Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Звезды27 октября 2017 10:10

Римский кинофестиваль: быстрее, выше, «сильнее»!

Кристиан Бейл и Джейк Джилленхал солируют в фильмах, о которых мы еще услышим в «оскаровскую» кампанию
Кристиан Бэйл в фильме "Враждующие".

Кристиан Бэйл в фильме "Враждующие".

В Риме не гонятся за премьерами, да после вала осенних фестивалей первого эшелона это и невозможно. Программу здесь составляют с прицелом на местного зрителя, подтянувшегося в последние годы в огромные залы римского Аудиториума, где проходит фест.

В программе традиционно много фильмов, о которых мы явно услышим на предстоящих «Оскарах»: в прошлом году фестиваль открывался не чем-нибудь, а победившим у «Ла-ла лэнда» «Лунным светом». Нынешний фильм открытия тоже явно будет звучать, хотя победу у академиков ему прогнозировать сложно.

«Враждующие» (Hostiles) - неовестерн, от которого ожидаешь гораздо больших сюрпризов, чем в результате тебе отвешивает режиссер. Постановщик «Черной мессы» Скотт Купер смело начинает фильм со сцены, живописующей невыносимую жестокость «плохих» индейцев-команчей: они убивают троих детей (в том числе грудного) красавицы Розали (Розамунда Пайк из «Исчезнувшей» Финчера) и скальпируют ее мужа. Но радость от того, что политкорректность, наконец, отступила и вернулись дикие времена Джона Форда, не стеснявшегося изображать коренных американцев злобными дикарями, рассеивается в тот момент, когда (сразу) режиссер принимается демонстрировать, что американцы из понаехавших ничем дикарям в жестокости не уступали. За плавный переход от жестокосердия к покаянию с последующей полной перековкой отвечает гораздый на все Кристиан Бейл (номинации на «Оскара» ему точно не избежать). Его герой, офицер кавалерии, получает задание от самого президента доставить умирающего вождя краснокожих на его родину, в Монтану, чтобы тот мог испустить дух на родимых просторах. Путешествие в обнимку с «другим» в закаты Большого каньона производит на прирожденного убийцу столь сильное впечатление, что он выходит из него другим человеком. Безжалостно прибив к финалу еще нескольких краснокожих, о которых режиссер по факту печется не более Джона Форда, он позаботится лишь о том, чтобы бледнолицая Розамунда не осталась совсем одна, сделав ее приемной матерью для оставшегося сиротой маленького индейца. В общем, ревизии жанра не получилось. Большой зевок.

В картине "Сильнее" Джейк Джилленхал сыграл, вероятно, свою лучшую роль.

В картине "Сильнее" Джейк Джилленхал сыграл, вероятно, свою лучшую роль.

Никак не может не «всплыть» на предстоящих «Оскарах» и картина «Сильнее» Дэвида Гордона Грина - у нее в наличии все необходимые характеристики номинанта. Он основан на реальных драматических событиях - драме людей, переживших взрыв на бостонском марафоне 2013 года. В центре - реальный герой по имени Джефф Бауман, попавший в эпицентр взрыва и оставшийся без обеих ног, но сумевший выкарабкаться из депрессии, завести семью и ребенка, вероятно, посадить дерево и точно - написать мемуары, еще одну «повесть о настоящем человеке». В фильме наблюдается, как минимум, одна достойная «Оскара» роль: перевоплотившись в оболтуса Баумана, ставшего «настоящим человеком» только после постигшей его трагедии, Джейк Джилленхал сыграл, вероятно, свою лучшую роль, в чем ему очень помогли отменные компьютерные спецы, убедительно лишившие его обеих конечностей. Кроме главной мужской, в картине есть и две хорошие женские роли второго плана: канадка Татьяна Маслани играет уже было бросившую Джеффа девушку, принявшую на себя всю тяжесть его физического и психологического восстановления, а англичанка Миранда Ричардсон украшает фильм в образе пьющей матери главного героя, чью жизнь тоже преобразила трагедия - кто бы мог подумать, что у ее никчемного Джефа захочет взять интервью сама Опра (но Джефф не даст)? В целом не преодолевающая стереотипы достойного «оскаровского» фильма, снабженная очевидным пафосом (пережитый страшный опыт терроризма сделал «сильнее» не только простака Джеффа, но и всю американскую нацию) «Сильнее» - все же лучшая на сегодня работа Грина: склонный к досужему хипстерству режиссер здесь вгрызся зубами в кровоточащий кусок мяса, но обошелся с ним с редкой деликатностью, без обычного у других поваров пережаривания - насколько это возможно в подобном «пропагандистском» кино.