Звезды

Эрик Робертс: «Моя сестра Джулия стала одной из самых больших звезд в мире благодаря мне!»

Голливудский актер стал одним из самых дорогих гостей на фестивале «Послание к человеку», который проходит в Петербурге
У актера Эрика Робертса не всегда складываются отношения с сестрой Джулией.

У актера Эрика Робертса не всегда складываются отношения с сестрой Джулией.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

На фестивале «Послание к человеку», как обычно, показывается огромное количество документальных картин, полнометражных и короткометражных, в двух конкурсных программах — национальной и международной. И, кроме того, хиты крупнейших мировых фестивалей вроде французского «120 ударов в минуту» (Гран-при в Каннах) или венгерского «О теле и душе» («Золотой медведь» в Берлине). Много шуму наделало появление 91-летнего французского классика Клода Ланцманна, привезшего свой последний фильм «Напалм» - о путешествии в Северную Корею. Возраст не помешал Ланцманну совершить выстрел из пушки Петропавловской крепости (из нее в Питере, напомним, стреляют в полдень каждый день, иногда это делают почетные гости города).

На фильмы, конкурсные и внеконкурсные, петербуржцы буквально ломились. И одной из главных звезд фестиваля стал человек, не имеющий отношения ни к документальному, ни к актуальному фестивальному кино: Эрик Робертс. Министр культуры Владимир Мединский в среду должен вручить ему специальный приз фестиваля, после чего будет устроен спецпоказ самого знаменитого фильма с его участием - «Поезда-беглеца» Андрея Кончаловского, вышедшего 32 года назад.

Робертс живет в гостинице «Астория». На интервью с нами спускается расслабленным и одетым так, словно за окном не ледяной питерский ветер, а Калифорний и май: в легкой полурасстегнутой голубой рубашке и легких же светлых брюках. Улыбается, здоровается как со старыми друзьями. Заказывает воду с лимоном (долек ему оказывается мало — официантка по его просьбе приносит полстакана свежевыжатого сока). Ощущение, что более расслабленного человека в Петербурге в этот день не было.

Сопровождающий его Василий Горчаков (которого большинство людей знает как знаменитого переводчика видеофильмов) предупреждает сразу: никаких вопросов о сестре, а так — о чем угодно. Сестра Эрика — Джулия Робертс, и отношения у них непростые: он то публично заявлял, что она главная проблема в его жизни, то мирился с ней и навещал в роддоме с цветами.

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГ — ЭТО СКАЗКА МОЕЙ ЖИЗНИ»

- Какие воспоминания у вас остались от работы с Андреем Кончаловским на «Поезде-беглеце»?

- Я очень хорошо помню, как мы спорили о моей роли. Герой, если помните, крепкий парень из Нью-Йорка, боксер с замашками гангстера. И в сценарии был один момент: парень сидел в тюрьме за изнасилование. Я встретился с Андреем и сказа ему: «Это невозможно: я не смогу сделать так, чтобы зрители сопереживали человеку, который насиловал, да еще несовершеннолетнюю!» Сами подумайте — он и так не особо классный, у него никакого образования, а тут еще и это... Андрей мне ответил, что статья за изнасилование — штука центральная, символическая, и от нее нет никакой возможности отказаться. Тогда я ему сказал: «ОК, но в таком случае я должен изменить этого парня, дать публике понять, что он совершил преступление, не слишком отдавая себе отчет в том, что он творил. Может быть, тогда публика простит его». Все это было для меня очень сложно. И слава Богу, что Кончаловский доходчиво объяснил мне, как я могу это сыграть. Он прекрасно понимает, как придумать некий сгусток жизни и правдоподобно поместить его в кадр. У него безусловный дар.

У меня много воспоминаний об этой картине. Помню, как продюсер Менахем Голан нашел участок железной дороги на Аляске, длиной километров 25, и мы гоняли поезд туда-сюда на морозе и в жутких условиях. Очень хотелось прямым текстом высказать все, что я по этому поводу думаю, но рядом был Джон Войт, он и так все время орал — так что я решил, что мне лучше помалкивать… Или помню, как утверждали на роль Ребекку Де Морней. Она пришла вся цветущая, красивая, молодая, Андрей посмотрел на нее и сказал: «Иди отсюда. Ты вообще не подходишь. Мне нужна грубая девка». Она ушла вся в слезах, а часа через три появилась снова — замызганная и несчастная. Андрей посмотрел на нее и одобрил: «Так-то лучше. Может, я еще из тебя актрису сделаю!..»

- У вас огромное количество проектов, вы снимаетесь не менее, чем в 15-16 картинах за год. Очевидно, при таком количестве фильмов не может не страдать их качество. Вы как-то делите фильмы, в которых играете — вот этот, допустим, для души, а тут — ничего личного, просто бизнес?

- Когда я был молодым, следовал только за душевными порывами. Мне были интересны разные характеры, хотелось блеснуть новыми гранями актерского мастерства. Сейчас я выбираю роли по другим причинам. Признание я уже получил, мне его с лихвой хватит до конца жизни, теперь можно и об удовольствии подумать. Например, мне предлагают сниматься в каком-нибудь экзотическом городе, где я еще ни разу не был. Поди плохо! Конечно, с удовольствием туда поеду. Или для роли мне шьют 12 дизайнерских костюмов и обещают, что все я после съемок могу оставить себе. Сразу да! Я многим обязан моей жене, которая одновременно мой менеджер. 26 лет назад она взяла бразды правления моей карьерой в свои руки, и сейчас я могу наслаждаться тем, что мне дано. У нашей семьи успеха как грязи. Мы проживаем веселую жизнь, бесплатно ездим по миру. Вот сейчас я с вами общаюсь — и как же это прекрасно!

Эрик Робертс с супругой Элайзой.

Эрик Робертс с супругой Элайзой.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

- Вы ведь впервые оказались в Санкт-Петербурге?

- Да! (Всплескивает руками). Меня прямо распирает от восторга. Я видел много городов, где люди утверждали, что у них «все как в старой Европе», но только тут вижу ошеломительную европейскую красоту. Сейчас надо тщательно выбирать слова, потому что враги в Москве мне не нужны... (Смеется). В общем, с 1993 года я очень часто бываю в Москве. Ко мне там хорошо относятся — там все великолепно и с деньгами, и с людьми. Но если честно, в Москве... Ну, грязновато. А Санкт-Петербург - сказка. И мне есть с чем сравнивать: я много поездил по миру, видел и хорошое, и плохое. Но это - едва ли не лучшее. Теперь вот хочу привести сюда жену. Мы с ней почти всегда путешествуем вместе, но вот, например, Ближний Восток, как оказалось, для нее место не лучшее. И в Санкт-Петербург я не привез ее, потому что не был уверен, что ей здесь понравится. Теперь осознаю, как сильно я ошибся. Если вернусь сюда, то обязательно вместе со всей семьей.

«АМЕРИКАНСКИЙ ГЕРОЙ ДОЛЖЕН ПРОТИВОСТОЯТЬ ПЛОХОМУ ИНОСТРАНЦУ»

- Вы неоднократно играли в фильмах, где русские были классическими «плохими парнями». Этот стереотип в американских фильмах неизживаем?

Знаете, у многих национальностей в американском кино есть своя ниша. И плохими у нас бывали не только русские. Если речь о 30-х годах, это ирландцы. Если о послевоенном времени - итальянцы. Сейчас много отрицательных персонажей с Ближнего Востока. Всегда должен быть какой-то плохой иностранец, которому противостоит хороший американский герой. А какая у злодея национальность, зависит, конечно, от текущей политической ситуации. В случае с вами это циклично - «плохие русские» были во времена холодной войны, потом исчезли, а теперь вернулись.

- Ну, а в «русских хакеров», которые помогли Трампу выиграть выборы, вы верите?

- Вы как журналисты должны знать: при первом знакомстве нельзя задавать вопросы о политике, о религии и о семье! Вы еще меня не знаете, а хотите залезть в такие вещи!.. Шучу, конечно. Что касается хакеров, знаете, как говорят — «все, что возможно, может быть осуществлено». Если есть какое-то отверстие, туда что-то может просочиться! Если бы я был Дональд Трамп, и мне сказали: «Знаете, мы можем сделать вас президентом» - что бы я ответил? «Нет?» Я не знаю, хватило бы мне на это сил. А вам? А ему? Если бы меня спросили: «Эрик, хочешь получить «Оскар»? Ты же прекрасно понимаешь, что актеры все равно чаще всего их получают благодаря тщательно продуманной пиар-кампании. Можем тебе помочь!» - что бы я ответил? «Нет»? Ну, может быть, конечно, и отказался бы... (Улыбается). Но я только человек, и у меня до сих пор нет «Оскара»!

- Многие голливудские звезды после победы Трампа в отчаянии объявили, что хотят теперь эмигрировать из США. Дженнифер Лоуренс, например, в истерике. Как вы к этому относитесь?

- Самое великое, что есть в Америке — это ее основы. Ее основатели знали, из чего состоит человек, и как велика его жажда власти. И они покинули свою родину, Англию, и разорвали с ней отношения, сказав: «Эти люди приказывали нам, какими быть и что делать. Почему?» Сейчас это может повториться...

И почему-то Робертс добавляет:

И еще одно хочу сказать: у вас в России сейчас самый лучший лидер в мире. Путин — великий человек.

«МНЕ НАДО БЫЛО ИЗОБРАЗИТЬ СТРАДАЮЩЕГО ОТ НАРКОЗАВИСИМОСТИ» - В 2011 году вы приняли участие в реалити-шоу Celebrity Rehab, где звезды на глазах у изумленной публики излечивались от наркотической зависимости. У вас была зависимость от марихуаны. В России сейчас происходит нечто подобное с девушкой по имени Дана Борисова. Как вы оцениваете этот свой опыт?

Хочу сказать вам правду. Моя жена сказала, что сейчас этим уже можно делиться с прессой... Я начал курить марихуану, когда мне было 13 лет. А в юности уже начал употреблять кокаин. Это была тяжелая зависимость. Но в 1970-е кокаин в киноиндустрии употребляли практически все, от продюсеров до осветителей, прямо на съемочной площадке — сплошь и рядом! Это, конечно, вещь смертельная. Но для меня это в прошлом, и когда в 2011-м меня позвали в реалити-шоу, я удивился: зачем мне туда, если у меня все позади? Разве что я могу покурить травку пару раз в месяц (во многих штатах США марихуана фактически легализована, ее легко купить по рецепту врача, который кто угодно может получить без проблем. - Ред.) Но жена сказала: «Тебя знает взрослая аудитория. Почему ты не хочешь, чтобы тебя узнала еще и молодая? Иди и снимайся!» Потом со съемок звонят моей жене и говорят: «Ваш муж слишком хорошо себя ведет. Он очень вежливый, даже чересчур вежливый. И, похоже, он мухлюет - нам надо отправлять его домой!» Рядом со мной действительно были ребята с очень большими проблемами, а у меня главной проблемой был храп соседа по номеру: я чувствовал себя в санатории. Я спросил у жены: «Что же мне делать?» Она сказала: «Плачь!» Я же актер, начал думать, что может заставить меня расплакаться, и придумал. Когда я в очередной раз встретился с доктором перед камерой, представил, что он мне говорит не «Как дела?» а «Ваша жена прошлой ночью погибла в автокатастрофе, и тело найти не смогли». И зарыдал — а дальше все пошло как по маслу!

- Ваша дочь, Эмма Робертс, стала известной актрисой, она сыграла, например, одну из главных ролей в комедии «Мы — Миллеры», снималась с вашей сестрой в «Дне святого Валентина»… Вы ей как-то помогали?

Еще до того, как моя сестра Джулия перешла в старшие классы, у меня были три номинации на «Золотой глобус» и одна — на «Оскар». Я создал в кино это имя - «Робертс». Джулия и снялась впервые со мной, в ужасном фильме «Кроваво-красный», играла мою сестру, по сценарию произносила всего два слова. Но благодаря мне она смогла пойти дальше: всего через несколько лет и несколько фильмов ее позвали в «Красотку», и она стала одной из самых больших звезд в мире! Круто. И для Эммы все достаточно просто. Папа и Джулия ее благословили и сказали: «Ты молодец!» Какую еще помощь я ей мог оказать? Фамилия Робертс — вот моя помощь!

Актриса Эмма Робертс

Актриса Эмма Робертс

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Эрик Робертс родился в 1956 году в городе Билокси, штат Миссисипи. В детстве страдал от заикания, от которого избавился во многом благодаря увлечению театром. В кино прославился благодаря одной из первых же ролей - в фильме «Цыганский барон» (1978). Пик славы пришелся на первую половину 80-х — он снялся, в частности, в «Звезде-80» Боба Фосса и «Поезде-беглеце», за последний фильм получил номинацию на «Оскар». В дальнейшем каких-то огромных творческих удач у него не было, хотя сыграл он в чудовищном количестве фильмов — база данных IMDb насчитывает 475 названий. И сейчас Робертса приглашают известные режиссеры — например, в 2014-м он снялся в картине Пола Томаса Андерсона «Врожденный порок». Друг Робертса Микки Рурк однажды сказал, что от всего сердца желает ему однажды получить такую же роль, какую он получил в «Рестлере», чтобы возродить карьеру.