Общество28 марта 2017 12:55

Александр Проханов: Порошенко скоро сбежит. А мы должны быть готовы к мощному удару украинских радикалов по Донбассу

Прогноз писателя-буревестника в эфире Радио «Комсомольская правда»
Как всегда, Александр Андреевич приехал не с пустыми руками

Как всегда, Александр Андреевич приехал не с пустыми руками

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Как мы уже сообщали, у нас на Радио «Комсомольская правда» побывал главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов. Как всегда, Александр Андреевич приехал не с пустыми руками. У него за пазухой был ... «Русский камень». Так называется новый роман великого писателя, который только что вышел в издательстве «ТЕРРА».

Но говорили мы с писателем не только о его книге...

- Александр Андреевич, вот вы всегда в своих романах даете нам право на какую-то фантазию - как дальше будет складываться наша жизнь и так далее… Вот крайний случай, что называется, ЧП, драма с Вороненковым. Беглый депутат, неважно кто он теперь, был убит в центре Киева средь бела дня. Что это? Начало какой-то радикальной войны, войны радикалов в Украине?

- О Вороненкове скоро забудут, потому что вслед за ним последует еще кто-нибудь... и так далее. До этого были атаки на наше посольство, замуровывали наши банки, потом - не пустили нашу певицу на Евровидение... Убили Вороненкова, до этого - Шеремета, а еще раньше - Бузину.

Там каждый раз случается что-то ужасное или отвратительное, или комическое. И вся украинская реальность – финансовая, политическая – она представляет из себя нарастающий хаос. Мы видим падение Украины.

Кто-то может радоваться, кто-то может ликовать, но наблюдатель, знающий падение царств, видит, что падает украинское царство, не успев сформироваться, как государство. Оно летит в пропасть. И убийство Вороненкова – свидетельство того, что это падение нарастает.

- Скажите, вот такое ощущение, что сейчас радикалы пытаются оседлать ситуацию, которая развивается на Украине, и они, возможно, попытаются взять власть. И, понимая это, Порошенко взял радикальное знамя, которое у него и так было, оно в углу стояло, - и пытается возглавить это движение радикальное на Украине. Для чего это ему надо?

Порошенко обременен непрерывными неудачами, непрерывной катастрофой. Финансовой, донбасской катастрофой. Его ненавидит страна. Его ненавидят бедняки, которые когда-то жили тучно, как удивительные богачи, сидящие на черноземах

Фото: REUTERS

- Порошенко – несчастный президент. Он доживает последние свои минуты. Он сломлен. Внутри он разрушен. Нет того гладкого, холеного, целлулоидного Порошенко, который пришел сразу вслед за Януковичем.

- Он целлулоидный был, да?

- Он был такой, знаешь, как глянцевый журнал, гладкий, натертый таким маслом...

- Шоколадом.

- Да, шоколадом… Он кончился, тот Порошенко, он обременен непрерывными неудачами, непрерывной катастрофой. Финансовой, донбасской катастрофой. Его ненавидит страна. Его ненавидят бедняки, которые когда-то жили тучно, как удивительные богачи, сидящие на черноземах.

Его ненавидят промышленники, потерявшие свои великие заводы. Его ненавидят радикалы, потому что он, по их мнению, мямлит и ничего не делает в Донбассе.

Его все ненавидят. У него конкуренты огромные. Поэтому я прогнозирую в скором времени переворот на Украине, еще один переворот. По-видимому, к власти придут вот эти радикалы так называемые, потому что они сплочены, у них оружие, и они задают тон в идеологии.

Яроши придут к власти. Порошенко может бежать и они поселятся вместе с Януковичем где-нибудь в России….

- Да вы что? В Ростове-на-Дону?

- Ну, не знаю, может, они откроют новое шоколадное производство свое, но он бежит из страны. Ему здесь не уцелеть. Если его, конечно, выпустят. А страна превратится на короткий срок в такую чудовищную, агрессивную, пенящуюся радикальную русофобскую базу. И они, эти радикалы, нанесут удар по Донбассу. Обязательно.

Писатель-буревестник в эфире Радио «Комсомольская правда» дал свой прогноз на развитие событий на Украине

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- И что дальше? Порошенко объявит официальную войну против Донбасса?

- Нет, он не объявит. Он уйдет с позором со своего поста, он сбежит. Если даруют ему жизнь, он сбежит и будет жить дальше где-нибудь в изгнании, где у него банковские счета…

Повторю, я не исключаю, что это может быть Россия. Потому что Россия страна милостивая, она принимает всех беглецов, всех беженцев. Но к власти придут вот эти пенящиеся, ненавидящие Россию и ненавидящие Донбасс люди, их много, они сбиты в партии, они сбиты в батальоны, у них есть оружие, у них есть отъявленные командиры, они почувствовали уже запах крови там, на Донбассе. И они нанесут удар по Донбассу. Неизбежно.

- Но какой-то лидер должен у них там быть?

- Лидер родится в результате этой схватки. Вот кто первый ворвется в кабинет Порошенко и вытащит из его ящика часы с бриллиантами, тот и будет лидером. И тогда мы увидим новую военно-политическую ситуацию на Украине.

Я думаю, что в ответ на этот зверский чудовищный удар, который может быть в первые какие-то часы или, может быть, дни прорвет оборону, потому что армия-то украинцев огромная, много оружия, есть советники... Так вот - тогда они получат второе Дыбальцево... Во всяком случае, они копают себе могилу.

- А конкретно, когда это все может произойти?

- Думаю, это произойдет в начале лета. В середине...

- А почему тогда Тимошенко зачастила в Штаты? По крайней мере, вот на нашей памяти она уже дважды там побывала и ее и Трамп оценил, по крайней мере, как женщину…

- Это все не имеет значения. Понимаешь, они все хотят как можно ближе подойти к новому престолу американскому, это их проблема.

Но сейчас в ход вступают не политики, в ход вступают стихии. И на Украине сейчас господствует стихия, а не политика, не разум, не смена элит. Вот эта стихия вынесет на поверхность самых стихийных людей. То есть, вот этих бендеровских яростных ярошей, которые возглавят этот разрушительный для Украины вихрь.

Поэтому пусть она - Тимошенко - ездит в Штаты, пусть кто-нибудь другой навещает там Госдеп и ЦРУ, американцы не в состоянии сейчас влиять на украинские события.

- То есть, они выпустили джина из американской бутылки?

- Они выпустили джина из украинской бутыли, штофа украинского. Это произошло на майдане в 2011 году.

- Серьезно? А я почему-то думал, что все, что делается… Вот наши эксперты вообще считают, что все, что делается, вплоть до физического уничтожения Вороненкова, - это все по кальке ЦРУ…

Александр Проханов: Порошенко скоро сбежит. А мы должны быть готовы к мощному удару украинских радикалов по Донбассу

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Знаешь, Америка продемонстрировала, что она уже не едина, она расколота. Внешне она расколота на две огромные части, а на самом деле каждая из этих частей расколота еще на десятки. Америка фрагментируется, и приход Трампа знаменует, может быть, отчасти конец той Америки, которая вмешивалась во все регионы мира и творила там свою волю.

Америка уходит из мира, она израсходовала свои силы в этих войнах – в Афганистане, в Ираке, в Ливии. Она израсходовала свою энергию, она хочет уйти в свой домик, в свой заокеанский теремок.

- Понятно. Александр Андреевич, вы такую картину нарисовали стремительную, трагическую, мрачную – и все это вот рядом с нами. И там, в принципе, очень много наших людей. Хотя сейчас вот уже всех украинцев, от мала до велика, некоторые винят в том, что они довели страну до такого. Вот России как быть? Что, сидеть и ждать? Вещать? Писать?

- Я скажу сразу, что в России нет украинофобии.

- Нет. И не будет.

- Ее нет ни в политических кругах, ни в народе. Нет! Как бы ни издевались и ни глумились над русскими в Донбассе киевляне, укры, как их называют, никакой украинофобии нет нигде. Это раз.

- Песни до сих пор поют украинские.

- На Украине есть русофобия. Причем, эта русофобия захватила определенные круги украинского населения. Но, понимаешь, есть огромные пласты, для которых Россия по-прежнему драгоценный сосед, драгоценная сестра.

- Политические пласты вы имеете в виду? Политиков или население?

- Не все политики стали тоже русофобами, но есть и среди населения, вот особенно те, кто живет в районе Львовщины, Галиции, - там есть очень мощные русофобские настроения. Потому что пропаганда тотальна, пропаганда сильна – ты знаешь это все…

Поэтому - как быть России? России вот и быть.

Когда случилась беда на майдане, Россия открыла ворота, и Крым вернулся. Когда случилась бойня чудовищная в Донбассе, Россия сделала все, чтобы остановить эту бойню и сегодня Донбасс формирует свои два государства суверенные, у них есть лидеры.

Я как-то сказал, что, если у государства есть свои мученики, свои герои, свои непреклонные лидеры, свои победы и свои поэмы, то такое государство состоялось. Вот все это есть в сегодняшнем Донбассе.

- И в ДНР и в ЛНР?

- Да.

- И Россия сейчас, по вашему раскладу, она должна просто созерцать, смотреть…

- Мы помогаем строить… мы не созерцаем… Если этот удар, о котором я говорю, состоится, - это же будет удар не просто по Донецку и Луганску...

- Мы готовимся к этим ударам?

- Мы готовимся к этим ударам. Видит Бог, я сам готовлюсь к этим ударам. Потому что сейчас начата съемка фильма по моему роману «Убийство городов», о которой мы говорили с тобой когда-то, и вот замечательный режиссер Владимир Бортко сейчас делает фильм, и это тоже ответ на эти угрозы.

Когда я сказал, что у государства должны быть свои поэмы, свой эпос, я имел в виду как раз это. Туда уехал Захар Прилепин писать свою эпическую книгу. Вот Бортко снимает свой эпический военный роман...

- В вашем романе «Крым» все-таки есть простор для оптимизма. В «Убийстве городов» оптимизма меньше... Может быть, вы добавите с Владимиром Владимировичем, я имею в виду Бортко, туда правды?

- Если ты считаешь оптимизмом варенье, которое едят на веранде герои во время чаепития…

- Не только.

- Оптимизм – это победа, понимаешь?

- Да.

- Оптимизм – это победа. Конечно. Всякая победа военная дается кровью. И не только военная, всякая историческая победа дается жертвами, кровью, огромными усилиями, поэтому исторический оптимизм – это победа в слезах, с кровью, но с раскрытыми скрижалями, в которых пишется будущее. Победа тогда победа, когда из этой победы видно будущее.

- Мы увидим в ваших книгах, в фильмах и в нашей общей жизни эту победу? И когда?

- Мы ее практически уже увидели.