Общество14 октября 2017 9:25

У детей из неблагополучных семей два выхода: ад домашний или ад детдомовский

Спецкор «Комсомолки» стала свидетелем невероятно жестокого обращения с ребенком на улице
Корреспондент КП стала свидетелем самого настоящего домашнего насилия над ребенком

Корреспондент КП стала свидетелем самого настоящего домашнего насилия над ребенком

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Я сегодня стала свидетелем самого настоящего домашнего насилия над ребенком. Что делать в этой чудовищной ситуации, я просто не знаю. Судите сами.

Примерно в 18 часов вечера я вышла из дома в магазин. Смотрю, мимо меня проходит здоровенный мужик (высокий, плечистый, фигура как у боксера) и крепко держит сзади за шею мальчишку, подталкивая его вперед. Парень говорит ему «Отпусти», но тот держит и как-то глумливо отвечает мальчишке, мол, давай, попробуй вырваться. Я вначале подумала, что, может, мужик так шутит. Но вдруг на моих глазах он берет и бьет этого пацаненка боком об какую-то машину, при этом продолжая держать его за шею. Парнишка кричит громче, плачет, мужик ускоряет шаг. Народа на улице полно, но никто не реагирует. Мужик и парень сворачивают во двор. Иду за ними. На углу вижу молодую женщину - она остановилась и тоже не знает, как реагировать. Ору мужику вслед «Что вы делаете?! Отпустите ребёнка!». Он, не оборачиваясь, что-то кричит мне в ответ. Мы с женщиной бежим за ними. Мужик с мальчиком уже перед подъездом, «Открывай код!», - орет мужик мальчишке. И тут, по счастью, к подъезду подходят ещё мужчина с женщиной. Я мужчине говорю: «Помогите пожалуйста!». Тот вмешивается, и мужик отпускает ребёнка. Мальчишку всего трясет, рыдает. Обнимаю его, глажу по спине, чтоб успокоился. Уходим от этого дома. «Кто тебе этот мужчина?». «Никто!». «Ты его знаешь?». «Да. Он с мамой живет». «Он тебя бьет?». «Да». «Часто?» «Да». «За что?». «Не знаю». «Сильно бьет?». «Да». «Мама знает, что он бьет тебя?». «Да». «Что она делает, когда он тебя бьет?». «Ничего». «Не заступается?!» «Нет». «Почему он тебя тащил по улице?». «Не знаю. Я ходил на секцию, вчера его предупредил, что пойду. Вышел из метро, а он выскочил из-за кустов, схватил меня и сказал «сейчас ты узнаешь, как ходить на секции». Он меня изобьет, я домой сейчас не пойду».

Мальчишке 13 лет. Живет в соседнем от меня доме, учится в школе напротив. Пойти ему некуда, бабушка где-то там... не поняла, где. Ещё есть дядя с тетей, они живут с ними в одной квартире. И когда они дома, то всегда заступаются, если его бьют. Но сейчас их дома, скорее всего, нет.

Предлагаю мальчишке позвонить его маме. Он говорит, что мобильника он ее не знает, а домашнего телефона у них нет. У самого мальчика мобильника тоже нет. «Телефон и планшет у меня отобрали». Маме он вообще никогда не звонит. Да и мама сейчас дома, что звонить, но он туда не пойдёт, пока этот мужик по имени Женя там. Предлагаю отправиться домой вместе с ним и поговорить с его мамой. Парень наотрез отказывается, говорит «буду сидеть в соседнем дворе до ночи». Мама знает, что он там иногда сидит. Сказал, что мама этого Женю уже как-то выгоняла из дома, но он опять пришёл и живет с ними. Мальчик хорошо одет, беспризорником не выглядит, только очень щупленький и жутко запуганный. Спрашиваю, хочет ли он, чтобы я позвонила в полицию. «Не знаю», - говорит. Он вообще не знал, что ему делать дальше. Он хотел только одного: не быть избитым сожителем матери. А судя по тому, что тот вытворял с мальчишкой у всех на виду, дома парня ждала настоящая расправа.

Пока стоим на улице и разговариваем, к нам подходит ещё одна женщина. Спрашивает, что случилось? Рассказываем. Ее внук учится с Антоном (имя изменено) в одном классе. Весь класс в курсе того, что мальчика в семье избивают. Оказывается, в этой семье несколько детей. И их уже изымала опека, но потом детей вернули матери.

«Он идёт сюда!» - женщина, с которой мы вызволяли мальчишку, увидела этого самого мужика-садиста. Рядом с ним шла мать мальчика - довольно молодая, хорошо одета. Мужик приблизился ко мне и начал орать: «Сука, мразь, ребёнка отбила, по спинке его гладишь! Ты кто такая, чтоб ребёнка у меня забирать?!». Я думала, он меня просто убьёт, одного бы его удара хватило. Честное слово, мне ещё никогда в жизни не было так страшно. А как страшно рядом с этим ублюдком Антону - это даже представить невозможно. Мужик был просто в состоянии аффекта. Алкоголем от него не пахло, возможно, был под наркотой. Он размахивал руками, прыгал вокруг меня. Я попыталась как можно миролюбивее сказать ему, что он грубо обращался с мальчиком, что мальчик плакал и нельзя было не вмешаться. Он в ответ заорал: «А где следы побоев? Давай, сука, докажи! Побои зафиксировала? По спинке она его стоит гладит!».

Пока мужик орал на меня, рядом разворачивалась ещё более жуткая сцена. Мать, увидев мальчика, резко схватила его за руку и потащила к дому. У нее было очень красное лицо и она тоже была какая-то неадекватная. И тут мальчик закричал так, что на крик сбежалось человек 10. Мальчишка двумя руками схватился за дерево, и не хотел идти домой. Мать стала его открывать, он не отпускал рук. «Совсем сдурел?! А ну, пошли!» - заорала она и сильно ударила сына по голове. Люди закричали на нее. Мальчик просто бился от ужаса в истерике. Кричал: «Нет, нет, не пойду!». Какие-то две женщины отбили его от матери и завели в магазин (перед ним и развернулось все действо). Я в этот момент, к счастью, увидела на улице мужа своей знакомой (мужчину метра под два ростом и квадратного, как шкаф, он тоже шёл за продуктами). Встала рядом с ним и говорю «Помоги!». Он: «Полицию надо срочно вызывать!». В этот момент из магазина вывели мальчика. Одна из женщин (это оказалась мама ещё одного одноклассника, она тоже шла вечерком в магазин) крикнула маме мальчика: «Лена, сегодня Антон пусть переночует у нас! А завтра посмотрим!». И быстро увела мальчишку. Мама Антона кивнула. Видимо, мозги у нее постепенно стали вставать на место. Сожитель растворился в пространстве. Народ стал расходиться.

Итак: я знаю имя и фамилию мальчика, знаю его адрес, школу и класс, в котором он учится. Все, кто сегодня оказался свидетелями произошедшего, прекрасно понимали, что мальчика дома могут просто изувечить, если не убить. В таком состоянии, в каком находился сожитель матери, возможно все. Может, он психически ненормален, может, он наркоман, может, он просто садист (скорее всего, именно это) - в любом случае он представляет угрозу для жизни и здоровья ребенка. Матери до этого явно никакого дела. Что в таких случаях делают? Да, звонят в полицию или участковому. Полиция обязана позвонить в опеку. А опека обязана защитить ребёнка и изъять его из такой семьи, то есть отправить в детдом. Быть убитым - несомненно хуже, чем оказаться в детдоме. Но оказаться в детдоме для ребёнка хуже, чем жить даже в самой неблагополучной семье (даже в той, где жестоко бьют, или морят голодом). Это говорят все психологи и педагоги, которые работают с детдомовцами. Мальчик Антон не хочет в детдом. Именно поэтому я и не позвонила в полицию. И в опеку не позвонила. И даже домой к себе этого мальчишку не привела (хотя, честно говоря, уж собиралась). Потому что очень хорошо представляю, как ситуация развивалась бы дальше. В нашей стране нет системы сопровождения неблагополучных семей. Все трубят про необходимость ее создания, но ее нет! Никто не будет разбираться, почему эта горе-мамаша живет с садистом Женей, никто из органов соцзащиты не будет ее вразумлять, помогать ей, жёстко контролировать, никто не направит к ней психологов и врачей (в случае, если она больна алкоголизмом), никто не поможет поднять ей на ноги детей. Никого не интересуют нюансы и частности. Сама мамаша тоже не пойдёт за помощью ни в какие фонды, опекающие неблагополучные семьи, похоже, ее все устраивает. А у мальчика Антона на ближайшие 5 лет (пока ему не исполнится 18) две перспективы: ад семейный или ад детдомовский. Возможно, сегодня Антону повезло - избежал побоев. Но уже завтра сожитель матери может за это «везение» избить парня ещё сильнее. Как быть в такой ситуации? Очень страшно за мальчишку.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

ВОПРОС ДНЯ

Как все же остановить насилие в семье?

Юрий СТОЯНОВ, режиссер:

- Лучший способ - изучать семьи, в которых нет насилия. Их очень много. Счастливых и не обязательно состоятельных. Там очень любят детей. В итоге мы найдем советы, которых будет не так много. Думаю, секрет счастья кроется там.

Ольга ЛЕТКОВА, председатель «Ассоциации родительских комитетов и сообществ»:

- Если родители неадекватные, вернуться к нормальной жизни они не могут, тогда нужно забирать ребенка в детдом ради его спасения. Это крайняя мера, но, возможно, она необходима.

Виталий МИЛОНОВ, депутат Госдумы:

- Не надо отнимать детей и разрушать семью. Надо копаться в причинах. У нас много наркоманов и алкоголиков. Людей нужно лечить, а не разлучать.

Ирина ПОЛЕЖАЕВА, председатель Общественного совета опекунов (воспитала 6 своих и 28 приемных детей):

- Можно найти кандидатов, готовых взять ребенка к себе. На время оформления документов мальчика можно отправить в центр временного пребывания. Это очень длинная процедура.

Антон МАКАРСКИЙ, певец:

- Нужно достучаться до родителей, проводить с ними воспитательные работы. Отношения родителей и детей - это тонкая грань, куда заглядывать не всегда нужно. Необходимо просвещать, а не рубить сплеча.

Иосиф ПРИГОЖИН, продюсер:

- Уголовная ответственность для родителей. Если мама узнала, что на улице сын пробовал наркотики, - хочется треснуть. Но когда говорят о совсем маленьких детях… Все начинается с воспитания. Интеллигентные отец и мать не позволят себе уничтожить свое же чадо.

Виктор БЕРЕЖНОЙ, отец троих детей:

- Тут надо думать глубже. Нерадивые родители, если на них наехать, всю вину за это опять свалят на ребенка. И что с ним будет дальше - непонятно. Ответа нет.