2017-02-22T02:17:31+03:00

Санкции достали до печенки: Клиенты за фуа-гра летают вертолетами

Корреспондент «КП» побывала на отечественной ферме, где делают заморский деликатес [инфографика]
Поделиться:
Комментарии: comments100
Только третья птичья ферма Дмитрия Климова стала приносить ему более-менее устойчивый доход. Причем фуа-гра - не основной продукт.Только третья птичья ферма Дмитрия Климова стала приносить ему более-менее устойчивый доход. Причем фуа-гра - не основной продукт.Фото: Александра КОЗЛОВА
Изменить размер текста:

Признаться, Дмитрию Климову я позвонила исключительно по поводу фуа-гры. Его ферма – первая в России наладила производство буржуазного деликатеса. Закуска из печени гуся или утки – «фишка» чисто французская. И, надо сказать, не самая популярная у россиян из-за цены. Минимум 1800 рублей за «жалкие» 75 грамм. Исчезла из-за санкций – никто и не заметил. Но, азартно поймав волну импортозамещения, российские аграрии стали пытаться воспроизвести в отечественных условиях не только пармезан. Появились какие-то чудные волгоградские хамоны, тульская горгонзола ( такой сыр с плесенью – Авт.). Поэтому фуа-гра да еще и в глухой деревне Владимирской области – это как минимум интересно. Но Климов умудрился меня удивить еще до встречи с ним.

- Не знаю, - буркнул он в трубку после моей просьбы наведаться в гости, - Я вообще против этого импортозамещения. Нахваливать ничего не буду.

Крестьяне всея Руси хором молятся, чтобы не отменили санкции. А тут, фермер, который продает самый что ни на есть санкционный продукт, против импортозамещения? После этих слов я, конечно, рванула в деревню Зеленцино.

СКРЕСТИЛИ НАШИХ С ФРАНЦУЗАМИ

-Что-то у вас слишком тихо, - говорю сидя в пустом двухэтажном доме наедине с фермером. Кажется, вокруг нет ни души. Я ожидала увидеть шумные цеха, команду подмастерий, стаю раскормленных уток, нервно ожидающих своего часа. Но ничего такого не наблюдалось.

Вместо ответа Климов повел меня за дом и пошел топать на уток и куриц, шумом и криками выгоняя их из теплицы на снег. Среди одичалого крякания, квохтания и забористого матерка фермера, тишина начала быть желанной. В соседней теплице начали шевелиться цесарки. Где-то неподалеку тут же запел петух. Из всей этой живности Климов вместе с партнером Андреем Куспицем делают колбасы, паштеты, рулеты и прочее гастрономическое «безобразие». Ну и, конечно, фуа-гру. Хотя производство утиной печенки составляет только процентов 10% от всего ассортимента, прославились бизнесмены именно благодаря ей.

- Это вообще была моя блажь, - рассказывает Климов. – Три года назад, еще до санкций, я просто сел и подумал: «А почему бы не сделать фуа-гру?». Почитал в интернете всякие диссертации на эту тему. Попробовал сделать сам – ничего не получилось. Поэтому мы с Куспицем поехали на стажировку в Гасконь. Там нас учили, как правильно потрошить, вскармливать птиц. Яйца барбарийских уток – лучшей породы для фуа-гры – мы привезли оттуда в обычном чемодане.

Капризных французских уток скрестили с нашими, морозоустойчивыми. И дело пошло. Самое главное в производстве фау-гры птицу хорошо откормить, чтобы печенка раздулась. Выглядит откорм не самым гуманным образом - в горло утке засовывают специальную трубку, в которую засыпают кукурузу. Процедуру повторяют дважды в день в течение нескольких недель.

- За раз можно закормить где-то 30 уток. Выходит где-то 70 кг фуа-гры. Перед Новым годом получилось сделать 100, - говорит Климов. – Чтобы делать больше, нужно больше уток. А у нас селезни по 8 кг каждый, представляете, сколько им нужно есть? Нужно закупать больше корма, нанимать больше работников, всем платить зарплаты. Ну и зачем это все? Как говорил мой приятель «Лучше быть головой мухи, чем ж…й слона». Я по этому принципу живу.

Пока клиенты Климова выстраиваются в очередь за фуа-грой. В основном, это владельцы столичных ресторанов и олигархи. Один из них умудрился прилететь ради печенки к фермерам на личном вертолете.

Еще год назад ходили слухи наладить в стране производство фуа-гры в промышленных маштабах. Где-то на фабрике в Саратовской области. Компания «Птичий край» планировала вырастить 5 миллионов уток и делать из них по 250 тонн печенки в год. Но до реализации дело не дошло. Так что конкуренции у «климовской» фуа-гры почти нет. И все-таки расширяться он не намерен.

Как производят деликатесную печень Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Как производят деликатесную печеньФото: Дмитрий ПОЛУХИН

ИЗ ПИАРЩИКА В "ФЕРМЕРА-БУНТАРЯ"

По словам Климова, он вложил в бизнес около 12 миллионов рублей. Окупятся вложения только лет через 10. Никаких кредитов, субсидий и грантов он не берет принципиально.

- Брать кредиты под 30% - это все равно, что повесить удавку на шею, - категорично заявляет Климов, - Мне чужие деньги не нужны. Мне главное, чтобы не мешал никто.

Нынешняя ферма Климова – третья в его жизни. 10 лет назад он был вполне успешным pr-консультантом. Потом, фирма, где он работал, обанкротилась. Климову не заплатили по договору, и он, как говорится, психанул – подался в фермеры. Первый проект был чисто инвестиционный. Знакомый предложил вложиться в хозяйство, где было 5 тысяч цесарок. Дело выглядело как «верняк», Климов вошел в бизнес и полностью прогорел. Цесарки оказались никому не нужны в таком количестве. Потом была еще одна птичья ферма – на сей раз куры. И тоже дело не пошло. В третий раз Климов осторожен – работает только под заказ. Подстраховывается другим бизнесом – подрабатывает в «связях с общественностью». Но главное – строит совершенно новый имидж фермера.

- Людям нужны другие герои. Не жеманные крестьяне, которые вставляют через слово фразу «эко-продукт». И не фермеры-патриоты, которые расплодились после санкций, - объясняет он, - Народу нужен нормальный человек из соседнего двора. Семейный фермер. Я лично знаю всех своих клиентов. Знаю, у кого какая аллергия, у кого муж приедет из командировки. Даю товар в кредит. Сам отвожу заказы, бывает, вместо курьера.

В общем, Климов в сельском хозяйстве - почти как Сергей Шнуров в отечественном шоу бизнесе. Грамотно подхватывает новые тенденции, может и матом послать, если надо. Работает в одиночку и не сотрудничает с модными фермерскими кооперативами из-за наценок в 200%.

- Я начинал работать с кооперативом «Лавка Лавка». Терпел, сколько мог, а потом послал этих жуликов на три буквы, - бесхитростен Климов. А как еще поступить в ситуации, если твой цыпленок за 180 рублей перепродается за 460? В США место на кооперативном рынке стоит $20–30 в день. А у нас получается, место на рынке «Лавка Лавка» стоит 2,3 млн рублей в год. То есть фермер должен платить в день 7000 за место и 2000 в день — продавцу. Просто отдать 9000 рублей. Теперь понимаете, откуда такая цена за фермерские продукты?

Кстати фуа-гра у Климова получается дешевле санкционной почти в 3 раза. На этом любят наживаться рестораторы – покупают сырую печенку целиком за 4000 за кг. Готовят и подают посетителям уже за 20 000 за кило. В принципе фермер не против – у ресторанов свои издержки. Сам он продает готовую всего по 7500, но оптовики хотят купить сырой, подешевле. Чтобы не остаться в накладе, Климов придумал ход – в обязательном порядке будет продавать в нагрузку к фуа-гре еще несколько куриц.

Доля небольших фермеров в сельском хозяйстве страны Фото: Алексей СТЕФАНОВ

Доля небольших фермеров в сельском хозяйстве страныФото: Алексей СТЕФАНОВ

ОТМЕНА САНКЦИЙ РАССТАВИТ ВСЕ ПО МЕСТАМ

Отношение к фермерскому «буму», возникшему после санкций, у Климова такое же, как у марафонского бегуна к кружку любителей бега по выходным. Снисходительное, с оттенком сочувствия.

- С самого начала я с большим недоумением воспринимал все эти пафосные ужимки по поводу развития отечественного сельхозхозяйства, фермерства и прочего, - без обиняков объясняет он. – Все это - просто желание поймать большую рыбу в мутной водице контрмер. Отменят их, и хорошо. Сразу станет понятно, кто нормальный продукт делает, а кто так … «импортозаместитель». Если человек серьезно к своему бизнесу относится, он выплывет в любом случае. А если нет – сломается. Но будет винить не себя, а обстоятельства.

Справедливости ради, стоит сказать, что даже если наши производители попробуют потягаться с европейскими по качеству, соперничать по ценам будет куда сложнее. В той же Латвии, например, себестоимость литра молока около 15 рублей, у нас – 25-30. Но, в конце концов, не могут же санкции быть бесконечными? Существуют и другие меры поддержки своего производителя. Все развитые западные страны не скупятся на субсидии и дешевые кредиты. Именно это позволяет небольшой европейской стране Голландия, размером с Московскую область, уверенно держаться в лидерах продовольственного рынка мира. Можно даже поставить эксперимент. Спросить у фермеров, что они хотят больше: оставить санкции еще на 5 лет или кредит под 3%. Я уверена, выбор будет в пользу последнего.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Борис Фрумкин, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН

Господдержки хватает только на крупные хозяйства

- С 2006 года число фермерских и крестьянских хозяйств в России сократилось на 40%. Это статистика недавней Всероссийской с/х переписи. Так что о буме фермерства судить сложно.

Да, интерес к нему возрос. Но сейчас не самое простое время для малого и среднего бизнеса, в сельском хозяйстве - особенно. Около 80% господдержки приходится на крупные предприятия - они делают большие проекты. У фермеров за льготные кредиты большая конкуренция. Что касается грантов, то есть сложности в подаче документов, бюрократия. Эти проблемы известны. Один из вариантов - укрупняться. Можно объединить вместе несколько ферм в один большой кооператив. Но не каждый на это пойдет.

Что касается санкций, то это не вечная история. Они дали стимул для развития сельского хозяйства. Но если их отменить сейчас, то многие, кто охотно инвестировал в бизнес, понесут потери. Только сейчас они по идее начинают получать отдачу.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также