2018-02-28T00:54:45+03:00

Судьба зодчего

Порой судьба человека и судьба его творений соревнуются друг с другом в фееричности и событийности. В истории архитектуры такие «состязания» - довольно регулярны
В историческом романе Ирины Измайловой «Собор. Роман с архитектурой» рассказывается о том, как офицер наполеоновской армии стал знаменитым российским архитекторомВ историческом романе Ирины Измайловой «Собор. Роман с архитектурой» рассказывается о том, как офицер наполеоновской армии стал знаменитым российским архитектором
Изменить размер текста:

«СОБОР. РОМАН С АРХИТЕКТУРОЙ»

«Вече», 2017.

Как офицер наполеоновской армии стал знаменитым российским архитектором, обретя в России свою вторую Родину? В историческом романе Ирины Измайловой «Собор. Роман с архитектурой» рассказывается о том, как родившийся в одном из предместий Парижа, Огюст Рикар, ставший отважным воином (награжденным орденом Почетного легиона – за проявленное мужество в сражении при Арно), был в одном из боев серьезно ранен. Вряд ли бы он выжил, если не помощь местной девушки. Молодость Рикара была наполнена самыми разными приключениями, сражениями в ходе наполеоновских войн, но спустя годы он все же исполнил свою мечту – стал не просто одним из многих архитекторов, а возвел храм, тот самый Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге, в котором он хотел быть похороненным.

Огюст Рикар вошел в российскую историю как Огюст Монферран – и называли его здесь на русский манер - Август Августович Монферран. С чего же началась его российская судьба? Монферран преподнес русскому царю, чьи войска вошли в Париж, в апреле 1814 года, «Альбом разных архитектурных проектов, посвященных Его Величеству Императору Всероссийскому Александру I». Но этот подарок чуть не стоил архитектору жизни – когда Наполеон вернулся в Париж с острова Эльба, и начались те самые наполеоновские Сто дней, то Монферрана заключили в тюрьму по обвинению в измене и он мог лишиться жизни…

Оказавшись в России и став придворным архитектором императора, Монферран создал величественную Александровскую колонну в честь победы российских войск над французами, затем ему было доверено руководить поднятием из земли на прочный фундамент Царь-Колокола в Москве.

Но главным делом его жизни стал Исаакиевский собор. «В жизни моей, в работе моей я знал много сомнений. Я знал усталость, злобу и трусость. И зависть я знал, хоть и хотел всю жизнь не замечать этого. Но что бы ни творилось со мною, я работал, и ныне понимаю, что в главном, в работе был прав! И сотни моих ошибок искупаются одной этой правотою. А ведь еще недавно я думал, я спрашивал себя: «А то ли я, чем себя назвал? А умею ли я строить, значит, умею ли я жить?» Я сомневался. И учился. И вот вчера увидел: умею. Не оттого даже, что выстроил собор, хотя это лучшее из всего мною созданного. А оттого, что осознал, чего мне стоило не бросить ношу мою, иногда такую мучительную и жестокую... Надо стараться не оставлять на земле ничего незаконченного. Даже если мучают сомнения, надо иметь смелость самому провести последнюю черту и положить последний камень. И самому оценить сделанное. Человека называют венцом творения, но венец творения не только человек, но и все им созданное, и мы потому так мало живем на земле, что, создавая, должны всегда помнить: можно не успеть, и, помня это, не позволять себе лени и отдыха…»

В романе, исторические события в котором описаны на основании реальных архивных документов, прославляется настоящая любовь и искренняя вера.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также