Экономика

Вадим Куликов, главный инженер Агентства по технологическому развитию: «Чтобы хорошо зарабатывать, идите учиться на инженера»

Главная тема Петербургского международного экономического форума в этом году – как ускорить экономический рост в стране.
Первый заместитель генерального директора Агентства по технологическому развитию Вадим Куликов. ФОТО Вадим Брайдов/ТАСС

Первый заместитель генерального директора Агентства по технологическому развитию Вадим Куликов. ФОТО Вадим Брайдов/ТАСС

Главная тема Петербургского международного экономического форума в этом году – как ускорить экономический рост в стране. Сейчас он колеблется около нуля. Чего нам не хватает? Одна из главных проблем – отсутствие новых прорывных технологий. О том, как их развить в эфире радио «КП» мы поговорили с Вадимом Куликовым, главным инженером Агентства по технологическому развитию.

ГЛУБОКИЕ ПЕРЕДЕЛЫ, А НЕ ЭКСПОРТ СЫРЬЯ

- Чего нам не хватает для роста? Каких технологий?

- Мы сейчас гордимся развитием нашего агропромышленного комплекса, однако, переделы сельскохозяйственной продукции в России крайне низки. Мы по-прежнему завозим колоссальное количество продукции, переделанной из продукции сельского хозяйства.

- Муку нам поставляют.

- На триллион рублей мы завозим в страну, а гордимся тем, что вывозим несколько миллионов тонн зерна на экспорт. Это чуть лучше, чем вывозить нефть, потому что, так или иначе, это возобновляемый ресурс. Но правильнее, мне кажется, вывозить глубокие переделы. И это даст нам возможность иметь совершенно другую налоговую базу, другие социальные программы в результате высоко-технологичные инженерные рабочие места.

- Я этот тезис слышу достаточно давно, всю свою сознательную журналистскую жизнь: что нам нужно избавляться от экспорта леса-кругляка, сырья и так далее. Чего не хватает, чтобы нам эту цепочку экономическую внутрь страны загнать?

- Так как мы последние 25-27 лет только об этом и говорили, по сути, ничего не делали, то мы утрачивали цепочки переделов. На сегодняшний день в области нефтехимии у нас есть такие ниши, то есть, точки роста, а по-другому это дыры, где не существует четырех-пяти переделов, которых мы в страну завозим на десятки миллиардов долларов или сотни миллиардов рублей, притом, что нефть как бы наш продукт. Мы сами его добываем.

- А какой-то пример можете привести? Есть нефть, есть бензин. А какие другие переделы?

- К примеру, эпоксидные смолы. Каждый из нас знает, каждый пользуется этим. Знаете, что в России не производится эпоксидных смол? Это смешно! Это продукт нефтехимии третьего передела. И у нас потребление очень высокое. Мы завозим все ингредиенты, около 20% делается неких финальных составов в России. Но последний передел совсем простой.

- А смысл какой в этом?

- Чтобы получить эпоксидные смолы, нужно еще два передела. Кстати, месте с крупной компанией в нефтехимии мы стартовали этот проект наконец-то. И мы постараемся с помощью среднего бизнеса восстановить так называемую малотоннажную химию. Которая как класс отсутствует в России. И которая, например, крайне развита в США, в Канаде, в европейских странах, где основу экономики нефтехимии является малотоннажка так называемая. Это всегда средний бизнес. И даже малый.

- А почему бизнес в эту нишу не идет? Они видят, что есть импортная продукция, пользующаяся массовым потребительским спросом. У нас инвестора нет? У нас технологии нет? У нас бизнес-планы не просчитываются? Или это слишком сложный, даже наукоемкий процесс, в который не все хотят лезть?

- Он не столько наукоемкий, сколько коммуникационный. Потому что мы же не любим ни с кем разговаривать. Малый бизнес не дружит со средним, средний ни с малым, ни с крупным. И крупный непонятно, с кем дружит. Собственно, задача Агентства по технологическому развитию – собирать такие сложные ниши. И это не единственная ниша, над которой мы сегодня работаем. Есть очень большие ниши. Например, в радиоэлектронике: от специальных микрочипов, тестов для крови, которые надо научиться производить в России до датчиков ускорения и температуры для «умных домов» и так далее.

- Я правильно понимаю, вы занимаетесь импортозамещением в узких технологических нишах?

- Я бы не сказал, что это узкая технологическая ниша, когда она за десяток миллиардов долларов в экспортном потенциальном смысле. Всегда, когда мы занимаемся конк