Политика

Каждый украинец платит налог на войну с Донбассом. Часть 4

Семейная пара корреспондентов «КП» навестила украинских родственников и друзей, а заодно узнала, куда евромайдан всех нас - по обе стороны границы - завел и есть ли оттуда выход
Авторы (2):
Николай ГОЛОБОРОДЬКО
Алиса ГОЛОБОРОДЬКО
Центры украинских городов начинают напоминать некрополь. На фото - площадь возле администрации Днепра (бывший Днепропетровск). Установлены стелы в память о погибших военных в Донбассе. Напоминает Киев, где возле площади Независимости появилась улица «небесной сотни». Фото авторов

Центры украинских городов начинают напоминать некрополь. На фото - площадь возле администрации Днепра (бывший Днепропетровск). Установлены стелы в память о погибших военных в Донбассе. Напоминает Киев, где возле площади Независимости появилась улица «небесной сотни». Фото авторов

В прошлых выпусках (Часть 1, Часть 2 и Часть 3) мы узнали, насколько сложно сейчас россиянину перейти границу с Украиной, почему в Киеве строительный бум и был ли «золотой батон» Януковича и правда золотым.

Эту часть материала нам было сложнее всего писать. Жуть, в которую угодила наша любимая Украина, друзья и родня, непросто передать языком. Даже русским. Казалось, каждая нацарапанная в текстовом редакторе буква дышала страхом, а последствия от всей публикации до сих пор непредсказуемы. Не будет ли потом проблем у родственников, не потеряют ли наши знакомые работу?

Главное место в книжных магазинах Днепра занимают вот такие пособия. Полное разлюбливание и расчеловечивание России. Фото авторов

Главное место в книжных магазинах Днепра занимают вот такие пособия. Полное разлюбливание и расчеловечивание России. Фото авторов

НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ

- Вот ваши билеты - поезд Киев - Мариуполь, - киевский друг Володя скидывает нам на почту электронные квитки. - Но только вы там осторожнее, это поезд «атошников».

- Кого? - не сразу поняли мы.

- Ну кто в Донбасс, в зону антитеррористической операции - АТО - едет. Мариуполь - самый близкий город к зоне боевых действий. А вот вам книга в дорогу, - протягивает Володя увесистые двухтомнички. Кроваво-красными буквами на обложке заглавие - «Ничья земля».

- Это украинский писатель Ян Валетов еще в 2007 году выпустил, типа утопия, Западная Конфедерация и некая Российская империя разрывают Украину на части…

Поезд Киев - Мариуполь. В одном составе ехали жители Донецка и эти молодые солдаты. На одной из станций венные выгрузили ящики с боеприпасами - и отправились на базу, к линии фронта. Фото авторов

Поезд Киев - Мариуполь. В одном составе ехали жители Донецка и эти молодые солдаты. На одной из станций венные выгрузили ящики с боеприпасами - и отправились на базу, к линии фронта. Фото авторов

- Дальше не продолжай, - перебиваем мы Володю.

Наши места - верхние полки в самом первом купе задрипанного плацкартного вагона.

- Ну и хорошо, - прокомментировал Володя. - Полежите наверху, почитаете, меньше внимания к себе будете привлекать. А то по выражению на ваших лицах как-то сразу понятно, что вы представители нашего братского народа.

Каких только надписей не насмотришься на заборах Украины. Фото авторов

Каких только надписей не насмотришься на заборах Украины. Фото авторов

ПОЕЗД НА ФРОНТ

Наши соседи - мужчина и женщина лет пятидесяти - были жителями мирными. Донецкими. Ехали до Волновахи. И уже оттуда на перекладных, через блокпосты - на неподконтрольные Киеву территории.

Вели они сепаратистские разговоры. Полушепотом, но так, чтобы мы на верхних полках могли их слышать. А военные, которые сидели в соседнем купе, - не могли.

- Цены с донецкими уже сравнялись, у нас килограмм хорошей свинины - 320 рублей. А в Киеве - 160 гривен. Это ж то же самое! - тихонько говорила женщина.

- Боже, это тот самый цирк, в который я в детстве ходила! - воскликнула Алиса. - Но что это с ним стало? Фото авторов

- Боже, это тот самый цирк, в который я в детстве ходила! - воскликнула Алиса. - Но что это с ним стало? Фото авторов

- А я по бизнесу не только в Киев езжу, но и в Россию, - прикрывая рот рукой, отвечал мужчина. - Там дороги - с нашим не сравнить. Между деревнями асфальт уже проложили!

- Раньше на Украине в деревнях коров разводили, а сейчас их всех на мясо пустили, а коровники дровами забиты. Людям зиму бы пережить, - напяженно шептала женщина.

Набережное Днiпра - так теперь называется Колин родной Днепропетровск. Фото авторов

Набережное Днiпра - так теперь называется Колин родной Днепропетровск. Фото авторов

- Твари конченые! - крайне непатриотично, но предусмотрительно негромко заявил мужчина. - Донецких пенсий лишают. А всех в стране обложили налогом на войну. Полтора процента от зарплаты на военных высчитывают. Скоты!

На ближайшей остановке пассажиры дружно вывалились из душных вагонов покурить в темную украинскую ночь. Гражданские вперемешку с военными.

Молодые солдатики на этой станции совсем выгружались. Они были с автоматами, касками и в бронежилетах. С собой тащили здоровенные ящики. С патронами, что ли? К ним подбежал школьник и попросил сделать селфи.

Европейская мода на сердечки и названия городов в местах для фотографирования дошла и до сюда. Такие есть и в Киеве, и в Москве. Фото авторов

Европейская мода на сердечки и названия городов в местах для фотографирования дошла и до сюда. Такие есть и в Киеве, и в Москве. Фото авторов

- Вы только военных не фотографируйте, - позвонил Володя из Киева. Он все никак не мог успокоиться, что посадил нас в поезд с «боевым братством». - А то могут за шпионаж посчитать. Проводник-то видел ваши российские паспорта.

Но проводник нас не выдал. А наших донецких соседей тоже никто не сдал. И не было нам понятно, как все происходящее может быть в одном месте. И в то же время в каких-то параллельных мирах.

Прогулки по набережной Днепропетровска. Фото авторов

Прогулки по набережной Днепропетровска. Фото авторов

ДЕТСКОЕ ПРОШЛОЕ

(Рассказывает Николай.)

В детстве, когда мы семьей отправлялись навестить нашу украинскую родню, мы всегда сначала прилетали в Днепропетровск (местные всегда называли его Днепром). Но я мало что помню из того советского детства.

- Зато я помню этот цирк! - закричала жена Алиса, когда мы вышли к набережной Днепра (реки, а не города). Она тоже здесь бывала в далеких 80-х. Даже на представления с родителями ходила.

Цирк - советское, классическое, страшное железобетонное здание, со всех сторон обмазанное граффити.

Знаменитый Шар желаний. Здесь люди не только загадывают, но и нацарапывают свои мечты. Фото авторов

Знаменитый Шар желаний. Здесь люди не только загадывают, но и нацарапывают свои мечты. Фото авторов

- Ничего не изменилось, ну только надписей не было. - Алиса попросила меня сфоткать ее на фоне детских воспоминаний.

В следующем номере: как Днепропетровск противится декоммунизации.

Этот инструмент установили на набережной в честь Независимости Украины. Пианино древнее и чем-то похоже на местный цирк. Звук у него ужасный! Фото авторов

Этот инструмент установили на набережной в честь Независимости Украины. Пианино древнее и чем-то похоже на местный цирк. Звук у него ужасный! Фото авторов

Несмотря на осень, туристов зазывают поплавать на пароходике по Днепру. Фото авторов

Несмотря на осень, туристов зазывают поплавать на пароходике по Днепру. Фото авторов

В центре Днепропетровска - надгробные плиты с фотографиями погибших в Донбассе украинских десантников. Бросается в глаза символика батальона Азов, сформированного из украинских националистов. А надписи - на иврите... Фото авторов

В центре Днепропетровска - надгробные плиты с фотографиями погибших в Донбассе украинских десантников. Бросается в глаза символика батальона Азов, сформированного из украинских националистов. А надписи - на иврите... Фото авторов