Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Дом. Семья21 июня 2017 22:00

Всё в кавычках

Каждый перевод книг Магнуса Миллза, который появляется в нашей стране, становится настоящим событием
Книга Миллза полна аллюзий ко множеству литературных произведений

Книга Миллза полна аллюзий ко множеству литературных произведений

Обычно английский юмор воспринимается нами как некое аристократическое пространство с оттенками невозмутимости и чопорности черного могильного камня. Удивительно, но россияне на своем всё более туманном не Альбионе скучают по английскому юмору, и поэтому каждый перевод книг Магнуса Миллза, который появляется в нашей стране - это настоящее событие. Только представьте, антиханжеский черный юмор от человека, в багаже которого не только университет, но многолетнее строительство заборов и работа водителем автобуса. Более гремучей и подходящей для российского читателя смеси не найти.

«В ВОСТОЧНОМ ЭКСПРЕССЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН»

«Фантом Пресс», 2017

Есть такое волшебное слово – синхронзация. Когда ваш абсурд, депрессия и безысходность синхронны с еще хотя бы тысячей людей, то всё становится совсем не страшно, а даже немного смешно. А вот, если вы понимаете, что зной и голод в Африке еще хуже, дожди в Бельгии чаще, неустроенности хватает в любой стране мира, а тушенная фасоль в банках везде прекрасна – вам становится значительно легче. Так работает абсурд и черный юмор. Безысходность, доведенная до абсурда смешна, ощущение ада, поделенное на количество населения ужасно не больше, чем легкий дождик на кемпингом и нет ничего более прекрасного для русского читателя, чем английский юмор от водителя автобуса.

Книга Миллза полна аллюзий ко множеству литературных произведений. Одна книга не напоминает многие, а иносказательно цитирует и смеется над многими. Есть намеки в названии, есть намеки в сцене покраски ворот, а диалог героя с уборщицей на выходе из душа – это синхронизированная международная классика общения с сантехниками, уборщицами, персоналом гостиниц. Дело в том, что Миллз пишет о том, как устроен мир людей и их иллюзий, а этому посвящены всё предыдущие книги человечества.

Меж тем под обложкой книги – настоящее приключение с элементами мистики, а это намек на всё и сразу. Если бы Магнус Миллз читал бы эту книгу вслух, то рядом должны были бы стоять ассистентки и постоянно совершать в воздухе движение, обозначающее кавычки. Подвох ощущается везде и это нечто иное, чем тревога или знаки, рождающие у героев предчувствия, как в классической литературной интриге. Божественная нестабильность, знакомая нам с детства совмещенная с удивительной, но призрачной стабильностью пейзажа, перенесенные из жизни в книгу даруют мощнейший терапевтический эффект. Однако знак кавычек незримо начинает работать и неприкаянность героя вырастает в стабильную монотонность ежедневной работы без мечты о будущем. Это как ловушка с ипотекой, до взятия которой у вас есть жизнь и мечта, а после контракта с дьяволом, у вас есть монотонное многолетнее ярмо и запрет на следующую мечту. Так что же дарит больше радости: стабильность или мечта, вот в чем вопрос? А Миллз отвечает на него с невозмутимый и очень черным юмором в финальной фразе романа: «После чего я завел бетономешалку и приготовил отрезок оцинкованной цепи».