2017-01-31T01:03:03+03:00

Самая красивая деревня России просит спасти ее от туристов

Почему жители карельской Кинермы отказываются от «золотой жилы» - потока небедных людей, едущих на нее поглазеть [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments112
Наши корреспонденты посетили Самую красивую деревню страны и попытались разобраться почему там не рады туристамНаши корреспонденты посетили Самую красивую деревню страны и попытались разобраться почему там не рады туристамФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ВЕЛИКАЯ ТАЙНА МАЛЕНЬКОГО ПОСЕЛКА

В свихнувшимся мире, о такие новости спотыкаешься. И думаешь — блин. Ну у нас и страна!

Ведь от одной нечаянной фразы министра культуры Карелии Алексея Лесонена (он теперь смущенно уверяет – ну не специально я, с языка так сорвалось) закрутилась эта настоящая русская история!

“Самая красивая в России деревня просит власти оградить ее от туристов» - заявил министр.

Звание самой красивой, кстати, не выдуманное, а вполне официальное - ее присвоила специальная Ассоциация самых прекрасных российских деревень. От чего местные карельские власти расчувствовались, поставили дорожный указатель у деревни, дескать, вот наша распрекрасная Кинерма, велком! Приходите, туристы. С денежками…

(Обычай такой - когда у властей не получается с экономикой, производством - чиновники хватаются за туризм.)

По пути в Кинерму наши корреспонденты отметили Крещение в поселке Пряжа Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

По пути в Кинерму наши корреспонденты отметили Крещение в поселке ПряжаФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

И сильно потом удивились.

- Христа Ради! - взмолились сельчане. И попросили министра хоть иногда окаянный дорожный знак этот ... закрывать. Ну хоть бы иногда. Потому что в Кинерму, и так кишащую зеваками, из-за указателя стало приезжать на тысячу туристов в год больше.

«Оказалось, что количество посетителей деревни, превышает её рекреационные возможности. - грустно скажет мне потом министр. Лессонен все пытался объяснить мне, что туристам тут, конечно, рады, но Кинерма — особый случай.

- Лишняя тысяча туристов - проблема?! – удивлялся я – Деньги деревенским разве не нужны?!.

- Вы когда их увидете — поймете, — хмурится министр.

В Москве новость о «недружелюбной Кинерме» вызвала... хохот. Ее как смешную байку перепостили чуть ли не все юмористические сайты России.

Дескать, это турки с тайцами наших горе-туристов за бабло терпят, а наши деревенские ребята конкретные – их за рупь не купишь...

Автобус до деревни ходит раз в неделю Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Автобус до деревни ходит раз в неделюФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

И хотя маленькая Кинерма сверкнула на мгновение и была сброшена с новостных лент более важным для русского человека — Трампом... Я как-то нехорошо призадумался.

Почему-то захотелось послать к черту американского президента (надеюсь, этим никого не обидел?). Поехать вглубь России. Вслед за отчаянно рвущимися туда туристами, думаю, не до конца понимающими — что же их туда так влечет?

И разгадать маленькую загадку непрактичной Кинермы.

ОБЫЧНЫЕ ЧУДЕСА

Дорога непростая. Сначала Петрозаводск. Так как автобус до деревни бессеребреников раз в неделю, приходится ночевать в промежуточном карельском поселке Пряжа.

Стою в храме...

(- О, Господи, начинается! - это фото-нехристь Гусейнов, обычно подозревающий меня в приступах параноидальной чувствительности, читает текст.)

Крещение. Пока несколько прихожан в священных судорогах бьются в проруби, а еще человек пять во главе с батюшкой ходят по округе с Крестным ходом, ты один в маленькой церквушке. У икон. С играющей огоньками новогодней елкой, кружащимся снегом за окном, и тишиной.

Как рассказывал один американец - «здесь так тихо, что сначала глохнешь, откроешь глаза ночью — словно и не открывал. Тьма! И тишина, словно ты умер... Или не родился».

И тут начинаются обычные деревенские чудеса. Сквозь давящую уши тишину, вдруг слышишь – где-то щебечет весенняя птица... Оказывается это «спрятавшаяся» в углу бабулька шепчет, читая молитвослов. И слово «Боже» у нее звучит с еле слышным присвистом...

Пара веселых священников с радостным “Господи помилуй!” взрывают богоугодный феерверк Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Пара веселых священников с радостным “Господи помилуй!” взрывают богоугодный феерверкФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Ты уходишь из храма осторожно, страшась заскрепеть половицей, стараясь не нарушить нечаянную крещенскую сказку...

А там, на пороге – мы, демоны. Шумная, радостная, подвыпившая толпа туристов - таких же как ты, бродяг, с фотоапаратами, желающая сожрать эту русскую девственную красоту.

И Витя усмехаясь, уже запускает свой жужжащий фото-дрон. Орет: «Щас сверху картинку долбанем!». А за углом пара веселых священников с радостным “Господи помилуй!” взрывают богоугодный феерверк.

Ба-бах!!!

КРЕПОСТЬ ДЯДИ ВАНИ

Вообщем зачем в Кинерму, рвутся туристы понятно... Семь километров лесной дороги, и ты на небольшой поляне среди леса обнаруживаешь то, что существовать в 21 веке не имеет права.

Хотя Википедия и насчитала здесь … 6 жителей - на самом деле их 5. Общепризнанная хозяйка деревни - Надежда Калмыкова, владелица маленькой гостиницы. Ее муж. Дети Калмыковых – два 12-13-летних пацана-школьника и дядя Ваня. Дяде Ване 86 лет. Избе дяди Вани - 200.

Общепризнанная хозяйка деревни - Надежда Калмыкова, владелица маленькой гостиницы Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Общепризнанная хозяйка деревни - Надежда Калмыкова, владелица маленькой гостиницыФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

По деревенским преданиям ее поставил некий пришлый швед. По сути — это не изба. Крепость. Карельская, мощная, лабиринтовая, способная разместить в себе коров, овец, сено, дрова, да и вообще все для автономной жизни — чтобы запечататься, замуроваться на время лютой карельской стужи и неделями не выходить из дому. Изба вросла в землю, не зная ремонта по-стариковски скособочилась. Два века переупрямила, одолеет и этот...

«Дядя Ваня-я-я!» - стучим мы ему из 21-го века в окно. И сквозь иней видим — за печкой дед козу доит. У печки телевизор. Не будь этого дьявольского механизма — мы бы сейчас перемахнули столетия и стучались бы в 18 век.

«Дядя Ваня-я-я!»

Глухой. Не слышит. Мы достучимся до него только утром, и дядя Ваня обрадуется нам, разожжет самовар, и по обычаю всех глухих будет кричать. Что выехал из Кинермы лишь раз в жизни. На учебу. Но через три месяца снова сюда сбежал. Что оглох, работая на лесопилке. Что ничего – государству (видимо, дед еще живет в СССР) не должен. Все-все выплатил. И займы, и налоги, и взносы, и другие виды продразверстки…

Дядя Ваня Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Дядя ВаняФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

В центре деревни - языческое капище, окруженное священной рощей, на нем древняя часовенка. Двадцать таких же “дяди-ваниных” домов стоят магическим кругом у капища - словно древние жрецы с черными глазницами. В деревне ни одной новостройки, все дома как минимум – столетние.

Вообщем зачем в Кинерму, рвутся туристы понятно... Семь километров лесной дороги, и ты на небольшой поляне среди леса обнаруживаешь то, что существовать в 21 веке не имеет права Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вообщем зачем в Кинерму, рвутся туристы понятно... Семь километров лесной дороги, и ты на небольшой поляне среди леса обнаруживаешь то, что существовать в 21 веке не имеет праваФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

За околицей баня по-черному для туристов.

В одной из отремонтированных карельских крепостей – небольшой сельский музей

И легенды, истории, сказания…

Главная из которых – что сохранилась Кинерма благодаря иконе “Смоленской Божьей матери”, которую с разными святыми приключениями принес два века назад, вернувшийся из армии солдат. И были здесь такие чудеса, что издревле шли сюда поломники.

А потом четыре большевика пришедшие сюда ломать часовенку, и для начала сбросившие с нее колокол, бежали в ужасе отсюда. И больше не возвращались. Так страшно, говорят, застонала земля.

Колхоз, пытавшийся укорениться здесь, не нашел здесь для коровников воду, и тоже оставил бесперспективную деревню в покое.

В перестройку зашли сюда грабители – залезли в часовню (к тому времени главную икону-хранительницу переселили музей), разорили древний иконостас, а самую большую икону не смогли выдрать – так и стоит она пораненная, и упрямая.

И тут новое испытание Кинермы – туристы.

Сохранилась Кинерма благодаря иконе “Смоленской Божьей матери”, которую с разными святыми приключениями принес два века назад, вернувшийся из армии солдат Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Сохранилась Кинерма благодаря иконе “Смоленской Божьей матери”, которую с разными святыми приключениями принес два века назад, вернувшийся из армии солдатФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

ДЕНЬГИ ЧТО ЛИ ЛЮДЯМ НЕ НУЖНЫ?

Летом тут не протолкнуться.

Их слишком много для меня одной, - хмурится Надежда Калмыкова, перестроившая один из домов в мини-гостиницу. (стоимость номера – 2 с половиной тысячи рублей. Экскурсия по Кинерме – тысяча рублей с группы. Банька - четыре).

Мы ж хотим за эти деньги обслужить качественно, чтоб люди не уезжали обиженными, - говорит. - Но 4 тысячи туристов в год! Мы физически уже не можем. У меня запись на полгода вперед.

- Но почему вы одна?! Здесь же настоящее золотое дно! – калькулирую возможный доход от эксплуатации этого чуда, и чувствую зависть! Бросить бы Москву, ее Трампа, переехать бы сюда, в тихий 18 век, с семьей – и тихо доить стада туристов...

Время в деревне остановилось Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Время в деревне остановилосьФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- 15 лет назад, когда я начинала – тоже так думала, – горько улыбается Надежда. - Что приедут сюда люди, займутся делом, и возродится Кинерма. А никому это оказалось не нужно. Даже деньги людям, оказывается, не нужны. Так и живем мы здесь с дядей Ваней одни.

- Но почему?

Калмыкова пожимает плечами и смотрит в окно – где-то за околицей, древнее родовое кладбище. Там похоронены все ее предки, и пра-пра-прабабушка, родившаяся здесь 217 лет назад в 1799-м. (“Дедушка и бабушка помогают. За нами смотрят,» – верит Надежда)

Калмыкова вовсе не хотела здесь никакого бизнеса, она вернулась в свою деревню, чтобы сохранить родовое гнездо для себя, и Кинерму для человечества. Сначала она пыталась реставрировать деревню с помощью государства, но чиновники отказали - все дома в частной собственности (сплошь летние дачники или «пропавшие» владельцы). Лишь финское общество «Друзья Кинермы» подкидывало небольшие гранты, на которые ремонтировали крыши, чинили колодцы. Но скоро Надежда поняла: без жителей Кинерма все равно умрет, и шанс спасти деревню один – взять ее в свои руки, и попытаться заработать на туризме. 15 лет она со своей дружной семьей по крохам собирала свой маленький бизнес…

Калмыкова вовсе не хотела здесь никакого бизнеса, она вернулась в свою деревню, чтобы сохранить родовое гнездо Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Калмыкова вовсе не хотела здесь никакого бизнеса, она вернулась в свою деревню, чтобы сохранить родовое гнездоФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Она думала, что рынок возьмет свое. Сработает древнее деревенское правило - если у нее получится, сосед – займется тем же. И снова заживет запоет деревня на полузабытом в Карелии карельском языке…

- Я стараюсь, – устало говорит Надежда. - Но такие здесь люди… Я предлагаю знакомым – давай, говорю, вместе работать, денег будет в два раза больше. Не хотят. Работы, говорят, слишком много…

«СВЯТАЯ МИССИОНЕРКА»

Это какое то российское проклятие.

Например, в соседней деревне, стоящей на берегу чудесного Велдозера, с пляжами, дивным лесом и рядом с неплохой автотрассой – нет ни гостиницы, ни кафе.

Весь местный бизнес – два магазина и лесопилка.

Хотя здесь вместе с тысячами неприкаянных туристов приезжают, например, любители уфологии – в апреле над озером обычно зависает родное ветложское НЛО.

Надежда Калмыкова перестроила один из домов в мини-гостиницу Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Надежда Калмыкова перестроила один из домов в мини-гостиницуФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- Кому было что то нужно, тех еще сто лет назад раскулачили и убили, – объясняет мне один петрозаводский чиновник. - Остальные добиты в наше время - реформами, дефолтами, кредитами, чиновниками. Бизнесом у нас занимаются люди или совсем отчаянные, по принципу – или пан или пропал, или такие “святые мессионеры” как Надежда. Из нашего петрозаводского университета ежегодно выпускаются студенты, обучавшиеся ведению туризма – думаете, кто-то из них занялся самостоятельным бизнесом? Все хотят наемной работы. Никто не хочет сильно вкалывать. И рисковать тоже.

И когда я уже возвращался из белоснежного 19-го века в грязную от оттепели Москву, в этой и так странной истории появилась… Америка.

- Есть семья, которая хочет жить здесь (построив настоящий карельский дом) и работать, – на прощание вдруг вспомнила Калмыкова. - Живут в соседней деревне. Они не местные. Но свои.

Так я познакомился с уроженцем Украины Павлом Притупом, его супругой американкой Бетси и их шестерыми детьми.

РАЗВЕ ГДЕ-ТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ ЗДЕСЬ?

Старшие – Никита и Илья играли посреди села в бейсбол. Младшие высыпавшие на стекло гроздями таращились на нас из окна – Миша, Тихон, Ваня, Коля...

- Go home, time for dinner! – кричала на всю деревню миниатюрная Бетси, пугая русскоязычных собак.

- Мне в России нравится, – в этот момент бойко докладывал мне Никита, опасно размахивая битой. - Моя американская бабушка не понимает, но здесь очень хорошая природа.

Без жителей Кинерма все равно умрет, и шанс спасти деревню один – взять ее в свои руки, и попытаться заработать на туризме Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Без жителей Кинерма все равно умрет, и шанс спасти деревню один – взять ее в свои руки, и попытаться заработать на туризмеФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- А кроме природы?

Паренек хитро смотрит.

- И воздух, – говорит и с криком “Come now!” убегает.

В карельских деревнях народ спокойный - и к Бэтси привык быстро. Ну американка, бывает. Павел привез ее сюда из США четыре года назад, – сам он провел в США десять лет, закончил магистратуру «Международное развитие» обучался редкому способу строительства деревянных домов «тимбер фрейм”. Чем и зарабатывает сейчас на хлеб.

- Бэтси понимала, что выходит замуж за иностранца, – говорит Павел. - А значит нужно быть готовым к путешествиеям. Хотели поехать в Китай, но Россия пересилила (улыбается).

- Может хотя бы вы, иностранка, Россию поняли? – спрашиваю Бэтси.

Никите в России нравится Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Никите в России нравитсяФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- Я православная, – отвечает она тихо, и патриархально цепляет мужа за локоть, словно пытаясь за него спрятаться. – А православные друг друга всегда понимают.

Она потом, конечно, скажет, что Карелия несколько отличается от ее Огайо и что ее понимает только сестра (та вообще живет в страшной «американской дыре» – Дейтройте). Но самое удивительное – она сюда в Россию ехала ради Кинермы. Дом купить там не получилось, пришлось временно поселиться по-соседству. Но Бэтси Кинерму упрямо ждет…

В центре деревни - языческое капище, окруженное священной рощей, на нем древняя часовенка Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В центре деревни - языческое капище, окруженное священной рощей, на нем древняя часовенкаФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- Господи, Бэтси, зачем она вам?! – я почему-то вспомнил кинермскую луну, капище, дядю Ваню и его козу. – Что вам там делать?

- Работать – весело подмигнул Павел. – Что еще? И пацаны наши ее любят. Там и останемся, да?

- Да-а-а! – дисциплинировано ответило семейство Притупов.

А я вспомнил, как задал тот же вопрос сыновьям хозяйки Кинермы.

- Неужели останетесь? – спросил я у них по секрету.

Павел привез Бэтси сюда из США четыре года назад Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Павел привез Бэтси сюда из США четыре года назадФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- Конечно, - отвечают. – Разве где-то лучше чем здесь?

- Нет, – успокоил я их. Ради Кинермы.

И не соврал.

Почти.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Глава ассоциации «Самые красивые деревни России» Александр МЕРЗЛОВ:

Бедным быть не стыдно, стыдно быть дешевым

Подозреваю, что Кинерма кое-кому может показаться заурядной обветшалой деревенькой. А значит – придется ответить на вопрос: за что вообще признают деревни самыми красивыми? И кто это решает?

Кстати, сделать, к примеру, вашу деревню самой красивой в России не сложно. Достаточно заполнить заявку на сайте Ассоциации самые красивые деревни России и прислать фотографии «населенного пункта, в первую очередь его общих видов».

Правда, вписаться во все 10 критериев отбора ассоциации непросто, из них лишь один, бросающийся в глаза – эстетический. Остальные: архитектурные, историко-культурные, экологические, туристско-информационные и т. д. По словам президента Ассоциации Александра Мерзлова, это строгие стандарты Федерации самых красивых деревень мира. Возможно, поэтому красивых деревень пока лишь четыре – ярославское Вятское, бурятское Десятниково, архангельский Ошевенский Погост и Кинерма. В кандидатах числятся – бурятские Тарбагатай и Ацагат.

- Но представление о красоте разные – возражаю я Мерзлову, - Боюсь, читатели могут сильно усомниться, что Кинерма красавица.

- Она аутентичная, она смогла сохраниться нетронутой столетия. Она сохранила соль аутентичности! – возмущен вопросом глава ассоциации самых красивых деревень, - Бывает, приедешь в деревню, которую считают красивой – а она вся сайдингом обита! Такое представление о красоте! К сожалению, мы растеряли понимание эстетики… Сегодня часто считают красивым то, что на самом деле просто недорого купить. Как писал Василий Шукшин бедным быть не стыдно, стыдно быть дешевым.

Фотогалерея Корреспонденты "Комсомольской правды" посетили самую красивую деревню России

Самая красивая деревня России просит спасти ее от туристов. Почему жители карельской Кинермы отказываются от «золотой жилы» - потока небедных людей, едущих на нее поглазетьВиктор ГУСЕЙНОВ

 
Читайте также