В мире1 мая 2017 21:47

«Выбор между Ле Пен и банкиром Макроном — это выбор между суверенной Францией и глобализмом»

Спецкор «КП» Дарья Асламова на первомайской акции в предместье Парижа расспросила сторонников лидера «Национального фронта», почему они решили голосовать за дочь политика-националиста
Сторонники Марин Ле Пен на первомайской демонстрации.

Сторонники Марин Ле Пен на первомайской демонстрации.

Фото: REUTERS

«Почему я голосую за Ле Пен? Я националист и выступаю за суверенность Франции, за ее независимость от олигархии и европейских бюрократов. Страна куда важнее, чем все международные организации. Прежде всего, идентичность. Одна нация, один язык, одни ценности».

Меня мучает любопытство. У серьезного парня с французским флагом в руках — смуглая кожа, восточные черты лица и непривычное для французского уха имя Агон. На груди у него цепочка с двуглавым орлом и красным шлемом над головами, которую я часто видела у косовских албанцев.

«По рождению я албанец, - спокойно объясняет Агон. - Меня привезли во Францию совсем маленьким, в 2000 году. Франция приняла меня, усыновила, и я ей бесконечно благодарен. По профессии я реставратор, рабочий человек, как и мой товарищ-механик».

Албанец Агон и румын Сержо

Албанец Агон и румын Сержо

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Друг Агона выглядит типичным французом, но, оказывается, что и Сержо (так его зовут) — дитя румынских мигрантов и одновременно страстный поклонник Ле Пен. Ему всего 22 года, а во Францию его привезли, когда ему было уже 14 лет. Все это озадачивает меня, но не моих собеседников. То, что они мигранты, их не беспокоит. Сейчас они французы и точка. А, значит, кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен, ярый борец с бесконтрольной иммиграцией, - это их идеал. «Поймите, последние тридцать лет правые политики сменяли левых, но ничего не менялось, - объясняет Сержо. - Поток иммигрантов готов смести Францию, в стране ужасающая безработица и теракты. Мы хотим нового человека во власти. И, прежде всего, хотим безопасности и контроля над нашими границами».

Размахивая французскими флагами, румын и албанец отправляются на первомайский митинг их кумира — Марин Ле Пен. А вот Катрин и Филипп, тоже отдавшие свои голоса партии «Национальный фронт», — типичная семейная пара средних лет, ячейка традиционного общества. На вопрос о профессии Катрин гордо отвечает: «Я мать семейства!» Французская maman – это вам не бросовая затюканная тетка. Это глава семьи. Своему мужу Филиппу она и рта не дает раскрыть. «Раньше голосовать за «Национальный фронт» - это было табу, почти преступление, - говорит Катрин. - Но теперь, когда почти восемь миллионов французов проголосовали за Марин Ле Пен, больше нечего бояться. Мы пришли сегодня на митинг не только для того, чтобы поддержать Марин, но и показать перед камерами журналистов, что есть нормальные французские люди, которые не боятся быть патриотами. Голос для Марин — это голос для нации. Выбор между Ле Пен и банкиром Макроном — это выбор между суверенной Францией и глобализмом».

Семейная пара Катрин и Филипп

Семейная пара Катрин и Филипп

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Марин не разочаровала своих сторонников. Митинг по масштабу, организации и дисциплине напомнил мне съезды КПСС. В палатках только блинчики, сэндвичи и безалкогольные напитки (для Франции в праздничный день — просто нонсенс!). Никаких тусовок, праздных шатаний и болтовни. Все пятнадцать тысяч сторонников дружными рядами движутся в огромный выставочный зал в предместье Парижа Вильпэнт. У всех на груди сверкают цветами французского флага электрические значки с надписью «Марин». На удивление много молодежи. Безопасность — тоже на высоте (что легкомысленной Франции не свойственно). Посетителей тщательно обыскивают, все сумки перетряхивают. Меня даже попросили раздеться. (Потом охранники смущенно объяснили, что женщин просят снять верхнюю одежду только из-за опасений, что на митинг ворвутся сумасшедшие активистки организации «Фемен». Обычно они приходят голыми, но накидывают сверху пальто, чтобы в нужный момент сбросить их и потрясти голыми грудями перед журналистскими камерами.)

Даже если Марин проиграет на выборах, ей останется ее партия, - на удивление сплоченная, вышколенная, дисциплинированная и ответственная.

Даже если Марин проиграет на выборах, ей останется ее партия, - на удивление сплоченная, вышколенная, дисциплинированная и ответственная.

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Митинг по масштабу, организации и дисциплине напомнил мне съезды КПСС.

Митинг по масштабу, организации и дисциплине напомнил мне съезды КПСС.

Фото: Дарья АСЛАМОВА

На огромном экране в холле — Марин, женщина с фантастической энергетикой. Даже не понимая французский, от нее трудно отвести взгляд. Жесты, эмоции, страсть! «Я — кандидат той Франции, что рано просыпается по утрам и которой приходится думать о завтрашнем дне, той Франции, которая хочет защитить свое наследие, не только материальное, но и духовное, - говорит она. - Франции, которая работает для того, чтобы гордиться своей страной, которую мы оставим нашим детям-французам».

Зал взрывается аплодисментами и восторженными криками «Марин — наш президент!» Даже если Марин проиграет на выборах, ей останется ее партия, - на удивление сплоченная, вышколенная, дисциплинированная и ответственная. Когда надо, машут флажками, когда надо, слушают речь, затаив дыхание, или вместе встают, чтобы проскандировать лозунг в тысячу глоток или пропеть гимн Франции. Это не просто партия. Это уже армия.

Марин не разочаровала своих сторонников.

Марин не разочаровала своих сторонников.

Фото: REUTERS

Пока Марин зажигает в парижском предместье, ее 88-летний папочка Жан-Мари борется с внезапно оглохшим микрофоном на митинге в центре Парижа. Каждый год основатель и почетный председатель партии «Национальный фронт» Жан-Мари Ле Пен первого мая возлагает цветы к памятнику Жанны Д’Арк. (Чудесная золотая статуя девушки на коне прямо перед Лувром.) Раньше он делал это вместе с дочкой Марин. А теперь семейство Ле Пенов сотрясают политические разборки, над которыми злорадствует вся неолиберальная Франция. (Но осторожные люди заверяют, что все эти ссоры — исключительно напоказ. Марин решительно отстранилась от радикальной политики своего отца и даже публично разорвала с ним отношения. Но кто знает, что там внутри. Французы — люди глубоко семейные.)

Каждый год перед статуей Жанны Д'Арк проходят митинги националистов.

Каждый год перед статуей Жанны Д'Арк проходят митинги националистов.

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Война предвыборных плакатов в Париже (на фото кандидат Макрон).

Война предвыборных плакатов в Париже (на фото кандидат Макрон).

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Жан-Мари Ле Пен на митинге.

Жан-Мари Ле Пен на митинге.

Фото: Дарья АСЛАМОВА

На митинг пришли самые верные и преданные сторонники Жан-Мари. Явился даже ветеран французского Сопротивления, весь увешанный наградами. От реки Сена дует пронизывающий ветер (у меня зуб на зуб не попадает, и я приплясываю для согрева на совсем не майском холоде), но 88-летний дедушка Ле Пен в ослепительном красном пиджаке читает с трибуны жаркую речь. «Люди говорят, что я путаю национализм и патриотизм, - вещает он. - Патриот — это человек, который любит свою страну, а националист — человек, который любит свой народ. Разве есть между ними разница?» И вот в разгар пылкой речи микрофон глохнет. Дедушка Ле Пен надрывает легкие, пытаясь перекричать свист ветра. Толпа жаждет продолжения. Люди негодуют и скандируют: «Это саботаж! Виноваты жидосамоны! Это все проклятые глобалисты!»

Митинг Жан-Мари Ле Пена напротив Лувра.

Митинг Жан-Мари Ле Пена напротив Лувра.

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Порыв ветра уносит листы бумаги, где наверняка была написана потрясающая речь. Молодая женщина толкает сквозь толпу коляску с маленьким ребенком поближе к трибуне. Двухгодовалый мальчик плачет от холода и вытирает сопливый нос французским флажком. «Он же совсем замерз», - жалостливо говорю я. «Это не страшно, - гордо говорит его мать. - Я хочу, чтобы он сфотографировался с великим человеком. Вырастет и будет внукам рассказывать о том, что видел живую легенду. Таких людей больше не делают. Век нынче не тот. И не та Франция».

На любой демонстрации меня сразу можно найти по моей красной голове (митинг Жа-Мари Ле Пена в Париже).

На любой демонстрации меня сразу можно найти по моей красной голове (митинг Жа-Мари Ле Пена в Париже).

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Люди поют Марсельезу на митинге Марин Ле Пен
Зал взрывается аплодисментами и восторженными криками «Марин — наш президент!»