2017-04-10T21:02:50+03:00

Суррогатные матери — проститутки и «инкубаторы для выращивания детей» или женщины, которые делают других счастливыми?

В эфире радио «Комсомольская правда» разработчик резонансного законопроекта о запрете в России суррогатного материнства Антон Беляков ответил на наши вопросы [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments239
В Госдуму внесен законопроект о запрете в России суррогатного материнства.В Госдуму внесен законопроект о запрете в России суррогатного материнства.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

В Госдуму внесен законопроект о запрете в России суррогатного материнства. Его разработал сенатор Антон Беляков. Идею поддержала и сенатор Елена Мизулина, которая ранее призывала приравнять коммерческое суррогатное материнство к торговле людьми и сажать за это на 10 лет в тюрьму.

Чего больше в суррогатном материнстве: плюсов или минусов? Что делать бездетным парам? Нужно ли плодить всевозможные запреты или лучше совершенствовать действующие законы? Об этом в эфире радио «Комсомольская правда» жестко поспорили разработчик резонансного законопроекта Антон Беляков и адвокат, доктор юридических наук Людмила Айвар.

«Ребенок — не пицца! Как его можно заказать?»

Беляков: В сфере суррогатного материнства постоянно происходят конфликты. Продукт сделки - ребенок - может не устроить конечного покупателя, быть не слишком красивым или не слишком здоровым. Суррогатное материнство - это ничто иное, как торговля ребенком. Мы знаем случаи, когда детишек оставляли суррогатной маме, а она не слишком состоятельна, поэтому и пошла на такого рода коммерческий проект. В итоге ребенка просто оправляют в детский дом.

Сенатор Анатолий Беляков ополчился на суррогатное материнство и хочет запретить эту практику в России. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Сенатор Анатолий Беляков ополчился на суррогатное материнство и хочет запретить эту практику в России.Фото: Анатолий ЖДАНОВ

А в Санкт-Петербурге был случай (эта история еще не закончена), когда суррогатная мама выносила ребенка, родила, и в ней проснулся материнский инстинкт, она решила ребенка оставить себе. Тогда против нее возбудили уголовное дело по 159 статье (мошенничество). И сегодня эта суррогатная мама имеет все шансы уехать шить варежки для народного хозяйства или валить лес.

Помимо юридических аспектов есть и морально-этические нормы. Неспроста все религиозные конфессии резко осуждают суррогатное материнство и совершенно справедливо проводят параллели между суррогатным материнством и проституцией, поскольку и в том, и в другом случае мы сталкиваемся с торговлей физиологическими возможностями женского тела. И абсолютно справедливо проводят параллели между суррогатным материнством и торговлей детьми.

Айвар:

- У наших законодателей самое простое решение: запретить. Конфликты, связанные с суррогатным материнством — единичны. Их гораздо меньше, чем с усыновленными детьми или с выплатой алиментов. В сфере суррогатного материнства просто нужно ввести определенные штрафные санкции, отрегулировать законодательство. Например, если родители отказываются от ребенка, которого они «заказали», то они должны на этого ребенка до 18 лет платить алименты, обеспечивать его и ту суррогатную маму, которая вынуждена его оставить себе. Если же мы суррогатное материнство запретим, то этот бизнес будет развиваться нелегально.

Беляков:

- Вам не дико сейчас? Штрафные санкции родителям, которые заказали ребенка!

Айвар:

- Я говорю юридическим языком.

Беляков:

- Как можно заказать ребенка? Это же не пицца!

«Суррогатные матери в очереди стоят? Да их никто не покупает в таком количестве!»

Беляков:

- Это миф, что суррогатное материнство – последняя возможность для российских семей, не способных родить ребенка самостоятельно. Сегодня в России, по некоторым данным, затруднения с наступлением беременности испытывают около 10 процентов семейных пар. При этом к процедуре ЭКО обращается не более, чем 0,5% процента этих пар. То есть, одна пара из двухсот. Притом, что процедура ЭКО стоит 20,30, 40 тысяч рублей. И теперь представьте, какой процент российских пар обращается к процедуре суррогатного материнства, если эта процедура стоит от 1,5 до 3,5 миллионов рублей?

Айвар:

-У меня есть примеры счастливых родителей, которые воспользовались суррогатными матерями. И это не стоило им ни полутора, ни 3,5 миллиона рублей. Гораздо меньше. Это мои близкие люди. И они вот таким способом родили себе чудесного ребенка, который растет и не знает о том, как он был рожден.

Беляков:

- Может, они лукавят?

Айвар:

- Не лукавят, они люди небогатые, у них просто нет таких денег. К этому процессу чаще всего привлекают родственников, племянников, близких знакомых, подруг. И за вынашивание ребенка они не берут миллионы, не просят квартиры. Это все обходится в разумные денежные суммы. Как правило, люди, когда прибегают к суррогатному материнству, стараются не обращаться к посторонним лицам. Это миф, что у нас суррогатные матери просто в очереди за клиентом стоят. Они, может, и стоят, но их никто не покупает в таком количестве. Послушайте, пересадка органов – это тоже применение суррогатных технологий!

Беляков:

- Помилуйте!

Айвар:

- У вас сердце отказывает. И вам четыре раза его пересаживают. Это тоже суррогатные операции.

Беляков:

- Права органов мы никогда не обсуждали. А вот права ребенка – это не абстракция. Мне немного диковато от вас это слышать, вы же дама! Мы сейчас спорим с вами о ребенке, как о некоем продукте, который мама суррогатная выносила, а родители-заказчики приобрели. У этого продукта должны быть определенные качества. Кстати, еще есть проблема количества детей! При экстракорпоральном оплодотворении очень часто получается так, что не один эмбрион развивается, а несколько. И оказывается, что заказчик-то заказал одного только ребеночка, а их двое или трое. Ведь это же не миф! Реально сдают в детские дома потом лишних!

Афвар:

- Неправда. Лишних просто удаляют их матки.

Беляков:

- А что вы сделаете, если я вам документы покажу? О детишках, которых сдали в детский дом, потому что их ни та сторона не взяла, ни эта.

Айвар:

- А какое количество детей, рожденных без суррогатного материнства, сдается родными матерями в детский дом?

Беляков:

- Кстати, хороший вопрос.

Айвар:

- Детей от суррогатных матерей в детдомах единицы!

«Основные заказчики детей — гомосексуалисты?»

Беляков:

- А вы знаете, сколько у нас детишек рождается от суррогатных матерей в год? Триста, по разным данным. Никто статистики не ведет. После того, как я законопроект внес, мне звонит женщина и рассказывает такую историю. Клиника, которая декларирует, что помогает реализовывать репродуктивные технологии, в том числе, технологии суррогатного материнства, сама выступает заказчиком. Ищет подставного донора - «отца». Приглашает суррогатных мам, как правило, это выходцы из азиатских республик бывшего СССР. Им внедряют эмбрион подставного донора и возникает беременность. С этого момента клиника начинает заниматься поиском покупателя на будущего ребенка. Дальше, когда ребеночек уже родился, он здоров и красив, к нему приезжают бездетные иностранные пары. Договор, который был заключен между суррогатной мамой и подставным донором нигде не регистрируется, его просто рвут и отправляют в мусорное ведро. Далее задним числом заключается договор о том, что якобы донор – это новый дяденька-покупатель, который приехал, посмотрел на живого и красивого ребеночка. С этим договором они идут в ЗАГС. Там по нашему законодательству обязаны зарегистрировать ребенка. В графу «отец» вписывают покупателя, суррогатная мама отказывается от прав на ребеночка. И счастливый покупатель отправляется в сторону государственной границы России, которую абсолютно легально пересекает и оказывается у себя на родине со свежекупленным ребенком от суррогатной мамы. Покажите мне момент в этой схеме, где могут вмешаться правоохранительные органы? Где может вмешаться общественность, юристы?

Айвар:

- Так, может, стоит регулировать деятельность подобных клиник? Суррогатное материнство запрещено всего в 7 странах мира. Если в России ввести запрет, вы считаете, что наши бездетные пары не поедут за детьми за рубеж? Поедут. Но деньги, которые врачи зарабатывают здесь, налоги уйдут за пределы России. Мы просто откатываемся от высоких технологий, от возможности рожать детей в России.

Адвокат, доктор юридических наук Людмила Айвар. Фото: Евгения ГУСЕВА

Адвокат, доктор юридических наук Людмила Айвар.Фото: Евгения ГУСЕВА

Беляков:

- Отрицательное отношение к суррогатному материнству существует практически во всем цивилизованном мире. А в семи странах это не просто запрещено, это уголовно наказуемо. К уголовной ответственности во Франции, в Германии, в Норвегии могут быть привлечены не только стороны сделки-покупки ребенка, могут быть привлечены посредники, люди, которые убеждали женщину стать суррогатной мамой, люди, которые рекламировали эту услугу каким-то образом. Поэтому и существует печальное, но справедливое утверждение в отношении России, что мы стали туристической Меккой для репродуктивного туризма. Основные заказчики детей — это иностранные гомосексуальные пары. Это закрытый мир, который живет по законам дикого рынка. По законам криминальным.

Айвар:

- Вы - законодатель. Давайте урегулируем этот вопрос!

Беляков:

- Торговлю детьми?

Айвар:

- Давайте введем запрет в отношении иностранцев.

Беляков: Почему в Германии, во Франции не стали разрешать суррогатное материнство? Они что, тупые там?

Айвар:

- А в Америке стали, в Дании стали, в Израиле, в Канаде стали!

«Зарплата суррогатной мамы — 600-800 тысяч рублей»

Беляков:

-Это все байки, что к суррогатным матерям обращаются несчастные женщины, которые не могут сами родить. Сколько у нас таких женщин?!

Айвар:

- Да много!

Беляков:

- Есть очень небольшой перечень патологий, при которых ничто, кроме технологии суррогатного материнства либо усыновления чужого ребенка не может сделать эту семью полноценной. Эти байки создаются клиниками, которые занимаются криминальным бизнесом.

Айвар:

- Не все клиники занимаются криминальным бизнесом. Желание бездетной пары родить ребенка — это не противоправный и не криминальный поступок.

Беляков:

- Мы посмотрели предложения в интернете, в том числе, которые наши клиники на Западе размещают. Суррогатная мама претендует на сумму приблизительно 600-800 тысяч рублей за вынашивание ребенка. Плюс во время беременности ей нужно дополнительно оплачивать питание из расчета 15-30 тысяч рублей в месяц. Стопроцентную наценку на доходы суррогатной мамы делает клиника. Плюс затрата на ЭКО, на юристов. Клиентам сразу предлагают заключить договор с юридической компанией, которая гарантирует, что суррогатная мама ни влево, ни вправо не дернется. На круг получается до трех с половиной миллионов рублей. Повторяю, это ориентировано на Запад, а западный клиент никогда просто так деньги не дает. Поэтому разговоры о том, что я своим законопроектом лишаю несчастные российские пары последней надежды завести ребенка - неуместны.

СПРАВКА «КП»

Суррогатное материнство – это вспомогательная репродуктивная технология, которая обычно применяется, когда женщина не способна выносить ребенка. В зачатии и рождении ребенка участвуют три человека. Генетически – отец и мать, а так же суррогатная мать, которая вынашивает ребенка. Между ними заключается гражданско-правовой договор.

Суррогатное материнство основано на процедуре искусственного оплодотворения (ЭКО). Яйцеклетку генетической матери оплодотворяют в пробирке, а затем эмбрион переносят в тело суррогатной матери. По российским законам суррогатная мать не может быть одновременно и донором яйцеклетки. Суррогатной материю может быть женщина в возрасте от 20 до 35 лет, имеющая не менее одного здорового собственного ребенка, получившая медицинское заключение об удовлетворительном состоянии здоровья и давшая письменное согласие на медицинское вмешательство. Женщина, состоящая в браке, может быть суррогатной матерью только с письменного согласия супруга.

МНЕНИЕ «ЗА»

«Суррогатное материнство нужно запретить, потому что оно превращает детей в объект торговли»

Вахтанг Кипшидзе, заместитель главы Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям с обществом и СМИ

Практика суррогатного материнства является неприемлемой, потому что она унижает достоинство женщины. Никакая счастливая женщина не станет за деньги становиться инкубатором для выращивания. Суррогатное материнство разрушает представление о роли женщины как матери, потому как во время вынашивания генетически не своего ребенка все равно возникает психологическая связь, которую приходится расторгать при рождении. Это дегуманизирует любое общество, превращая детей в объект торговли, а вынашивание - в оплачиваемую услугу.

МНЕНИЕ «ПРОТИВ»

«Благодаря суррогатному материнству родились десятки тысяч детей!»

Владислав Мельников, директор Европейского центра суррогатного материнства

Суррогатное материнство в России разрешено с 1995 года. За этот огромный срок было от силы десять скандалов, связанных с суррогатным материнством. Это мизер. Но в это же самое время благодаря суррогатному материнству родились десятки тысяч счастливых детей. У сенатора есть все возможности для того, чтобы законодательство эту отрегулировать, это можно сделать в течение буквально нескольких недель, и ничего не потребуется запрещать. У нас молотками убивают людей и ножами кухонными, ну, тогда давайте, пока ситуация не изменится и законодательство не улучшится, запретим молотки и кухонные ножи!

Мнение наших радиослушателей

«Женщина сама может распоряжаться своим телом, не надо лезть к нам в кошелек, в душу и в трусы!»

Обсуждение проблем суррогатного материнства вызвало большой отклик среди наших радиослушателей — как среди мужчин, так и среди женщин. Мы приводим самые яркие комментарии.

«Всегда проще запретить, чем напрячь мозги и разработать документы, которые помогут людям» (Анна).

«Женщина — не животное, не надо нам диктовать, каким образом мы будем давать жизнь детям. Мы сами можем распоряжаться свои телом. Не надо нам лезть в кошелек, в душу и в трусы!» (Наталья)

«Нужно запретить то, что противоречит природе» (Михаил)

«Есть сироты, отказники, дети, чьи родители лишены родительских прав. Те, кто не может или не хочет зачать и родитель самостоятельно, вполне может их усыновить» (Влад)

«Материнство – это огромное благо. Пусть даже и суррогатное. Замените это ужасное название «суррогатная» на более подходящее. Например, «беременность с помощью помощницы» (Елена)

«Суррогатное материнство сродни скотству и рабовладению. Это позор для страны!» (Максим)

Запрещать рождаться десяткам тысяч детей с помощью медицинских технологий, заглядывая в чужой кошелек, это на грани человеконенавистнических настроений. (Михаил)

Сенатор Антон Беляков расскажет, почему хочет запретить суррогатное материнство в России.И почему он предлагает лишить бездетные пары одной из возможностей завести ребенка, Антон Беляков расскажет в прямом эфире Радио "Комсомольская правда".

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также