Звезды

Выбраться из тюрьмы режиссеру Александрову помог Чарли Чаплин

Отрывки из личных писем автора «Веселых ребят»
Чарли Чаплин (в центре) часто приглашал Александрова и Орлову на берег Женевского озера в швейцарский Веве, где поселился, уехав из Америки. Фото: Из книги

Чарли Чаплин (в центре) часто приглашал Александрова и Орлову на берег Женевского озера в швейцарский Веве, где поселился, уехав из Америки. Фото: Из книги

На днях вышло переиздание книги легендарного советского режиссера Григория Александрова «Я помню ее такой... Моя жена - Любовь Орлова». О любви Александрова и Орловой написано немало, даже снят сериал, поэтому особый интерес представляют воспоминания режиссера о Чарли Чаплине, с которым он дружил. С разрешения издательства «Алгоритм» публикуем фрагменты из книги.

«Жду Чарли на блины»

В начале 30-х годов режиссеры Эйзенштейн, Александров и кинооператор Тиссэ приехали в Голливуд для освоения опыта звукового кино.

Г. Александров - П. Аташевой (приятельнице. Пера Аташева, киножурналистка, одна из возлюбленных Эйзенштейна. Ее Александров именует «Перл» - «от перлов готической архитектуры». - От сост.), 6.VI.30 г.

«С большими приключениями удалось мне попасть в Америку. Сидел на «Острове слез». (Сидел в буквальном смысле, в расположенной на этом острове тюрьме Синг-Синг, обвиняемый в пропаганде коммунизма, с которой якобы явился в США. Сидел, правда, недолго и был выпущен под залог в четыре тысячи долларов, внесенный Чарли Чаплином. Чаплин, еще лично не зная Александрова, помог ему из уважения, он говорил: «Учиться киноискусству надо там, где сделан «Броненосец «Потемкин». - От сост.)

Книга «Я помню ее такой... Моя жена - Любовь Орлова»

Книга «Я помню ее такой... Моя жена - Любовь Орлова»

Г. Александров - Л. Никулину (советский писатель. - От сост.), 30.VI.30 г.

«Разрешите приветствовать Вас с вершин голливудских высот...Чаплин сидит у нас вечера, рассказывает и показывает уморительные истории и сцены. В домашней обстановке Чаплин веселее, чем на экране. Все наше время уходит пока что на визиты, приемы, знакомства, банкеты. Которые, кстати, американцы устраивают с пышностью, несравнимой с европейской...»

Г. Александров - П. Аташевой, Голливуд, 11 июля 1930 г.

«Перл! Замечательный друг мой! Чувствовать себя первым в деревне у себя - хорошо. Но! Чувствовать себя ничтожеством среди нью-йоркских небоскребов, щенком среди мастеров, красавцем среди красавцев*, режиссером «Парамаунта», это не только хорошо, это интересно и замечательно. *Красавцем меня называют в прессе, а красавиц в Голливуде действительно много!..

Чарли (Чаплин. - Ред.) говорит, что он цыган, но ведь цыган - это два еврея. Чаплин замечательный, и когда мы с ним мочились у забора, он рассказал, что стал стар и пердит много и что приходится громко кашлять. Чтобы не слышали окружающие...»

Г. Александров - Э. Шуб, Голливуд, 9 июля 1930 г.

«...Три дня мы провели с Чаплином на его яхте в Тихом океане и видели его во всех видах, в каких только можно видеть человека. Теперь наши встречи с Чарли учащаются, дружба крепнет. Завтра он, его подруга и его друзья приходят к нам на блины. Так как блины умею делать только я, то мне это и предстоит. Кроме того, будем жарить шашлык в каминах и хозяйничать дома, отпустив прислугу».

«Как там ваша вшивая Америка?»

Г. Александров - П. Пономаренко (член ЦК КПСС), декабрь 1953 г.

«Описание встречи с Чарли Чаплином. В понедельник, 7 декабря 1953 года, в Лондоне состоялась встреча с Чарли Чаплином, которого я не видел с 1932 года, со времени поездки в Голливуд. Чаплин сам проявил интерес к встрече и приехал из Парижа на один день, чтобы повидаться со мной.

Чаплин спросил меня, видел ли я его последнюю картину «Огни рампы»... Я сказал, что в Лондоне был организован специальный просмотр этой картины для делегации. (Первая крупная после приоткрытия железного занавеса делегация деятелей советской культуры, возглавляемая Александровым, была в Англии в ноябре - декабре 1953 г. - От сост.)

- А видели вы сцену с безработным и безруким нищим? - спросил меня Чаплин.

- Нет, в том экземпляре, который видели мы, этой сцены не было, - ответил я.

- Мерзавцы! - сказал Чаплин. - Они вырезают сцены, которых боятся. Я так и знал, что вам покажут испорченную картину.

- Я знаю Америку, - сказал Чаплин, - и мне-то уж поверят, что я буду показывать правду.

Он заявил, что читает марксистские книги и хотел бы проконсультироваться со мной по этим вопросам.

Александров писал: «В домашней обстановке Чаплин веселее, чем на экране».

Александров писал: «В домашней обстановке Чаплин веселее, чем на экране».

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Я предложил провести месяц отдыха в нашей стране.

- Я всегда мечтал посмотреть Кавказ и Черное море, - сказал Чаплин. - Это для меня загадочные и интересные края. Только с семьей и детьми, - добавил он. - А кто меня будет приглашать?

- Кто хотите, - ответил я.

- Я запуганный человек, - сказал Чаплин. - Про меня говорят, что у меня мания преследования. Но как бы вы себя вели, если бы получали письма от всяких американских гангстеров, пытающихся запугать меня? Я действительно получаю письма с угрозами, с предупреждениями, чтобы я не ездил в Советский Союз, не принимал советской помощи. Я боюсь за семью. Ведь вы знаете волчьи нравы капитализма...

- А если я приглашу вас? - спросил я. - Приезжайте в гости ко мне и моей жене.

- А денег у вас хватит? - смеясь, спросил Чаплин.

- Деньги найдутся, - ответил я.

(Деньги, может, и нашлись. Но кто бы в 54-м году позволил Александрову и его жене «лично» привезти Чаплина и его огромное семейство во Внуково? Зато Чаплин чуть ли не ежегодно приглашал Александрова и его жену в швейцарское Веве, где поселился, удрав из Америки. - От сост.)

...Жена Чаплина производит симпатичное впечатление. Чаплин сказал о ней, что она помогла ему разорвать с США. Отношение их обоих к Америке резко отрицательное. Чаплин говорил, что он ненавидит эту полицейскую страну, что он счастлив, что избавился от нее, что, когда он встречает американца, он всегда спрашивает его: «Как ваша вшивая Америка?» Он радуется, когда американцы корчатся от такого вопроса».

Тайна дружбы с Гарбо

Г. Гарбо - Г. Александрову

To my love Grigory. Hollywood 1930.

(Признание написано губной помадой.)

От составителя: тут комментарии намного, конечно, превысят объем не нуждающегося в переводе документа. Ибо фото Г. Гарбо в профиль с такой написанной губной помадой подписью звезды украшало, по утверждению александровской родни, внуковское поместье. Каждый раз, говорили они, когда знаменитая шведка являлась на голливудскую виллу советских киношников, Эйзенштейн (режиссер) и Тиссэ (оператор), чувствуя себя лишними, скромно удалялись. С другой стороны, А. Монтегю, решительно не склонный к какой-то фантазии, утверждает, что Г. Гарбо заявилась к «советским» только однажды...

Но могла ли Л. Орлова, тоже, кстати, любившая сниматься в профиль, терпеть такое, да еще помадой, признание Г. Гарбо мужу? Но, во-первых, оно было сделано за три года до ее судьбоносной встречи с Александровым. А во-вторых, может, наоборот, льстило ее женскому и актерскому самолюбию. Внук Александрова вспоминал, что, когда пытался вызвать деда на откровенность по поводу «губной помады» Г. Гарбо, тот, помолчав, сказал лишь два слова: «Мы дружили». Григорий Васильевич был не особенно открытым человеком, особенно если это касалось женщин. Внук отмечал: «По телевизору дед смотрел только программу «Время», да и то, по-моему, из-за прогноза погоды. Мне часто казалось, что, сидя перед телевизором, он на самом деле где-то далеко, то ли в Мексиканских прериях, то ли на Монпарнасе, а может, в компании Г. Гарбо».

О фильме «Веселые ребята»

Г. Александров - Л. Утесову (на бланке мексиканского Imperial Hotel), Москва, 30 ноября 1932 г.

«Леониду Осиповичу - Косте тож и его высокопородной кобылице Машке бурнопламенный кинокомический ПРИВЕТ! Жеребячье стадо кине-мать-твою-графии выражает уверенность, что отныне дурной каннибальский обычай загонять коня в сосиски и колбасу будет прочно заменен использованием в плане малых форм на базе сплошной коллективизации эстрады и кино и ликвидации скопческо-тоскливого искусства как класса. Да здравствует светлая троица немого, мычащего и ржущего кинематографа: Костя, Машка и Гриша. Да здравствует сукин сын великого Гарибальди - Арнольди. По поручению Всесоюзного кино-эстрадно-циркового объединения «СОЮЗКИНО» и его треста «Росфильм» (сокращенно именуемых: первое «Союз-брак», а второе «Рос-фига»)».

Г. Александров - И. Дунаевскому

«Есть Анюта по имени Любовь!» (Восторг телеграммы вызван находкой Л. Орловой - актрисы и женщины. - От сост.)

Г. Александров - С. Эйзенштейну, Гагры, «Гагрипш», 29 октября 1933 г. (Написано во время съемок на Кавказе натурной части «Веселых ребят». «Гагрипш» - гостиница в Гаграх, в которой в 28-м году жили на отдыхе Эйзенштейн и Александров. - Ред.)

«Дорогой Учитель! Картинка наша движется не спеша (из-за погоды) к завершению... Губит меня пока что погода, и похожа наша жизнь сейчас на Тетлапайяк (скотоводческое поместье под Мехико. - Ред.), но надо сказать, что она все же симпатичнее благодаря некоторым обстоятельствам («некоторые обстоятельства» - это окончательно покорившая в Гаграх Г. Александрова Л. Орлова. - От сост.), о которых поется в нашей фильмовой песне: «А есть любовь и того еще лучше».

Г. Александров - Л. Утесову, Потылиха, 54, Москинокомбинат, 14 июля 1934 г. Л. О. Утесову, Харьков, «Астория».

«Дорогой Аракел (Ледя)! Очень рад услышать, что ты все же интересуешься нашей картиной... В целом, когда разворачивается твоя роль, ты получился ПРОСТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНО. Твои опасения о твоем зажиме совершенно напрасны. (Опасения Л. Утесова насчет зажима остались и после просмотра фильма. «Мадам съела всю пленку», - не очень, в общем, справедливо жаловался он до конца жизни на разросшуюся якобы в фильме роль Л. Орловой. - От сост.) Ты занимаешь ведущее и непоколебимое место в картине от ее начала до конца. Ругать нас с тобой все равно будут. Но я предпочитаю такую ругань, чем похвалу, по многим причинам. И такой ругани я желал бы своим друзьям...»

«Пою, чтобы забор починить...»

1927 год. Съемки фильма «Октябрь» - это одна из совместных работ С. Эйзенштейна и Г. Александрова. Фото: Из книги

1927 год. Съемки фильма «Октябрь» - это одна из совместных работ С. Эйзенштейна и Г. Александрова. Фото: Из книги

Л. Орлова - Г. Александрову

«А тут еще скрипач Ойстрах - он ехал в одном купе (встреча произошла во время концертных поездок актрисы по Закавказью. - Ред.) - начал ухаживать, да так неумело, по-мужицки, что Лева (Л. Миронов - аккомпаниатор Л. Орловой. - Ред.), бедный, не знал, куда деваться от стыда за него. В общем, от греха подальше (не собственного, конечно, а чтобы не слишком уж нагрубить ему), я вышла и попросила проводницу перевести нас с Левой в другое купе. Та, мне кажется, все поняла и сделала то, о чем я ее просила. Утром, встретившись в коридоре - ему надо было сходить первым, в Нальчике - мы не обмолвились ни словом...»

И. Бабель - Г. Александрову (фрагмент письма), 1936 г.

«Если Вы хотите знать, что делает Ваша жена в Одессе, могу сообщить во всех подробностях. У «Лондонской» толпа, а на деревьях напротив ее окон сидят мальчишки и обо всем докладывают вниз: «вошла... взяла полотенце... переодевается...» (Письмо написано по поводу гастролей Л. Орловой в Одессе после триумфального успеха «Цирка». Когда толпы поклонников едва давали ей возможность добраться из гостиницы до концертного зала и вернуться обратно. - Ред.)

Г. Александров - Л. Орловой

«Люблю, как человек, тоскую, как собака». (Такую телеграмму Александров, к удивлению почтовых служащих, послал отсутствующей на гастролях Л. Орловой. - От сост.)

Г. Александров - Л. Орловой

«Скучать начал, как только вернулся домой». (Телеграмма послана после проводов супруги в очередное концертное турне. А ведь гастролерше уже за 60! «Все пою, пою, - смешно окая, вздыхала она, - а что делать: и забор во Внуково надо починить, и уголь купить». - От сост.)