2018-07-08T14:07:37+03:00

Борис Шпигель, глава компании «БИОТЭК»: «Дешевые и качественные лекарства должны оставаться доступными для россиян»

Почему из аптек исчезают дешевые препараты, как на нас отразится введение маркировки лекарств, и какие разработки нового поколения скоро появятся в аптеках, рассказал «КП» основатель одного из крупнейших отечественных фармацевтических холдингов
Борис Шпигель, основатель группы компаний «БИОТЭК». Автор фото: ТАСС/Станислав Красильников.Борис Шпигель, основатель группы компаний «БИОТЭК». Автор фото: ТАСС/Станислав Красильников.
Изменить размер текста:

ЦЕНЫ НА ЛЕКАРСТВА: РЕГУЛИРОВАТЬ НЕЛЬЗЯ ОТПУСТИТЬ

- Борис Исаакович, давайте начнем с одной из самых больных тем, о которой уже не первый год пишет «КП». Это проблема сокращения производства и продаж в аптеках наиболее дешевых и доступных лекарств, препаратов стоимостью до 50 рублей. Ваша компания, которой в этом году исполняется 27 лет, один из основных участников лекарственного обеспечения россиян (см. далее «Справка «КП». - Ред.), и при этом почти 90% ассортимента выпускаемых вами лекарств как раз из дешевой ценовой категории. Что происходит сейчас? Нам действительно будет все сложнее находить в аптеках препараты по доступным ценам?

- Это проблема многогранная. Одна ее сторона - доступность препаратов в аптеках для населения, прежде всего для наших бабушек и дедушек, которым многие лекарства требуются постоянно. Другая сторона, еще более глобальная, это доступность препаратов в рамках государственных закупок, по результатам которых обеспечиваются бесплатными лекарствами пациенты больниц и льготные категории граждан. Так что вымывание дешевых лекарств с российского рынка действительно бьет по всем.

Почему так происходит? Первая причина - фармзаводы снимают их с производства, потому что оно становится нерентабельным в нашей стране. То есть в существующих условиях попросту не окупаются затраты на выпуск таких препаратов. И дело здесь в нерациональном подходе к госрегулированию цен на лекарственные средства. Сейчас производители обязаны регистрировать (а по сути — замораживать) цены на лекарства из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Логично, что в этом перечне должны быть лекарства от онкологии, диабета, туберкулеза, ВИЧ, действительно важные для спасения жизни человека. Но почему сегодня в списке жизненно важных валерьянка, аллохол (желчегонное средство. - Ред.) и аскорбинка?! Помимо абсурда это оборачивается тем, что производитель, указав изначально при регистрации цен, скажем, валидол за 4 рубля, оказывается связан по рукам и ногам, и может поставлять препараты только по этой цене. А субстанции, из которых делают наши лекарства, закупаются за рубежом, дорожают с каждым днем, и себестоимость повышается (на дорогостоящих препаратах подорожание сырья так сильно не отражается, поскольку в их стоимость изначально закладывается более стабильная прибыль. - Ред.). Поэтому мы призываем Минздрав и правительство: исключите дешевые лекарства из системы госрегулирования, чтобы производители могли сами регулировать цену с учетом роста себестоимости. В этом сегменте прибыль в любом случае минимальна, речь идет об элементарной рентабельности.

- Но если отпустить цены, то дешевые лекарства сразу станут дороже и выйдут за пределы 50 рублей, разве не так?

- Конечно, нет. Если стоимость поднимается выше 50 руб., препарат подпадает под госрегулирование. Поэтому производители не будут задирать цены. Мы предлагаем именно такой разумный и гибкий подход.

ВЫГОДА ДЛЯ АПТЕК И УБЫТКИ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ

- А что с аптеками?

- Там сейчас построена система, которая тоже способствует вымыванию дешевых лекарств из продаж. Есть постановление правительства, которое регулирует оптовые и розничные торговые надбавки. Наценки, которые может сделать аптека, установлены в процентах от цены препарата. Вот и представьте: 12% за 5-рублевый отечественный анальгин (имеется в виду цена производителя или поставщика, к которой делается наценка. - Ред.) или 12% за 40-рублевый импортный парацетамол — что скорее возьмет и будет вам продавать аптечная сеть?

Один из цехов завода Марбиофарм после модернизации. Автор фото: ТАСС/Станислав Красильников.

Один из цехов завода Марбиофарм после модернизации. Автор фото: ТАСС/Станислав Красильников.

- Лекарства подороже, конечно. Что же можно сделать в интересах пациентов, не слишком ущемляя и аптекарей?

- Еще когда готовилось пресловутое постановление правительства о наценках, мы убеждали: аптеке все равно, что обрабатывать - принимать, класть на полку и т. д., что лекарство за 10 рублей, что за 5 тысяч. Так вы установите одинаковые торговые надбавки - не на цену препарата, а за одну пачку! Тогда аптека не будет стремиться всяческими путями избежать появления дешевых лекарств на своих прилавках.

- Точно. Ведь пациенты к тому же покупают дешевые лекарства охотнее — получается, при надбавках за каждую пачку аптекам стало бы выгодно развивать именно продажи доступных препаратов, увеличивать их оборот. Хочется надеяться, что органы власти обратят внимание на эти весомые аргументы.

К ЧЕМУ ПРИВЕДЕТ МАРКИРОВКА

- Еще одна болевая точка, проблема, которая может сильно навредить и рынку лекарств в России, и, главное, ударить по простым людям - введение обязательной маркировки всех без исключения лекарств, которое предусматривается законом с 2020 года, - продолжает Борис Шпигель.

- Что же здесь плохого? Разработчики гордятся: благодаря маркировке любой покупатель, взяв пачку лекарства в аптеке, приложит к ней свой смартфон или другой гаджет и сразу же убедится: настоящее ли это лекарство, качественное, или поддельное.

- Для начала вспомните про наших бабушек, дедушек, пожилых родителей, то есть основных потребителей лекарств - многие ли из них сегодня в России имеют смартфоны, планшеты и активно пользуются ими? Но еще хуже то, что маркировка в ее нынешнем варианте не позволяет серьезно гарантировать качество лекарств — даже если с помощью смартфона по коду на упаковке вы сможете проследить историю пачки, откуда и как она попала в аптеку. И что? Если производитель изначально недобросовестный, он положит в эту пачку мел вместо действующего вещества, использует просроченные субстанции и т. п.

Никакая маркировка от этого не защитит. А сама по себе система контроля качества лекарств у нас в стране сегодня, увы, слабая. Все на самом деле зависит в большей степени от производителя — его сознательности, добросовестности или, наоборот, стремления участвовать в коррупционных схемах. Для меня лично, в том числе и как для руководителя фармхолдинга, лекарство — это в первую очередь не товар, а средство для обеспечения лечебного процесса, для здоровья и жизни людей. Это самое главное, и поэтому сразу после законодательного оформления перехода на стандарты GMP (международный стандарт строгого контроля за производством и качеством лекарств. - Ред.) мы одними из первых в России начали реализацию инвестиционных проектов по модернизации на своих заводах «Марбиофарм» и «Биодез» в соответствии с требованиями GMP.

Наконец, если говорить о маркировке, то не стоит забывать, что в европейских странах с эффективной системой контроля качества лекарств маркировка вводилась очень постепенно, в течение 7 - 10 лет. Потому что она требует особого оборудования, переоснащения заводов, это немалые затраты. Для российских фармпроизводителей такая шоковая терапия - повсеместное введение маркировки с 2020 году - окажется просто разорительной.

- А для нас, покупателей, это может обернуться ростом цен на лекарства?

- Да, причем, не на 10 - 15%, а не менее чем на 50%.

- Может быть, до конца этого года еще будут приняты какие-то меры? Вступление закона в силу отложат, как-то скорректируют его?

- Вопрос риторический.

КОНКУРЕНЦИЯ И ГОСЗАКУПКИ

- Ваша компания, одной из первых стала участвовать в обеспечении лекарствами пациентов стационаров, больных тяжелыми заболеваниями и других категорий льготников, все это делается в рамках госзакупок. Сейчас Вы входите в пятерку самых крупных поставщиков препаратов, в том числе для лечения рассеянного склероза, ВИЧ, лейкозов. Но недавно в некоторых СМИ появилась информация, что «БИОТЭК» вытесняется из госзакупок, теряет свои позиции. Насколько это соответствует действительности?

- Госзакупки — это система торгов. На каждом аукционе кто-то выигрывает, кто-то проигрывает. Да, мы не выиграли один небольшой аукцион по госзакупкам интерферона бета-1а, препарата для лечения рассеянного склероза. Мы просто отошли от этих торгов, поскольку поведение другого участника было похоже на откровенный демпинг (необоснованное снижение цены, нарушающее законы конкуренции. - Ред.). В то же время мы обеспечили поставку почти на 3 млрд. руб. препарата дарунавир против ВИЧ, а в прошлом году, учитывая сложную ситуацию с обеспечением больных терапией – отгрузили всю партию препарата досрочно. То есть в объемах поставок для государственных нужд, для нужд российских пациентов компания не потеряла ничего, никакого ослабления наших позиций не произошло.

Однако мы действительно замечаем, что сейчас отдельные факты кто-то пытается использовать как средство информационной атаки. Не буду называть имена-фамилии, хотя мы выяснили их из достоверных источников, но это очевидные заказы на целенаправленную дискредитацию. Пусть с этим разбираются компетентные органы.

- С чем вы это связываете?

- Мы приступили к реализации нескольких очень крупных проектов общенациональной значимости, и нашим конкурентам это не дает покоя.

УНИКАЛЬНЫЕ ВИТАМИНЫ ДЛЯ КАЖДОГО

- Расскажите подробнее об этих проектах.

- Один из проектов связан с новыми витаминно-минеральными комплексами – и здесь будут охвачены практически все категории наших граждан – разных возрастов и профессий. То есть, все, чего сегодня так не хватает на полках российских аптек — либо нет вообще, либо малодоступно по ценам. Мы разработали и будем выпускать свои линейки на известном заводе «Марбиофарм», который был построен еще в 1942 году для снабжения витаминами советской армии, который «БИОТЭК» реконструировал и модернизировал по стандартам GMP. С новыми линейками качественных отечественных витаминных комплексов мы составим очень достойную конкуренцию импортным препаратам. Причем, отмечу, наши препараты не только не хуже, но и, в ряде случаев, благоприятнее для организма, чем зарубежные аналоги. Не говоря уже о ценах - ниже в 3-4 раза. Новая продукция нашего завода является актуальной для всех потребителей, обладает отличным качеством и высокой эффективностью, а цена будет доступной практически для каждого.

На предприятиях осуществляется контроль качества продукции. Автор фото: ТАСС/Станислав Красильников.

На предприятиях осуществляется контроль качества продукции. Автор фото: ТАСС/Станислав Красильников.

- Вы могли бы привести примеры таких разработок?

- Вот, скажем, витаминно-минеральный комплекс, который необходим для поддержки иммунитета. Аналогичный есть у одной из немецких фирм, стоит 4 000 руб. за упаковку. А у нас он будет стоить около 600 рублей.

В чем здесь уникальность? Дело в том, что человеку необходимы самые разные витамины, и они существуют в разных формах: твердые, жидкие, водорастворимые. Если все это засунуть в одну таблетку, как нередко сделано в поливитаминах, то толку не будет, организм не усвоит. Поэтому у нас каждый блистер, содержащий дневную норму для человека, включает разные препараты: вот, здесь и твердые таблетки, и водорастворимые формы, и капсулы с жировой формой. Все тщательно продумано и сделано на основе новейших научных разработок.

ПОДТВЕРЖДАЕМ ЭФФЕКТИВНОСТЬ КЛИНИЧЕСКИМИ ИСПЫТАНИЯМИ

- Известно, что вы активно сотрудничаете с ведущими научно-исследовательскими институтами, и результатом становится появление препаратов нового поколения. Среди упаковок у вас на столе витаминно-минеральный комплекс для беременных женщин — это тоже одна из таких разработок?

- Да, над составом этого комплекса работали наши специалисты в тесном сотрудничестве с ведущими акушерами-гинекологами, привлекали ученых различных направлений. Препарат содержит уникальный и тщательно подобранный состав, жизненно необходимый для нормального развития плода, - этого нет ни в одной другой разработке. А вот это новый сбалансированный комплекс для улучшения засыпания и снятия напряжения. Этот препарат апробирован в одном из ведущих научных центров страны под контролем неврологов. Мы проводим клинические испытания, чтобы подтвердить эффективность своих препаратов.

- Но ведь считается, что биодобавки к пище проходят проверку только не безопасность, доказывать эффективность клиническими испытаниями не обязательно. А вы вкладываете в это столько ресурсов?

- Да, это один из принципов добросовестной практики, которых придерживается наша компания

В ТЕМУ

Одна из востребованных разработок холдинга — препарат для эффективного симптоматического лечения гриппа и простуд. «Этот препарат в 4 раза дешевле известного аналога, при том, что используются субстанции, условно говоря, из одной и той же бочки, - рассказывает Борис Шпигель. - К тому же наша, отечественная, разработка переносится мягко по воздействию на желудочно-кишечный тракт. Мы стараемся максимально использовать ингредиенты на натуральной основе».

«НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ НА РЫНКЕ ЛЕКАРСТВ БЫЛ БАРДАК»

- Многие люди представляют себе владельцев фармкомпаний как алчных дельцов, которые готовы выжать из человека последнее, зная, что за здоровье мы отдадим все. Из общения с вами складывается ощущение, что такие представления как минимум в вашем случае не оправданны. Вы исходите из того, что лекарство — это не товар, а средство помощи для людей, выступаете против завышенной прибыли, вымывания дешевых препаратов, слабого контроля за качеством лекарств, обличаете недобросовестных производителей и строго следите за качеством препаратов на ваших заводах. Почему так?

- Все просто: я создавал рынок лекарств в нашей стране, и я не хочу, чтобы на этом рынке был бардак. Не потому, что я какой-то особенный, а просто потому, что у меня самого есть дочка, внуки, есть родственники и друзья. И я не хочу, чтобы в аптеке или в больнице они столкнулись с такими препаратами, которые не только не вылечат, но и в гроб загнать могут.

- А вы и ваши близкие сами пользуетесь своими препаратами?

- Да, мы активно пользуемся своими препаратами, в качестве и эффективности которых уверены. Или, например, препаратами из других стран, которые мы поставляем в Россию как официальный дистрибьютор, в них мы тоже уверены, это хорошие лекарства.

СПРАВКА «КП»

Борис Шпигель - основатель группы компаний «БИОТЭК», которая является одним из пионеров российского фармацевтического рынка (основана в 1991 году) и в настоящее время - одним крупнейших фармацевтических холдингов России. В состав холдинга сегодня входят предприятие «Биодез» и завод «Марбиофарм» с 75-летней историей, один из старейших в стране производителей витаминов. Также компания поставляет в рамках госзаказов препараты для лечения тяжелейших заболеваний, таких как рак крови (лейкоз), рассеянный склероз, ВИЧ и других. По обеспечению лекарствами в рамках государственных закупок холдинг входит в пятерку крупнейших в стране поставщиков.

Борису Шпигелю 65 лет, женат, имеет дочь и двоих внуков. Несколько лет назад предприниматель и общественный деятель возглавил Международное правозащитное движение «Мир без нацизма» и на этом посту занимается увековечиванием памяти героев Великой Отечественной войны и жертв фашизма.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также