Звезды

«Меч короля Артура»: Весенний Пендрагон

Гай Ричи продолжает хулиганить. На этот раз в кельтской легенде, куда он втиснул всех и вся — от коловрата до Шабата, а также кунг-фу, магию и Дэвида Б.
Меч короля Артура

Меч короля Артура

Рейтинг фильма

Рейтинг фильма

Древние легенды просто созданы для того, чтобы четкие парни с окраин вдыхали в них кокаиновую бодрость да уличную мудрость. Там есть и небеса для полета фантазии, и подземелья для похорон смысла, и равнины для возведения персональных хребтов безумия. И все это в своей интерпретации бриттских разборок с удовольствием использовал Гай наш Ричи — человек и бульбулятор. Получилось традиционно — суматошно и малоосмысленно, зато весело, стильно и на отрыв. Смешались в людях кони, кучи — и в сухом остатке на большой экран выплеснулась веселая история сутенера, нежно овладевшего старушкой Британией под завывания модных менестрелей. И знаете что? «Меч короля Артура», может, и не самый большой куш в коллекции «бэд Гая», но сорвать его свеженьким стоит каждому уважающему себя зрителю.

***

Нелады начались в Британии задолго до задиристых рыжих принцев и старого доброго «Брексита». Например, веке этак в пятом злобный принц Вортигерн надышался черной магией да и сжил со свету старшего брата-короля с женой. Правда, перед кончиной благочестивая чета умудрилась-таки спасти сына. И вот, лет 30 спустя, наследник престола, выросший в трущобах до состояния бугая-сутенера, вновь вступает в предвыборную гонку — посредством галлюциногенных трипов, вросшего в камень меча, родственной резни и тесного знакомства с девушкой, похожей на героиновую наркоманку. И будет битва. И многие падут — от смеха и восхищения. Но те,что останутся будут жить долго и счастливо, пока Чемберлен не придет. Добро пожаловать на злые британские улицы, на которых, в общем, мало что изменилось за прошедшие 16 столетий!

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Ничего другого от Гая Ричи мы и не ожидали. Даже самые чопорные и канонизированные истории он умеет превращать в мохнатый балаган, в котором нет ничего святого. Впрочем, свято место пусто не бывает, так что все образовавшиеся лакуны наш любимый британец заполняет остервенелым энтузиазмом, сочным стилем, музыкой дождя и фирменным кокнийским юмором, от которого у иных праведников волосы дыбом по всему телу встают. И пусть в «Мече» маловато действительно лютого визуала, логических связей да исторической правды (о которой, в общем, смешно рассуждать применительно к легенде), соскучиться на просмотре смогут разве что друиды. И то лишь потому, что они от природы парни скучные. Весь остальной народ старше 12-ти проведет два часа в отличном настроении и прекрасной компании. Гай по-прежнему шумит и шумит от бедра.

Да, с точки зрения большой кинематографии, эта штука сильно не дотягивает до «Фауста» Гете, оставаясь не более чем радужной пленкой на поверхности мирового киноокеана. Тут нет ни визуальных, ни формальных, ни сюжетных открытий, артисты не выпрыгивают из портков и панталон, а общая художественная ценность стремится к днищу вашего ведерка с попкорном. Но как сиюминутное развлечение, эквивалент прыжка из дирижабля в дилижанс, работает весьма эффективно. Гай Ричи (как в хорошем смысле эпигон эпигона) умеет выжимать масскульт до последней, самой сладкой капельки и брызжет полученной жижей сколь кучно, столь же и предметно.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Вы любите «Игру престолов», драконью пляску и прочие останки фэнтези? Получите магическую изнанку сказания об Экскалибуре со всеми приличествующими случаю пылающими пикселями, слонами и прочими пресмыкающимися. Нравятся «Сыны анархии» и статный маскулинный дрынь-дрынь? Держите Чарли Ханнэма, который словно и не вылазил из шкуры Джекса Теллера — все так же небрит, в коже, с суровой рожей и, похоже, все время на колесах. Оценили недавнего «Молодого папу»? Так вот вам все тот же Джуд Лоу в верхних эшелонах власти и безумия: даже сложно сказать, что идет ему больше — папская тиара или бриттская корона. Имеется даже один в один переснятая стартовая проходка, за которую Соррентино мог бы и роялти потребовать. Или вот признанный любитель правых — Дэвид Бэкхем — без него в британских эпосах тоже никуда. И хоть он и получил от киноманов в соцсетях и справа и слева за свою «дружбу» со Станиславским, но все равно радует своим присутствием.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Полученный коктейль сдабривается как всегда отличным саундтреком (как уже говорилось, Гай умеет и любит шуметь), а также значительными юмористическими впрысками, которые не дают картине свалиться в унылое летописание, но и не превращают повествование в поток малосвязанных хохм космической направленности. Баланс соблюден ровно так, чтобы вы притопывали в такт и стоически пырскали в кулак, а не ощущали себя гостем музыкального конкурса КВН.

Остальное — для зануд, которые обязательно вонзятся в жесточайшие анахронизмы, вроде рукопашки и китайцев с неграми посреди суровых бриттов. Или начнут тыкать в неправильное появление Экскалибура, который должна была высунуть из воды фея. Или будут оплакивать Мерлина, разменянного на булимичную Берже-Фрисби. Или отложат пару кирпичей за стольный град Лондониум, бордели которого взрастят будущего гаранта конституции. Только вы вот на все это, граждане, плюньте. Слюной — как до революции плевали. Потому что цепляться за эти закавыки у вас не будет ни времени, ни желания. Фильм несется вскачь и каждым кадром бомбардирует наиболее толстую часть чувства прекрасного — ту самую, что всегда променяет Шагала, оперу и Феллини на попкорн, 3D и тыдыдыщ.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Собственно, этим фильм и прекрасен. Он не претендует стать новым словом в кинематографии или перевернуть ваше мировоззрение, но гарантирует смачное отдохновение мозгу и рецепторам, а это уже что-то.

И пусть я не прав. Пусть это все весенний гон и поклеп на парня с дикой фамилией Пендрагон. Пусть подобное кино тянет нас в дебри маразма, а поклонники Тарковского где-то уверенно тошнят в пакет. Пусть.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Зато было весело. И смачно. И ни один древний британец во время съемок не пострадал.

Так что свою неправую правую я не сменю на правую левую.

Sic!