2018-05-10T11:48:25+03:00

«Фотографу кричали: «Не стреляй в дитё!» - думали, он в меня целится…»: пять пронзительных историй детей с известных военных снимков

Спустя годы эти сделанные в разное время карточки стали фотохроникой Великой Отечественной
Поделиться:
Комментарии: comments7
Эти фотографии навсегда отпечатаются у вас в памяти.Эти фотографии навсегда отпечатаются у вас в памяти.
Изменить размер текста:

Эти фотографии видели многие. От них сжимается сердце. Война страшна сама по себе. Но когда речь идет об исковерканных детских судьбах, испытываешь уже не страх, а ужас. И ненависть к тем, кто это допустил.

ШЕСТИЛЕТНЯЯ ВЕРА ПОПАЛА НА ДВА ЗНАМЕНИТЫХ СНИМКА

Фотография шестилетней девочки - узницы концлагеря Озаричи в Гомельской области, где погибло почти 20 тысяч человек, - была сделана в марте 1944 года, а потом облетела весь мир. «Комсомолка» разыскала героиню снимка в 2015-м в Бобруйске. Вере Курьян тогда было уже 76.

В концлагерь она попала вместе с мамой, братом и сестрой. Выжили чудом. Территория была ограждена проволокой, по которой пускали ток, людей не кормили и не давали мыться, спали они на улице, многие просто замерзли заживо. В лагере царила полная антисанитария и свирепствовала эпидемия тифа. Накануне освобождения немцы стали сгонять узников, бить их прикладами автоматов (патронов у них уже не оставалось) и бросать в ров. Живые и мертвые лежали вперемешку, земля шевелилась над ними… В том рву погибла и маленькая Оля, сестренка Веры.

Тот самый снимок, который облетел весь мир. Шестилетняя Вера Курьян из деревни Подвидки - узница концлагеря в Озаричах, 1944 год. Фото: Информационное агентство «БЕЛТА».

Тот самый снимок, который облетел весь мир. Шестилетняя Вера Курьян из деревни Подвидки - узница концлагеря в Озаричах, 1944 год. Фото: Информационное агентство «БЕЛТА».

- Когда нас пришли освобождать, мы подумали, что это не наши, а опять немцы, - вспоминала Вера Сергеевна. – Людей стали в грузовики сажать, чтобы вывезти, а тетка Ходосья меня никак найти не может. Бегает по лагерю, зовет и тут видит: стою я, а напротив какой-то мужчина в меня целится. Тетка бросилась: «Не стреляй, ирод проклятый, не видишь, что ли, что это совсем дитё!» А он ей отвечает: «Я военный корреспондент и не стреляю в нее, а фотографирую». Кстати, на голове у меня не платок, а рубашка намотана - ее тетка сняла с кого-то, чтобы я не мерзла. Хоть и нельзя так делать, но все равно снимали с мертвых одежду и обувь. Им все равно уже, а нам хоть какая-то возможность согреться...

Взгляд и улыбка Веры Сергеевны за эти годы совсем не изменились. Фото: Ксения САВЧЕНКОВА

Взгляд и улыбка Веры Сергеевны за эти годы совсем не изменились.Фото: Ксения САВЧЕНКОВА

Женщина уверяет, что запечатлена еще на одном известном фото – там, где маленькая девочка склонилась над лежащей мамой. Сам момент, когда был сделан снимок, не помнит. Но себя сразу узнала. Подписан он, правда, что малышку зовут Таня, а ее мама мертва. Но это не так. Мама Веры в концлагере действительно тяжело болела, но выжила. После войны родила еще двоих сыновей.

Вера Сергеевна уверена, что на этом фото тоже она. Ребенок рядом с убитой матерью. Концлагерь для гражданского населения «Озаричи». Беларусь, Гомельская область. Март 1944. Фото: Евгений ПОДШИВАЛОВ.

Вера Сергеевна уверена, что на этом фото тоже она. Ребенок рядом с убитой матерью. Концлагерь для гражданского населения «Озаричи». Беларусь, Гомельская область. Март 1944. Фото: Евгений ПОДШИВАЛОВ.

Став взрослой, Вера работала на кирпичном заводе, потом была санитаркой в больнице. Вышла замуж, родила двоих деток. Несколько раз ездила в Озаричи, где похоронена ее младшая сестра Оля.

НЕМЦЫ ЗАМИНИРОВАЛИ РЕБЕНКА ДЛЯ ПРИМАНКИ

Райцентру Эльхотово (Северная Осетия) крепко досталось в 42-м. Трижды переходил из рук в руки. А после авианалетов и ударов артиллерии превратился в руины. Проходя мимо разрушенного дома, бойцы 84-й отдельной морской стрелковой бригады услышали детский плач. Зашли во двор и застыли от увиденного. На земле лежала мертвая женщина, а к столу была привязана двухлетняя девочка, завернутая в одеяла. Солдаты бросились к малышке, но вовремя заметили тянущийся от нее провод. Перед отходом немцы заминировали ребенка. Бомбу обезвредили, а кроху передали в медсанроту: у нее было осколочное ранение. Бойцы даже козу где-то раздобыли, что на свежем молоке девочка скорее пошла на поправку. Оформили свидетельство о рождении. Назвали девочку необычным именем - Эльхота, чтобы она всегда помнила место, где ее спасли. Фамилию дали Морская, а отчество - Анатольевна, в честь замполита бригады Анатолия Данилова.

Малышка со своим спасителем. 1942 год. Эльхотово, Северная Осетия.

Малышка со своим спасителем. 1942 год. Эльхотово, Северная Осетия.

«Дочь полка» попала в эвакуацию в Грузию, сменила три детдома. Из-за неразберихи с документами девочке снова дали чужое имя: Русудан Васильевна Кузаева, в честь опекавшего ее милиционера Василия Кузаева. Русудан выросла, вышла замуж, родила дочь Риту и работала на тбилисской швейной фабрике, когда ее, наконец, разыскала родная мама. 13 января 1971 года, почти через 30 лет после разлуки, они встретились. Тогда-то и стало известно настоящее имя потеряшки - Хадизат Джиоева. Ее мама умерла в 1977-м, позже похоронила мужа. В пожилом возрасте Хадизат исполнила заветную мечту - очередную годовщину Победы встретила в родном райцентре.

В пожилом возрасте Хадизат исполнила заветную мечту – очередную годовщину Победы встретила в родном райцентре Эльхотово в Северной Осетии.

В пожилом возрасте Хадизат исполнила заветную мечту – очередную годовщину Победы встретила в родном райцентре Эльхотово в Северной Осетии.

МАЛЫШКУ НАШЛИ В ОБЕЗЛЮДЕВШЕМ РАЗРУШЕННОМ СЕЛЕ

Похожая история и у девочки с другого военного фото, только ее нашли в селе Извеково на Смоленщине. Из 53 домов там уцелели всего несколько изб да маленькая церквушка. Многих жителей немцы убили или угнали в рабство, кто-то укрылся в лесах. В этом опустевшем селе старший сержант Валентин Моисеев из 308-го артиллерийского полка нашел чудом уцелевшую девчушку. Двухлетняя малышка лежала под столом, и боец поначалу принял ее за куклу. Когда разглядел, укутал ребенка, вынес во двор и стал кормить из солдатского котелка. Этот трогательный момент и запечатлел фронтовой фотокорреспондент «Известий» Виктор Кинеловский. Артиллеристы назвали малышку в честь спасителя Валей и передали в Смоленский эвакуационный пункт.

Всех угнали фашисты». Старший сержант Моисеев — командир отдельной артиллерийской разведки 2-го дивизиона 4-й батареи 308-го полка кормит двухлетнюю девочку Валю, найденную им в одной из пустых изб деревни Извеково. Смоленская область, Вяземский район, ма

Всех угнали фашисты». Старший сержант Моисеев — командир отдельной артиллерийской разведки 2-го дивизиона 4-й батареи 308-го полка кормит двухлетнюю девочку Валю, найденную им в одной из пустых изб деревни Извеково. Смоленская область, Вяземский район, ма

В 1961-м Виктор Кинеловский, просматривая свой фотоархив, решил узнать судьбу сержанта и девочки Вали. Снимок опубликовали в газете. Сержант Моисеев откликнулся в тот же день. Жил он в Калуге. Рассказал, что прошел всю войну, имеет множество наград. Работал слесарем-наладчиком на турбинном заводе. Женился, родился сын Саша. Пытался самостоятельно искать свою «крестницу» Валюшу, но тщетно...

Валю разыскивали целых пять лет. Даже МВД подключилось. Ведь с Западного фронта эвакуировали около двух тысяч девочек по имени Валя, потерявших родителей. Но все же нашли ту самую. Девочку тогда отправили в Пермь. Воспитывалась в детдоме, где ей дали фамилию Жукова и отчество Георгиевна в честь маршала Советского Союза. Окончила художественное камнерезное училище, работала мастером на известном Пермском заводе «Русские самоцветы». В 1965-м переехала в Донецк. У нее двое детей.

В августе 1966 года сержант и девочка впервые встретились. В Калуге. «Дочка приехала!» - смахивал слезы радости Валентин. В 1978-м его не стало. Что сейчас с Валей, нам неизвестно.

В ОДИН ДЕНЬ НАШЛА МУЖА И ПОТЕРЯЛА ДОЧЬ

Это фото сделал в Подмосковье в 1941-м Иван Нарциссов, военкор и фотограф из Липецка, один из авторов пятитомника «Великая Отечественная война в фотографиях и документах». В кадре - Татьяна Онищенко и ее маленькая умирающая дочка, раненая во время фашистской бомбежки. Историю того дня раскопала журналистка Софья Милютинская.

Летом 1941 года Татьяна узнала, что ее муж пропал без вести. Но женщина верила вопреки всему: любимый жив. И дождалась счастливой весточки. Муж писал из госпиталя: мол, был ранен, но, слава богу, выжил. Какое это было счастье! Увы, оно оказалось коротким. Через несколько часов налетела фашистская авиация. Маленькая дочка Татьяны, испугавшись грохота, убежала. Мать нашла ее уже после бомбежки. Девочка была смертельно ранена и умерла на руках у Татьяны. Этот страшный момент, от которого сжимается сердце, и запечатлел фотокорреспондент.

Фото: Иван НАРЦИССОВ.

Фото: Иван НАРЦИССОВ.

СЫН ПОЛКА ОТОМСТИЛ ФАШИСТАМ ЗА МАТЬ, ОТЧИМА И БРАТА

Во время Великой Отечественной войны в рядах Красной армии служило более 3500 фронтовиков младше 16 лет. Их называли «сыновьями полка». Это официальная цифра, но, говорят, таких ребят было намного больше.

Сын полка Володя Тарновский ставит автограф на колонне Рейхстага. Май 1945.

Сын полка Володя Тарновский ставит автограф на колонне Рейхстага. Май 1945.

На этих снимках - разведчик Володя Тарновский. Он попал в действующую армию в 1943 году, когда советские войска освободили его родной Славянск на Донбассе. 13-летний мальчик мечтал отомстить за расстрелянную мать, погибшего отчима и младшего брата, которого увезли немцы. Первую награду парнишка получил за форсирование Днепра и спасение офицера. А медаль «За отвагу» - за взятие «языка». Когда мальчик конвоировал двухметрового здоровяка - пленного унтер-офицера - солдаты не могли сдержать улыбок. А потом был Берлин и знаменитый автограф на рейхстаге, запечатленный на фото. Он написал: «Северский Донец — Берлин». И расписался - за себя, командира полка и однополчанина, который поддерживал его снизу: «Артиллеристы Дорошенко, Тарновский и Сумцов».

Сын полка Володя Тарновский с боевыми товарищами в Берлине. Май 1945.

Сын полка Володя Тарновский с боевыми товарищами в Берлине. Май 1945.

После войны Владимир Тарновский закончил школу с золотой медалью, поступил в Одесский институт инженеров морского флота. По распределению попал в Ригу, работал на местном судоремонтном заводе, даже был директором. На пенсии занялся общественной работой, был заместителем председателя Латвийской ассоциации борцов антигитлеровской коалиции. Много лет Тарновский искал брата, угнанного в Германию, но так и не нашел. Владимир Владимирович скончался в феврале 2013 года.

Владимир Владимирович свой последний День Победы в 2013-м отметил в Риге.

Владимир Владимирович свой последний День Победы в 2013-м отметил в Риге.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комбат с легендарного военного снимка - мой отец!

«Комсомолка» нашла сына героя, которого сфотографировал за минуту до гибели известный фронтовой корреспондент Макс Альперин. Это было во время боя 12 июля 1942 года (подробности)

Русский мальчик, выживший в фашистском детдоме, стал героем фильма

Война разбросала семью Мажаровых по Европе, но дети и взрослые спаслись и нашли друг друга. История - невероятная (подробности)

КСТАТИ

ЕЩЕ ОДНО ЗНАМЕНИТОЕ ФОТО ВРЕМЕН ВОЙНЫ

Снимок «Мальчик, стоящий на ящике у станка» ежегодно публикуется во многих печатных изданиях с подписью «фото ТАСС». На самом деле 12-летнего фрезеровщика Пермского моторостроительного завода Валю Кусакина снимал заводской фотограф Матвей Кузнецов. Ему же принадлежит не менее знаменитая фотография «Банка варенья», на которой директор завода Анатолий Солдатов вручает юным передовикам премию - банки с ленд-лизовским компотом. Почему же речь шла о варенье? Потому что подросткам военного времени тот жиденький компот показался слаще всего на свете (подробности)

Фото: из архива музея ОАО "Пермские моторы".

Фото: из архива музея ОАО "Пермские моторы".

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также