2018-02-20T09:00:02+03:00

Практики российского бизнеса пригодятся «Уралхиму» в Африке

Борьба за активы «Тольяттиазота» демонстрирует, что правила конкурентной борьбы 90-х годов все еще в ходу в нашей стране
Влад ЮЗОВ
Поделиться:
Комментарии: comments2
..
Изменить размер текста:

Совладелец компаний «Уралхим» и «Уралкалий» Дмитрий Мазепин на днях пообещал представителям двух африканских стран - Зимбабве и Замбии, что его компании выступят на рынке этих стран в роли трейдеров, чтобы фермеры могли покупать удобрения по более выгодным ценам, без посредников. Бизнесмен также заявил, что готов участвовать в проектах по добыче минерального сырья в этом регионе. Обрадуются ли африканские партнеры приходу такого инвестора в их страны, сказать сложно. Ведь в России, государстве, в котором сосредоточены основные активы Мазепина, его бизнес в непростом положении. К тому же сомнений добавляет практика ведения дел Мазепина, которые нередко напоминают обычаи 90-х годов, когда главным достоинством коммерсанта считалась способность любой ценой получить контроль над активом, а затем, в сжатые сроки монетизировав, сбыть его с рук. Долгая война с одним из крупнейших в мире производителей аммиака - «Тольяттиазотом» (ТоАЗ), которую представители «Уралхима» ведут, как можно заметить, зачастую за гранью фола, может быть неплохим подтверждением того, что некоторым предпринимателям даже в России близки африканские нравы.

Акционер повышенной опасности

Конфликт между собственниками ТоАЗа и Мазепиным (владелец около 10% акций) ведет свое начало с 2008 года, однако с 2012 года он перешел в острую фазу. Мажоритарии предприятия попали под жесткий прессинг сразу с нескольких сторон, который напоминал лучшие традиции рейдерской тактики: от основных владельцев по большому счету требовали отказаться от имущества, избавившись от него по бросовой цене. Владельцы ТоАЗа сопротивлялись, впечатляя всех своим упорством, но в результате действий юристов «Уралхима» стали фигурантами уголовного дела о мошенничестве и предпочли покинуть страну. Напомним, по версии следствия, в 2008 - 2011 годах «Тольяттиазот» продавал свою продукцию (аммиак и карбамид) за рубеж по искусственно заниженным ценам, которые не соответствовали их рыночному уровню. Представители опасного миноритария также имели претензии к якобы имевшему место нарушению их прав миноритарных акционеров. Силовики добились решения о заочном аресте акционеров ТоАЗа, которые тем не менее продолжили борьбу из-за границы и в этом статусе.

В 2014 году было возбуждено еще одно уголовное дело о злоупотреблении полномочиями. Руководителей ТоАЗа теперь обвинили в том, что они незаконно вывели из завода ликвидные активы - метаноловое производство, чем нанесли ущерб в 1,5 млрд. долларов, а государство в результате недополучило налогов на сумму 5 млрд. рублей.

Еще одним эпизодом, который напомнил всем подзабытые истории из рейдерской практики 90-х, стало «повторное годовое собрание акционеров» в конце 2015 года, которое организовал миноритарный акционер ТоАЗа Евгений Седыкин. Как сообщал «Коммерсант. Волга» (10.02.2016), он направил «ложный пакет документов якобы о состоявшемся годовом общем собрании акционеров компании в Федеральную налоговую службу», причем согласно этим материалам председателем совета директоров ТоАЗа на неопределенный срок был избран сам Седыкин, а генеральным директором некий Сергей Челышев. «Тольяттиазот» успешно оспорил все проведенные процедуры в судах, и в июле 2017 года, как сообщал «Коммерсант. Волга» (28.07.2017), Седыкин был осужден на четыре года условно за попытку рейдерского захвата химического предприятия.

При этом борьба шла не только в России, но и за рубежом, только там дела велись по законам, а не по понятиям.

Украинский след в тольяттинском деле

Однако ради справедливости нужно сказать, что подобные правила ведения бизнеса приняты не только в России. Давить на ТоАЗ пытались и на территории Украины. Например, были попытки блокировать поставки продукции за рубеж через аммиакопровод Тольятти - Одесса и затруднить доступ к Одесскому припортовому заводу (ОПЗ), который является важной составляющей экспортной логистической схемы ТоАЗа. Так, в середине декабря 2011 года у «Тольяттиазота» внезапно появились проблемы с поставками аммиака в Одессу, в это же время аммиак других производителей прокачивался в полном объеме. Позднее стоимость перекачки была увеличена более чем в три раза, кроме того, из-за разногласий между Россией и Украиной данный трубопровод еще дважды (в 2015 и 2016 годах) останавливал свою работу.

«Известия» (07.10.2014) писали о том, что к получению контроля над ОПЗ мог проявлять интерес Мазепин, что вполне соответствует методике вышеописанных захватов. «Установление контроля над ОПЗ стало бы серьезным козырем в борьбе за полный контроль над «Тольяттиазотом», которую структуры российского олигарха ведут уже почти десять лет», - констатировало издание «Новый взгляд» (01.02.2016).

Среди потенциальных конкурентов Мазепина «Известия» назвали украинских олигархов Игоря Коломойского и Дмитрия Фирташа, отметив, что «Коломойский и Мазепин в данной сделке могут выступить в тандеме, который будет выгоден обоим». Фирташу принадлежит предприятие «Стирол» в Горловке - крупнейший украинский производитель карбамида, который с 2010 года входит состав группы Ostchem. «Для Коломойского важно контролировать ОПЗ, он и ранее пытался его купить. В борьбе с Фирташем он может заручиться деньгами Мазепина, которые восполнят значительную часть бюджета Украины, и украинские власти вряд ли откажутся от такого инвестора», - сообщали «Известия».

Важно отметить, что, даже несмотря на сложные политические взаимоотношения Украины и РФ, Мазепину удалось получить аккредитацию министерства экологии Украины на применение российской продукции на территории страны.

Среди возможных лоббистов Мазепина на Украине неожиданно был упомянут и бывший губернатор Одесской области Михаил Саакашвили, что вызвало жуткий скандал. Напомним, в 2015 году в открытых источниках появился видеоролик, на котором запечатлена встреча людей, похожих на Мазепина и Саакашвили, который впоследствии был признан фальшивкой. Тем не менее разгорелся публичный конфликт между первым заместителем директора ОПЗ Николаем Щуриковым и Михаилом Саакашвили. Последний обвинял руководство завода в участии в коррупционных схемах, однако официальных претензий в адрес предприятия и его руководства выдвинуто не было.

Стоит ли искать исламистов на режимном предприятии

После нескольких лет кажущегося затишья конфликт из-за ТоАЗа в январе 2018-го вновь оказался в центре внимания СМИ, уже по новой причине. В прессе появилась информация, что по подозрению в незаконном обороте огнестрельного оружия был задержан бывший руководитель службы безопасности «Атолл» Бориса Березовского Сергей Соколов, который, по мнению некоторых источников, сейчас может играть на стороне спецслужб РФ. Напомним, как пишет РБК (18.01.2018), «в декабре 2016 года полиция и ФСБ обнаружили во время обыска на территории «Тольяттиазота» гранатомет РПГ-18 «Муха» и патроны разного калибра, а также экстремистскую литературу «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории России). Сергей Соколов, приглашенный в качестве эксперта в марте 2017 года на программу Первого канала «Человек и закон», в ответ на вопрос телеведущей «Можно ли говорить, что владельцы ТоАЗа имеют отношение к запрещенной на территории России организации ИГИЛ?» ответил: «Да, конечно». По одному делу с Соколовым проходит Олег Антошин, экс-руководитель службы безопасности ТоАЗа. По данным РБК, Соколова и Антошина проверяют как возможных организаторов закладки оружия и нелегальной литературы ИГИЛ в помещениях, принадлежащих ТоАЗу, а весь скандал можно назвать очередной попыткой дискредитации акционеров ТоАЗа, причем таким сюрреалистическим способом.

Отметим еще одну связь этой группы с украинскими кругами - в последние несколько лет Соколов был связан с известной СМИ и некоторым бизнесменам компанией ФИЦ «Аналитика и безопасность», гендиректором которой Infox.ru (22.01.2018) называет Руслана Мильченко. «Не исключено, что Соколов, Мильченко и Антошин занимались также инсценировкой терактов - этой версией занимается ФСБ, причем - невероятно - с подачи коллег из Службы безопасности Украины, - пишет Infox.ru. - СБУ задержала любовницу Соколова в августе 2017 года и обвинила ее в том, что она предлагала трем участникам событий на юго-востоке Украины выехать на некие строительные работы в Москву за хорошее вознаграждение. СБУ полагает, что на этих людей, бывших военнослужащих украинской армии, планировалось повесить ответственность за запланированные «диверсии и теракты в Москве и не только в Москве».

Возникает вопрос: зачем потребовалось обострять ситуацию вокруг ТоАЗа таким странным образом именно сейчас? Возможно, причина в том, что у предприятий группы «Уралхима» есть существенные долги. Как писали «Ведомости» (07.11.2017), «превращение «Уралкалия» в частную компанию затянулось из-за большого долга. Компания отказалась от листинга на Лондонской бирже в декабре 2015 года», причем с 2013 года у «Уралхима» есть кредит от «ВТБ Капитал» в размере 4,5 млрд. долларов (около 245 млрд. рублей по тогдашнему курсу), взятый на покупку пакета в «Уралкалии» под залог приобретаемых акций предприятия, сообщают «Ведомости». Трудности родного предприятия нередко заставляют бизнесменов внимательно осмотреться по сторонам с целью понять, чем бы можно подкрепить свои силы. И если легкой жертвы не предвидится, приходится отправляться на дальнюю охоту (например, в Африку) или пытаться дотерзать потрепанную, но не сдающуюся добычу в Тольятти.

 
Читайте также