Звезды

Невесёлая Матильда

Наш колумнист - о своем впечатлении от фильма, не стоившего слез Ларса Айдингера
Фрагмент афиши самого скандального российского фильма 2017 года.

Фрагмент афиши самого скандального российского фильма 2017 года.

Скоро на экраны выйдет нашумевшая мелодрама «Матильда». Но задолго до премьеры мы с коллегой Денисом Корсаковым посетили закрытый показ этой невероятной картины. Где-то минут через десять после начала мы заметались в креслах, зверски шепча друг другу: "Это что за…?!" И тотчас шикая друг на друга, потому что вдруг нас выгонят из вип-зоны (перед этим мы ухитрились пролезть в вип-зону). Потом мы затихли и впали в апатию. После показа пошли в ближайшее кафе и – о чудо! - нашли в меню коктейль «Веселая Матильда» из кальвадоса, содовой и абрикосового варенья. И немедленно выпили. Теперь о фильме.

Как показано в картине, наследник российского трона Николай Александрович Романов чертовски полюбил балерину Матильду Феликсовну Кшесинскую. Потому что во время представления у нее отстегнулась бретелька на костюме и показалась грудь размера «А».

Архивное фото Матильды Кшесинской.

Архивное фото Матильды Кшесинской.

Смотреть дальнейшее глаза болят. Великая балерина, совершившая переворот в мире русского балета, в фильме предстаёт рядовой сотрудницей эскорт-агентства под условным названием «Мариинский театр». Она прокладывает себе творческий путь исключительно локтями и библейским местом. Она смотрит с роковым прищуром, говорит банальности вроде "Вы меня не забудете никогда", препирается с соперницей Александрой Фёдоровной в довольно базарном стиле, лишенном правда искрометности одесского «Привоза».

Будущая государыня соответствует: «Что в вас есть такого, чего нет во мне?» – сообщает она танцовщице и получает: «…С вами он не будет счастлив».

Выслушав этот диалог, даже забываешь о том, что он никогда бы не мог состояться между особой королевской крови и актрисой.

Только хочется переодеть героинь в костюмы женщин попроще. Скажем, Нади и Раисы Захаровны из картины "Любовь и голуби". Низкий социальный статус, может, оживил бы этих мертвых царевен. Александра Федоровна проорала бы «Деревня!», а Матильда Феликсовна бы вцепилась ей в куафюру. Но тут они в исторических костюмах, в локонах и ювелирных изделиях, - положение обязывает быть скучными дурами, по логике создателей.

В голове вертится слово "китч", которое я впервые услышала в 1987 году, когда посмотрела премьеру фильма "Очи чёрные" Михалкова. Никита Сергеевич тогда тоже храбро замахнулся на глобальную аудиторию, соединив в кадре Марчелло Мастрояни и мотивы Чехова. Критики бухтели: "Это китч, издевательство над Чеховым! У заграницы сложится искаженный образ России!"

Матильда Кшесинская в исполнении актрисы Михалины Ольшанской.

Матильда Кшесинская в исполнении актрисы Михалины Ольшанской.

Потом Михалкова еще много-много раз обвинят в «искажении образа России», однако до «Матильды» ему в этом деле, как до Парижа пешком.

Тут досталось не только двум упомянутым дамам. Влюблённый до слабоумия – естественно, в Матильду - будущий царь, у которого глаза все время на мокром месте. Его папаша – тайный эротоман (государь Александр III), который объясняет сыну, что любить балерину интереснее, чем принцессу Гессен-Дармштадтскую. Циничная мамаша (императрица Мария Федоровна), которая убеждает сына жениться на принцессе, потому что стерпится-слюбится. Князь Андрей, кузен Николая: он также сохнет по Матильде (поскольку и он видел грудь на представлении с утерянной бретелькой).

К этой семейке Адамс присобачен некий посторонний псих поручик Воронцов. Он совсем поехал кукушкой от любви к Кшесинской, поэтому постоянно бегает и дерется на нервной почве. Я думаю, этот поручик введен для усиления страстей.

В целом похоже на водевиль, только несмешной и с плохим концом.

Не спасают дело даже сцены, снятые с великолепным мастерством. Катастрофа паровоза, фонтаны, интерьеры, каскадерские трюки с конями и горением.

Не спасает и блистательный актерский ансамбль, в котором Мария Федоровна – Ингеборга Дапкунайте, государь – Сергей Гармаш, Евгений Миронов – директор императорских театров. Психбольной поручик Воронцов – Данила Козловский. Да и сам Ларс Айдингер (будущий царь Николая Второй) – никакой не порноактер, а очень талантливый драматический. Он жил своей ролью два года и точит на экране совершенно достоверные слезы. И Михалина Ольшанска (Матильда) – симпатичная. Она, говорят, на родине, в Польше, издала очень популярную книгу.

Каждому по отдельности веришь, а всем вместе – нет.

На пресс-конференции после показа режиссер Алексей Учитель признался, что создавал картину не о Матильде Кшесинской, - ему был неинтересен сухой байопик.

Вот великая любовь императора – другое дело! Хотя о том, чья на самом деле эта любовь, Учитель ничего не рассказал.

А это интересно.

Изначально идея «Матильды» принадлежала продюсеру Владиславу Москалеву, который хотел снять фильм именно о Кшесинской. Заказал сценарий известному писателю Андрею Геласимову. Тонкий ценитель истории Геласимов копнул биографию Матильды Феликсовны, обнаружил там роман с будущим царём. Но приятный, веселый и никак не тянущий на пасьон морталь, которую мы наблюдаем у Учителя.

Что же вдохновило мэтра на страсти-мордасти?

Да тоже сценарий Геласимова. Дотошный писатель выяснил, что именно так – до слез и отчаяния – в Матильду Кшесинскую был влюблен великий князь Сергей Михайлович, двоюродный дядя Николая Александровича. Однако кто этот малоизвестный дядя? Ну его. Алексей Ефимович отказывается от сценария Геласимова, заказав другому прекрасному писателю – Александру Терехову – новый текст с влюбленным антропусом-царём посередине.

И выросло, что выросло. Составной господин «если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича…» оказался еще меньше похож на Николая Александровича, чем «Высоцкий, спасибо, что живой» на живого Высоцкого. И эта фальшь завалила всю конструкцию.

Я чуть не забыла сказать: мои впечатления о фильме совсем не связаны с претензиями депутата Поклонской и ее царебожеской паствы. Однако нам всем стоит помнить про одну вещь.

В истории – не только русской – есть герои, которых мы привыкли воспринимать, так сказать, «в базовой комплектации», и нарушать ее опасно. У Сократа – Ксантиппа и цикута. У Ленина – бородка, Надежда Константиновна, мавзолей. У государя Николая II – Александра Федоровна, которую он очень любил и на которой хотел жениться. Еще пятеро детей и Ипатьевский дом.

Есть трагические судьбы, слишком большие для того, чтобы запихивать их в жанр мелодрамы. Им просто маловат этот жанр. Им больше по размеру, например, философская притча. Вспомните фильм Карена Шахназарова «Цареубийца». Пациент психиатрической клиники воображает себя цареубийцей Юровским, а его лечащий врач себя – царем Николаем II. И вместе они пытаются найти ответ на вопрос, как живые люди смогли хладнокровно расстрелять живых людей. Главная загадка судьбы последнего царя в этом, а вовсе не в том, с кем он там спал до женитьбы. «Цареубийцу» никто не упрекал ни в «китче», ни в «искажении». Даже наоборот.

А «Матильда» не стоит слезинок Ларса Айдингера, я думаю.

МНЕНИЕ "ПРОТИВ"

Балерина из преисподней

Денис КОРСАКОВ

Помню, когда вышел самый первый трейлер этого фильма - невозможно пафосный, с обещаниями чего-то ошеломительного, то ли «главного фильма года», то ли «великого кино о великой любви», его венчал титр с надписью: «МатиДьда». Да, с двумя «д». Две буквы, «л» и д», ведь стоят рядом на клавиатуре (подробности)

МНЕНИЕ "ЗА"

«Матильды» чистый дух тебя зовет!

Стас ТЫРКИН

Героиня фильма Алексея Учителя - как всякая балерина, девушка хрупкая, но дерзкая и очень сильная. Выносливая, как ломовая лошадь. Сбив ноги в кровь, она в нужный момент все равно исполнит свои 32 фуэте.

Картина Учителя похожа на свою героиню. Субтильная, не предназначенная для таких испытаний «Матильда» перенесла невероятное количество нападок, до недавнего времени не слыханных, - еще до своего рождения на публике. И это явно еще не финал (подробности)