Политика5 декабря 2016 16:13

На «Адмирале Кузнецове» уже второе ЧП с истребителем. Кто виноват?

Пилот, к счастью, успел катапультироваться
Теперь вот из-за того же аэрофинишера с ласковым женским именем «Светлана-2» печальная участь постигла и Су-33

Теперь вот из-за того же аэрофинишера с ласковым женским именем «Светлана-2» печальная участь постигла и Су-33

Фото: ТАСС

Первый палубный истребитель МиГ-29КР упал в Средиземное море 13 ноября. Когда машина после выполнения боевого задания была уже на подлете к кораблю, пилоту сообщили, что сломан аэрофинишер. Его не смогли быстро отремонтировать. Горючее было уже на исходе, а командиры не решались отправить истребитель на запасной аэродром. Когда же самолет выработал запас топлива, пилот принял решение катапультироваться.

Теперь вот из-за того же аэрофинишера с ласковым женским именем «Светлана-2» печальная участь постигла и Су-33. Слава Богу, что оба пилота также успели катапультироваться и остались живы.

Может, летчики - неумехи? Так вроде нет же, - у пилота МиГ-29КР опыт более 200 посадок на палубу, а у Су-33 лишь немного меньше.

Так что же там за устройство такое, что за коварная «Светлана», которую уже начинают проклинать наши пилоты-палубники?

В общих чертах оно выглядит так. На палубе находится 4 троса аэрофинишера. Когда самолет садится, каждый из них поднимается над палубой на 12 сантиметров. Первый трос расположен в 46 метрах от обреза полетной палубы, а еще через 12 метров идут следующие два. Четвертый трос - резервный.

Пилоту самолета надо сесть на участок длиной 36 метров, но при этом отклонение от осевой линии полетной палубы должно быть не более 3 метров (в идеале - не более 1 метра). Тут надо быть своего рода снайпером, чтобы при скорости самолета 250 км/ч (зачастую и при сильном боковом ветре!) тютелька в тютельку опустить машину на осевую линию. А газ убирается лишь после того, как истребитель зацепился гаком хотя бы за один трос аэрофинишера. Если это не удается, самолет идет на второй круг.

А теперь представьте, что более чем 20-тонный (без боезапаса, но с остатками горючего) самолет на такой бешеной (фактически - взлетной) скорости «промазал» и зацепил только за третий или четвертый трос. Он рвет его, как бульдозер - гитарную струну! И падает в море.

Что и случилось.

Теперь и к пилоту Су-33, и к начальнику команды аэрофинишёров будет много вопросов. Но две боевые машины (примерно по $25 миллионов каждая, с учетом остаточной стоимости) со дна Средиземного моря уже не взлетят. А это раз в 10 дороже стоимости аэрофинишера, который, по сути, становится «палачом» самолетов на крейсере «Адмирал Кузнецов».

Помните, что говорил президент? Что операция в Сирии позволила выявить не только сильные, но и слабые стороны нашей боевой техники. И надо делать выводы. Исправлять «узкие места». Похоже, что «Светлане» пора на пенсию. Вместо того, чтобы беречь самолеты от беды, она их «подставляет». Печальной «коллекции» палубных истребителей на дне Средиземного моря уже достаточно, чтобы задуматься об оснащении корабля более надежными аэрофинишерами.

И это тоже «уроки сирийского».