков и уж тем более не в недозревших мозгах современных школьниковФото: Тимур ХАНОВ
Изменить размер текста:

У меня отрывочное и весьма поверхностное образование, в юности я читал много, но бессистемно. Еще я вечно забываю детали, помня лишь эмоциональную окраску произведений. Не далее как позавчера в полвторого ночи я полез в «Википедию» восстанавливать сюжетные линии бальзаковского «Гобсека» - друг упомянул в переписке, а я поймал себя на мысли, что плохо помню, кого именно погубил этот канонический сквалыга. Заодно просмотрел статью про «Шагреневую кожу» - узнал много интересного. А ведь читал же, читал!

В школе уроки литературы я любил, но все-таки относился к ним без особого трепета. Сын опять же подрастает. Кому как не мне радоваться идее покончить с заумью в школьной программе, правда? В пользу обратного очень умные люди написали много прекрасных слов, но, мне кажется, даже у меня нашлась еще парочка неиспользованных тезисов.

Сейчас принято хвалить все советское (чертова ностальгия, мне ведь тоже есть что вспомнить!), вот и один из моих редакционных начальников в своей аргументированной колонке подчеркнул, как прекрасно было тогда образование.

Позвольте опротестовать.

За точные науки не скажу (никогда в них не понимал), а литература — что в школе, что потом в университете — лично мне преподавалась довольно посредственно. И дело не в педагогах — они как раз были замечательные, а в утвержденной Минобром программе, согласно которой они были вынуждены бубнить про годы жизни, влияние на писателя того и этого, превращая живых людей в неживых гипсовых истуканов из кабинета литературы.

Лет в 13 я до дрожи полюбил Чехова - вопреки, а не благодаря школе. Потом чуть подрос и сумел расслышать на уроках сквозь обязательный «треск помех» что-то важное про Бунина и Куприна, возлюбив и их. «Преступление и наказание» в первый раз я прочитал лет в десять (не вру, честно) — случайно найдя книжку и проигнорировав показавшиеся мне ужасно скучными страницы рефлексии Раскольникова. Потом нашел ту же книжку года через три, пролистывая меньше. Ну и наконец лет в 15-17 осилил полностью. С «Мастером и Маргаритой» вышло похоже — не лез в голову Понтий Пилат. Зато потом, в старшей школе, я перечитал роман раз пять, удивляясь тому, сколько всего я не заметил раньше. Если бы мне вовремя помогли разобраться.

Даже неловко повторять настолько очевидное: проблема вовсе не в трудных для восприятия книжках классиков и уж тем более не в недозревших мозгах современных школьников. А в том, как именно доносят до детей эти великие и, увы, такие толстые романы.

Толстой (который Лев) стал мне неприлично понятен, только лет в 30, наверное, когда я добрался до его дневников. В школе о них ничего не рассказывали, в университете упоминали, но они не были обязательным чтением - а я, дурак, был прилежным отличником и стремился осилить хотя бы обязательные книжки.

Суровый бородатый дядька с тетрадочных обложек впервые стал для меня живым человеком. Как потом и Достоевский - из чужих для меня интимных писем жене. Как патронусы в «Гарри Поттере», заново обретенные классики навечно защитили меня от бетонных образов, навязанных системой образования. А сейчас я читаю книжку про Маяковского: да я вообще был бы другим человеком, узнай про него все это раньше!

Выкинуть из программы все сложное, конечно, весьма заманчиво. Только я не уверен, что предложенная взамен Астрид Линдгрен (великая, на мой взгляд, писательница) с Кавериным (и я его очень любил) - это достойная альтернатива для старшеклассников. Если они не прочтут классиков вовремя, не прочтут их уже никогда. Во-первых, не все потом учатся на филфаках, а во-вторых, списки у студентов-филологов такие, что, если присовокупить к ним еще и то, что надо было знать со школы, судьба у Толстого с Достоевским будет совсем незавидная.

Вернее, наша с вами судьба. И судьба нашей с вами страны, черт побери.

Только не надо, конечно, заставлять. Это дико трудно, особенно в эпоху гаджетов — влюбить детей в книги. Но это возможно. И лучшие педагоги всегда так делали и делают до сих пор. Только, кажется, делают это вопреки стандартам своей профессии, раз у нас вообще возникла эта дискуссия.

Конечно, время от времени программу надо чистить и пересматривать. Например, лично я бешено аплодирую исключению из нее романа «Что делать?» Чернышевского, которого по недоразумению занесло в писатели ветром революций. И «дорасти» от «Колобка» до классиков, разумеется, надо. Только я бы к этому слову добавил еще две буквы: «-ть». Дорастить. Так пусть же причастные к образованию наших детей хорошенько подумают, как это сделать, а великих писателей оставят в покое. Иначе потом мы проведем ревизию алгебры с геометрией (к черту котангенсы!), биологии (про нуклеотиды-то им зачем?!) и т. п., и завершать общее образование можно будет сразу после букваря в первом классе.

Давайте перестанем делать приятное современному писателю Владимиру Сорокину - он и так не нарадуется, что многое из его футуристических антиутопий начало сбываться. Вот вам, кстати, еще один живой классик.

ВОПРОС ДНЯ

А вы читали «Войну и мир» в школе от корки до корки?

Виталий МИЛОНОВ, депутат Госдумы:

- В школьном возрасте я зачитывался этим произведением, хотя Толстой не самый мой любимый автор. Излишне паниковать о запрете подобной литературы не стоит. Требовать от детей, которых мы отравляем литературным фастфудом, читать «Войну и мир» - насилие. Я согласен, что понять смысл книги в 10-м классе полностью нельзя. Мы прочли в детстве этот роман, но не осознали сути. Теперь корчим из себя умных людей. В этом наша главная проблема.

Дмитрий ЧУГУНОВ, член Общественной палаты РФ:

- В школе - нет. Оказалось мне не по силам. Тогда нам предлагали очень много серьезных произведений, которые в таком возрасте мы не могли понять. Кто из детей понял, например, «Мастера и Маргариту»? Думаю, единицы.

Дмитрий ПУЧКОВ (Goblin), переводчик:

- Нет, не читал. Считаю, что дети не способны усвоить смысл такого взрослого произведения. Отрицать пользу классики я не собираюсь. Есть развитые ребятишки, которые способны прочувствовать роман. Но лично я читал все это уже после школы.

Сергей ШАРГУНОВ, депутат Госдумы, писатель:

- Прочел все тома летом перед учебным годом. Знал, что будем проходить роман на уроках. Не скрою, втянулся в чтение не сразу. Но на пятой главе уже не мог оторваться. Потом даже написал рассказ, как я читал «Войну и мир».

Антон МАКАРСКИЙ, певец:

- В школе, к сожалению, это произведение прошло мимо меня. Сейчас наверстываю упущенное. Только к 40 годам я приобрел вкус к чтению. Те рассказы и повести, которые я пролистывал в детстве, сейчас обретают другой цвет. Вникнуть в смысл классики можно лишь когда появится жизненный опыт.

Владимир СОЛОВЬЕВ, телеведущий:

- Я был странным ребенком и любил читать, поэтому да. Если мы не дадим «Войну и мир» в школе, думаю, во взрослом возрасте роман читать не станут.

Антон, читатель сайта KP.RU:

- Меня родители заставляли это прочитать. Но я схитрил. Нашел краткое содержание в интернете. Потом на уроке пятерку получил.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Достоевскому и Толстому нечего делать в школьной программе? Очень здравая идея, кстати

Андрей ДЯТЛОВ

Вот же предмет для обсуждения в соцсетях! Ну просто катастрофа: «Президент Российской академии образования (РАО), заместитель председателя Общества русской словесности Людмила Вербицкая считает возможным исключить из школьной программы роман Льва Толстого «Война и мир». Там еще и Достоевский под раздачу попал: «...А также некоторые романы Федора Достоевского нужно убрать» (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также