Звезды

«Форсаж 8»: Понтракцион must go on!

Восьмой круг почета на самых долгоиграющих голливудских колесах. Ничего такого, что не могло бы вынести вам мозг. Так что на просмотр его с собой не берите…
«Форсаж 8»:

«Форсаж 8»:

Рейтинг фильма

Рейтинг фильма

Восьмерка подразумевает бесконечность. И в этом она бесконечно подходит самой турбированной «Санта-Барбаре» по обе стороны Атлантики. Большие кинобоссы давно нащупали коллективно-бессознательную точку G массового зрителя и терзают ее почем зря. Или почем не зря. А потому имя «Форсажу» отныне — Легион. Ибо ему несть ему ни числа, ни смысла. И не надо! Кока-кола в роли закиси азота. Автомобили-зомби. «Чарджер», распятый посреди Таймс-сквер. Скала, мучительно грассирующий невыговариваемое «Кронштадт». Атомная подводная лодка в степях Заполярья. Разворот торпеды вручную. Профессиональное надругательство над всеми естественными и противоестественными науками. Детства чистые глазенки. Очки — однозначно н-н-нада! Сегодня, чтобы удивить, «Форсажу» надо было бы поставить что-нибудь из Вильяма нашего Шекспира. Но он и не пытается удивлять — традиционно сминает, топчет и размазывает по асфальту. Чем торчать на пути с отставленным мизинчиком, лучше прокатиться вместе. На том и стоит американский кинопром. Кинопром стоит — крыша едет. В конце концов, кому из нас внутри больше 12-ти?!

***

И вновь продолжается бой. И сердцу тревожно, но уже не в груди, а где-то между пятками и копчиком. Большая семья Доминика Торетто вновь встревает по самые эти самые, но на этот раз с минимальной надеждой на успех. Потому что теперь многочисленным «друзьям Оушена» будет противостоять сам «Оушен». Именно так придумала изощренная хакерша и прожженная блондинка по кличке Сайфер. Она связала отважного Доминика по рукам и ногам внезапным 5-килограммовым грузом и заставила пойти против всех, кто ему дорог. Почти. На кону по традиции судьба планеты, так что команде придется изрядно попотеть, чтобы усмирить разбушевавшегося лидера. Благо, боевых лысин в этой франшизе более чем достаточно. Российским боевым министрам пора переставать спать спокойно — чемоданных дел мастера вышли на тропу войны. Так что ждите III Мировую — как минимум, в отдельно взятых на карте точках!

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Что ж, «фаст унд фьюриус» вновь сыграли на флейте зрительского позвоночника, запустив в прокат очередной самоидентичный аттракцион, способный превратить ваш ликвор в желе. Франшиза, давным-давно вывалившаяся из понятия «кино», продолжает разговаривать напрямую с нервными окончаниями. И в этом смысле было сложно подобрать более подходящее место для предпоказа 8-й серии, чем зал D-box в столичном «Фальконе». Когда тебя трясут от копчика до темечка в убийственно удобном реклайнере, как-то не задумываешься о смыслах. Да и вообще не задумываешься. Идеальное состояние для восприятия американских горок.

По сути, эта серия практически ничем не отличается от трех предыдущих. Разве что числительным на русскоязычных афишах. Маститые киномышцы в компании случайных селебрити и просто красивых людей в модной одежде два часа подряд выполняют то, после чего спецагентам Ханту, Борну, Бонду и Штирлицу должно стать мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Раз в минуту застывают в картинных фейспалмах Ньютон, Дарвин, Хокинг и Бойль с Мариоттом. Плодит невероятные ситуации и локации для автогонок некий инопланетный рандомизатор. Каждая сцена случается ВНЕЗАПНО. Перманентно занимаются самосожжением на колу Станиславский, Ожегов и Розенталь. Это самый занятный уроборос за всю историю многоклеточных, друзья! Он пожирает сам себя, не забывая при этом размножаться делением!

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Деньги. Пиксели. Тротил. В этом триумвирате нет места ни сценаристам, ни поклонникам изящной словесности, ни приверженцам формальной логики. Только мясо, только хардкор! Зрителю на просмотре остается просто фиксировать хаотичную смену многомиллионных картинок и замерять вау-эффект, скажем, в дизелях, роках или мегатеронах.

Вот Торетто гоняет на горящем драндулете по Гаване. А вот гигантский смайлик потрошит берлинский полицейский автопарк. Вот в Нью-Йорке тысячи авто в едином порыве сходят с ума вокруг российского министра обороны. А вот атомная подлодка устраивает ледовое побоище с танком, бульдозером, Ламборджини и прочими неназванными мускул-карами. Есть еще Шарлиз Терон, буквально с калькулятора хакающая столбы, стены и холодильники. И наш любимый Стэтхем (как бы там ни писалась его фамилия!) в роли усатого няня в боевых условиях. На подпевках — герои и злодеи сразу всех рас и национальностей, включая Тормунда Великанью Смерть, свято блюдущего людоедские заветы старика Мартина.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Во всем этом не больше смысла, чем в метеоритном дожде, но ведь как, черт возьми, смотрится! И запоминается только оптом и в расфокусе. Уже через неделю вы не вспомните, в какой серии был скачущий сейф, где по улицам гонял танк, а кто руками корректировал курс торпеды. Останется только общее впечатление вспененной спинномозговой жидкости, покалеченный вестибулярный аппарат и ноющие хрусталики. Собственно, ради этого и затевалось сие невероятное действо, которое можно назвать лучшим фильмом для всех, кому на «иксы» уже можно самим, а на неоновую дичь разве что с мамой.

Есть тут еще и лирические моменты, за которые следовало бы задушить. И лукавые мудрствования героини Терон, напоминающие Коэльо на нейролептиках. И, да, полтонны стоеросового звездно-полосатого юмора, среди которого улыбает разве что Скала с конферансом про чистку зубов в труднодоступных местах да те самые «потайные» 5 кило, что тут используют в качестве макгаффина. И обязательный «тубиконтинуед». Режиссура же, сценаризм и прочие художества привычно упразднены за ненадобностью. В общем, типический «Форсаж» — с понтом под зонтом, а голова в канаве под дождем.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

За то он и любим миллионами. За то и соберет свой миллиард. И не нам с вами этому противиться. А вот посодействовать — ради отдохновения серого вещества — то, что доктор прописал.

Воевать с бесконечностью глупо. По крайней мере, глупее, чем попытаться найти себе в ней уютное местечко.