Экономика

Средство для оздоровления экономики пока не найдено

Известный экономист, выслушав «прямую линию» с президентом Путиным, делится своими тревогами
Известный экономист, выслушав «прямую линию» с президентом Путиным, делится своими тревогами

Известный экономист, выслушав «прямую линию» с президентом Путиным, делится своими тревогами

Фото: Иван ВИСЛОВ

С сугубо экономической точки зрения «прямая линия» президента Путина оставила грустное впечатление: чувствовалось сильное влияние на лидера страны коллективного Кудрина.

Торжественное заявление об окончании экономической рецессии, открывшее мероприятие, несомненно, было искренним, и основанным на официальной статистике, ставшей позитивной лишь после изменения методики обработки данных в ноябре прошлого года.

Думаю, многие обратили внимание на крайне инерционные по своей природе показатели, вдруг давших резкие отклонения. Так, в январе грузооборот железных дорог без каких бы то ни было видимых причин вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года более чем на 11%. Никаких новых магистралей в строй не вошло, в январе 2016 года железнодорожного коллапса не было. Для перевода грузовых перевозок с автомобилей на поезда из-за внедрения «Платона» изменения слишком резкие. Правдоподобных объяснений такого скачка просто нет, что вызывает сомнения в адекватности статистики.

Аналогичные выводы можно сделать и из падения в феврале 2017 года водоснабжения России – почти на 20% (также по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). Не было ни засухи, ни колоссальных аварий; в предшествующие и последующие месяцы значимых колебаний этого показателя также не было.

Подобного рода неправдоподобные данные подрывают доверие ко всей статистике, особенно когда она противоречит повседневным реалиям большинства производств и регионов.

Страна бьется в петле чрезмерно жесткой финансовой политики либералов правительства Медведева и Банка России Набиуллиной, мучительно страдает от искусственно организованного жесточайшего денежного голода, криком кричит – в том числе и на «прямой линии» с президентом – о невыносимости условий существования, – а статистика твердит об экономическом и инвестиционном росте.

Низкая инфляция вызвана тем, что нищета десятков миллионов россиян уравновесила алчность не сдерживаемых государством монополистов. Стоит напомнить, что нищими, то есть медленно умирающими с доходом ниже прожиточного минимума, является, по данным Росстата, 10% населения. По данным «Ведомостей», сбережения имеет только 30% россиян, лишь у половины которых эти сбережения превышают месячное потребление.

Та же сверхжесткая финансовая политика, которая породила чудовищный кризис неплатежей 90-х и не дала России воспользоваться плодами нефтяного бума тучных нулевых, и сейчас подрывает развитие экономики. А в годичной перспективе приведет к росту цен, новому падению уровня жизни и деградации экономики из-за удорожания импортного оборудования.

Разговоры о необходимости цифровых технологий совершенно верны, но несовместимы с построением экономики, основанной на массовом завозе неквалифицированных гастарбайтеров (нужных как недобросовестным бизнесменам и чиновникам, ради снижения издержек разрушающим рынок труда в России; так и коррупционерам, жаждущим общаться с носителями культур, воспринимающих взятку как не преступление, а нормальную деловую транзакцию). Поэтому благие пожелания роста конкурентоспособности и производительности труда трагически повисают в воздухе.