2018-02-22T12:26:14+03:00

Ведущий канала «Звезда» Павел Веденяпин: Журналистом меня сделала «Комсомольская правда»

3 февраля наш коллега отмечает 60-летие
"С некоторыми из героев программы "Код доступа" мне посчастливилось, а с некоторыми довелось общаться", - шутит юбиляр"С некоторыми из героев программы "Код доступа" мне посчастливилось, а с некоторыми довелось общаться", - шутит юбилярФото: телеканал «Звезда»
Изменить размер текста:

Много лет Павел Веденяпин связан с телевидением: работал на ОРТ (теперь это Первый канал), а сейчас - вице-президент медиахолдинга «Красная звезда», ведет на «Звезде» программу «Код доступа». Но ведь бывших «комсомольцев» не бывает...

- Павел Михайлович, как будете праздновать?

- Как положено - весело и задорно. Я все время повторяю: для мужчины главное - не год выпуска, а пробег. А пробег еще маленький - впереди еще много чего будет, поэтому на юбилеи я особо не обращаю внимания.

- В медиахолдинге «Красная звезда» вы, с одной стороны, возглавляете направление печатных СМИ, а с другой - ведете телепрограмму. Какова, по-вашему, судьба газет и телеканалов — убьет ли нас всех Интернет?

- Думаю, и газеты, и телевидение хоронить рано. Всегда будут люди, которым нравится разворачивать печатные листы и что-то читать. Может, лет через двадцать сформируется новое поколение, которое газеты не будут интересовать... И телевизоры в домах тоже останутся еще очень-очень надолго. Помните же фильм «Москва слезам не верит», где оператор уверял, что умрет все: театр, радио, газеты, а телевидение останется? Никто не умер, к счастью. Появляется что-то новое, а старое остается. Это прекрасно.

- У вас солидная руководящая должность, а вы продолжаете работать в кадре. Чем вам так дорого телевидение?

- Я пришел на телевидение после работы в «Комсомольской правде». В течение семи лет я работал на Первом канале - вел ток-шоу, делал документальные фильмы. А потом у меня был долгий перерыв - 17 лет, я не имел никакого отношения к телевидению. Но на канале «Звезда» посчитали, что я могу тряхнуть стариной. Вот и «трясу», собственно. Я не просто в кадре ведущий. Мне интересно рассматривать личности, которые общеизвестны, но на самом деле у них есть масса моментов в жизни, которые остались за кадром. Иногда забытые люди у нас предстают героями, а раскрученные герои - негодяями. Так как по образованию я все-таки историк, это копание в истории. Это не «желтизна», а довольно объективный анализ поступков людей и их жизней. С некоторыми из наших героев мне посчастливилось, а с некоторыми довелось общаться. Так что здесь еще и личностный момент присутствует.

- В «КП» вы проработали семь лет, придя в газету с началом перестройки - возглавляли международный отдел, были собкором в Канаде. Какой тогда была «Комсомолка» и что для вас значит тот период?

- Скажу так: журналистом меня сделала «Комсомольская правда». То, что было в восьмидесятых годах в «КП» - это золотое время газеты. Оно было смелое, иногда бесшабашное, но очень честное. Тиражи были громадные… Мы с международным отделом делали четверть газеты — целую третью полосу. И начинали говорить о международной жизни совершенно по-иному, чем говорили «Правда», «Известия» или «Советская Россия». «Комсомолка» для меня - журналистская альма-матер. Я работал с такими людьми! Достаточно назвать Василия Михайловича Пескова, Инну Павловну Руденко, Ярослава Кирилловича Голованова. Это были люди, у которых не только можно было учиться, но и просто с ними общаться. Выходцы из «Комсомолки» сегодня везде: на телевидении, возглавляют газеты, работают в правительстве. Потрясающая была компания! Это были времена, о которых я вспоминаю с огромным удовольствием. Считаю работу в «Комсомолке» одним из самых успешных периодов в моей жизни.

- Вы ведь не просто историк-востоковед, а еще и переводчик с японского. Как сейчас у вас с этим языком — читаете ли тамошних поэтов в подлиннике?

- Японскую поэзию читал достаточно давно — по необходимости, когда учился в университете. Но японский у меня в рабочем состоянии - когда я оказываюсь в Японии, я свободно общаюсь.

- Вы ведь и родились недалеко от Японии — в городке Оха на Сахалине.

- Правда, я там прожил три месяца — потом меня увезли в Москву. Но тем не менее мое рождение на Дальнем Востоке и дальнейшее изучение Японии — это судьба.

- Работа работой. А как отдыхать любите?

- Дайвинг! Я PADI-дайв-мастер, профессионально этим занимаюсь (PADI - международная ассоциация инструкторов по дайвингу. - Ред.).

- Наверное, в канун таких серьезных дат, как 60-летие, волей-неволей оборачиваешься назад. Какое событие вы бы назвали самым важным в жизни?

- Рождение моих детей.

- Жалеете ли вы о чем-то, чего так и не сделали, хотя была возможность?

- Невозможно сделать все, что хотел. Хочется-то все время! Французский язык недоучил, например — так, как хотел его выучить.

«Звезда»

«Код доступа»

По четвергам, 20.45.

Понравился материал?

Подпишитесь на нашу тематическую рассылку Сериалы, чтобы не пропускать интересные материалы

 
Читайте также