2018-07-25T17:59:55+03:00

Как я была волонтером в Марокко и почему оттуда сбежала

К чему надо быть готовым, отправляясь путешествовать нетрадиционными способами
Антонина СИДОРОВА
Поделиться:
Комментарии: comments9
Девушкам в Марокко лучше ходить в платке. Фото: Антонина СИДОРОВАДевушкам в Марокко лучше ходить в платке. Фото: Антонина СИДОРОВА
Изменить размер текста:

Я с детства мечтала стать волонтером. Мне в этом виделось нечто героическое – помощь нуждающимся, безвозмездная работа на благо общества, да еще и возможность посмотреть новые страны. Движение volunteering год от года набирает популярность, несколько знакомых съездили и вернулись в восторге. Я тоже решилась.

В чем смысл волонтерства

Это не так уж бесплатно, как кажется на первый взгляд. Большинство волонтерских проектов требуют расходов на авиабилеты, а за доступ к их базе, как правило, нужно заплатить – сайт, которым воспользовалась я, запросил порядка 30 евро. Зато, открыв список, я замерла в восхищении – передо мной весь мир, люди требуются в Европе, в Азии, в Австралии, в Африке! Жить можно от недели до нескольких месяцев. Всего и дел – подать заявку, дождаться ответа и купить билет, а уж там обеспечат и жильем, и завтраком (иногда и питанием полностью, в зависимости от проекта) и работой, не требующей особых навыков – уход за домом или садом, готовкой, заботой о домашних питомцах, помощью на поле. В чем смысл такого волонтерства? Вы не получаете зарплату, зато живете бесплатно по месту работы, можете изучать страну что называется изнутри. В моем случае получилось “погружение” на самое дно. Увеселительная поездка могла стать последней в моей жизни.

Почему Марокко

Страну выбрала далёкую и экзотическую – Марокко. Если уж волонтерить – так всерьез, а где помощь нужна больше, чем в Африке! Проекты были самого разного толка – предлагалось жить в берберской деревне в пустыне и строить гест-хаус, растить овощи в экологическом поселении, подрезать оливковые деревья на ферме. Описание снабжалось фотографиями и отзывами уже побывавших волонтеров. В итоге я отправила порядка десятка заявок и стала ждать.

Вид с террасы хостела. Фото: Антонина СИДОРОВА

Вид с террасы хостела. Фото: Антонина СИДОРОВА

Откликов пришло всего два, и оба – почти через две недели после запроса. Первым ответил Луис, владелец хостела «Текущий горшок» (название изменено) в Танжере. Ему требовался человек, который сможет замещать ресепшиониста. Время работы – по 5 часов в день, предоставляется койко-место, завтрак и возможность жить в самом древнем очаге цивилизации – Медине (старая каменная часть Танжера).

Танжер – это почти Европа (ну, так мне казалось). Марокко и Испанию разделяет лишь пролив Гибралтар. Лететь ближе и дешевле, выбраться, если что – проще, да и туристов больше. К тому же я люблю гостей, а хостел – отличная возможность познакомиться с людьми со всех концов света. Имея за плечами опыт работы поваром, хостес и бариста, я не боялась, что не справлюсь. Купила билет в Танжер, подтвердила Луису, что прибываю на месяц (это минимальный срок, на который можно приехать).

“Не так уж и плохо”

Марокко поначалу встретило дружелюбно. Аэропорт Ибн Баттута, расположенный меньше чем в паре десятков километров от города Танжера, в семь утра был пуст. Багаж из самолета выгрузили мгновенно, на обмене валюты тоже ждать не пришлось – мои 30 евро обменяли на 315 марокканских дирхам, 150 из которых предполагалось отдать таксисту. Я покрыла голову платком (Марокко мусульманская страна, лучше уважать обычаи и не ходить слишком открытой) и вышла на улицу.

Из окна машины Танжер выглядел современно и чисто. Фото: Антонина СИДОРОВА

Из окна машины Танжер выглядел современно и чисто. Фото: Антонина СИДОРОВА

Такси мне досталось - что-то наподобие ржавых Жигулей. «Не так уж и плохо», - думала я, любуясь на пальмы и набережную, вдоль которой рядками стояли рыболовецкие суденышки и белоснежные яхты. Двадцать минут в пути – и таксист выгружает возле отеля «Континенталь», забирает плату (примерно 13 евро) и оставляет на узкой каменной улочке, где я включаю навигатор, чтобы с его помощью отыскать хостел. Навигатор бесполезен - сигнал теряется.

“Судьба” на марокканских задворках

Современный Марокко закончился за спиной, впереди была древность во всем ее угрожающем величии: каменные стены, среди которых с трудом расходились два человека, мужчины и женщины в хиджабах и джеллабах (вид марокканской, а точнее берберской, традиционной одежды, похожей на плащ с капюшоном. Джеллаба бывает мужской и женской, различается размерами, материалом и цветом), тощие голодные кошки, покрытые шрамами из-за частых драк за еду. Мостовая, выложенная серым камнем, закидана мусором, посреди улицы кого-то стошнило. Смартфон бестолково показывал разные геопозиции, и я минут 30 бродила, громыхая чемоданчиком, пытаясь сориентироваться, пока не наткнулась на табличку с направлением «Текущий горшок». Дверь в хостел могучая, снабженная надписью Al Maktoub - «Судьба, предначертанное» в переводе с арабского. Надо было еще тогда обратить внимание на грозный предупреждающий знак.

В марокканских двориках легко заблудиться и днем, и ночью. Фото: Антонина СИДОРОВА

В марокканских двориках легко заблудиться и днем, и ночью. Фото: Антонина СИДОРОВА

“Текущий горшок”

По лестнице навстречу спустился симпатичный крепкий кудрявый парень.

- Билял, - представился он. – Ты волонтер, да? Луис уехал в другой город, но не волнуйся. Пойдем наверх, оставишь вещи, а через пару часов проснется Мухаммад, менеджер, и мы решим, что с тобой делать.

«Текущий горшок» оказался риадом, марокканским домом с многовековой историей, построенным в виде колодца. Его центр – сквозная лестница через четыре этажа, на каждом пролете по окружности расположены комнаты-спальни, ванные, туалеты, а венчается риад открытой крышей. Под ней находится обеденная часть и стойка ресепшн с лаундж-зоной, куда и привел Билял. «Текущий горшок», яркий и блестящий на фотографиях, в реальной жизни оказался потертым и тусклым. Дизайн помещения, стильный, по-настоящему творческий, терялся из-за того, что о месте плохо заботились. Это убивало весь его шарм. В углах скопилась грязь и плесень, топчаны и матрасы на скамейках полны пыли, а стол липкий.

Зевая и почесываясь, в дверном проеме появился кряжистый мужик лет 37 с бородой и раскосым разрезом глаз.

Коллеги-волонтеры

- Сармат, - представился он к моему удивлению по-русски. – Тоже доброволец, приехал полторы недели назад. Ты откуда, из Чертаново? Вот и я оттуда же. Славно, будет с кем в картишки вечером перекинуться.

Билял и Сармат стали рассуждать, на какую позицию меня назначат. По всему выходило, что на завтраки: это был единственный вид деятельности, на который еще не отведено человека. Сармат подменял ресепшиониста в ночные смены, девушка-литовка Угна перестилала постельное белье на кроватях, а с сервировкой завтрака помогали все, кто не занят. Это казалось несложным и приятным – варить чай и кофе, выставлять на стойку тарелки с нарезанными лепешками, мыть фрукты и добавлять в плошки джем. Я люблю возиться на кухне и скрестила пальцы, молясь, чтобы прогноз соответствовал реальности.

- Придет управляющий Мухаммад и подтвердит, - подвели итог мужчины. – Он спит допоздна, встанет часам к 11, а пока давай тебя устроим.

Коренное население Марокко до сих пор ест руками. Фото: Антонина СИДОРОВА

Коренное население Марокко до сих пор ест руками. Фото: Антонина СИДОРОВА

Спальня в подвале

Жилье для персонала находилось на первом этаже. Дверь Сармат открыл не включая света.

- Угна еще спит, - шепотом сказал он. – Выбирай, где хочешь расположиться.

Комната походила на подвал без окон и вентиляции, толстые стены сохраняли воздух прохладным и влажным, и внутри царили сырость и затхлость. Стык в стык друг к другу стояли две двухэтажные кровати, на нижней спала, завернувшись в одеяла, девушка, на верхней лежали принадлежности Сармата, то есть жить предполагалось смешанным составом, бок о бок мужчинам и женщинам. Вторая кровать, свежезастеленая, снабженная шторками, шерстяными одеялами и подушками, была полностью свободна. Я закинула вещи на верхнюю полку и Сармат подал замочек с ключом. В нише в стене имелось несколько углублений, перекрытых дверцами.

- Вот ящики, туда можешь запереть ценности – паспорт, ноутбук. Пойдем, прогуляемся до супермаркета, покажу тебе окрестности.

Не дешево

- Все то, что читала на сайте – забудь, - советовал мне Сармат. - Не нужен им ресепшеонист, в хостеле много разной работы, будешь делать то, что потребуется. Хорошо, если тебя поставят на кухню – приятно и непыльно, у меня гораздо тяжелее – и ночь не спать, и еще полы мыть. У нас большая текучка, как раз уехали двое волонтеров, испанец и мексиканка. Испанец был недоволен нагрузкой, а мексиканка вообще смылась, а только потом поставила руководство в известность. Мол, работать надо каждый день, никуда не отъедешь, а ей хочется путешествовать! Луис появляется редко, всем заправляет Мухаммад. Он нормальный, можно договориться, а как выпьет – вообще расслабляется, мы с ним на дружеской ноге. Покурить гашиш тоже любит... Вот мы и пришли!

Кухня в хостеле не самая чистая, утварь на ладан дышит. Фото: Антонина СИДОРОВА

Кухня в хостеле не самая чистая, утварь на ладан дышит. Фото: Антонина СИДОРОВА

Супермаркет походил на привычный Ашан или Окей. Я, нацелившись на фрукты, пересчитала цену на рубли и охнув, отскочила – выходило дороже, чем в Москве.

- Да, Танжер недешевый, - кивнул Сармат. – Я завтракаю в хостеле, а в обед или вечером – бомжпакет: растворимая лапша, кубик бульонный…

Жить на югах и питаться Дошираком совсем не улыбалось, и я, расстраиваясь, набрала необходимый минимум – яйца, бутылочку оливкового масла, помидоры, зеленый салат, перец чили (его в условиях антисанитарии лучше есть побольше). На кассе табло показало: 50 дирхам, 350 рублей. Возвращаясь в Медину, в переулке мы купили душистую, только что выпеченную лепешку за 2 дирхама.

“Гости должны убирать за собой сами”

Управляющий Мухаммад оказался лет 30-32, худым и сонно-доброжелательным. Он прожил 16 лет во Франции, где работал таксистом и грузчиком, французским владел в совершенстве, а на английском не мог связать и предложения. Мы объяснились наполовину знаками, наполовину при помощи персонала.

Приступать я должна была с завтрашнего дня, а пока могла вздремнуть после дороги. Этого хотелось больше всего на свете: ночной перелет вымотал. Завалившись на постель я, однако, уснуть не смогла – снаружи гоготали и гомонили, а простыни оказались такими холодными и сырыми, что согреться не удавалось. Промаявшись часа полтора, я вылезла и поступила в распоряжение очередного нового знакомого – высокого, молодого, лет двадцати, уравновешенного Абдула.

Крыша риада - место для еды, сушки одежды и вечерних бесед. Так выглядит завтрак. Фото: Антонина СИДОРОВА

Крыша риада - место для еды, сушки одежды и вечерних бесед. Так выглядит завтрак. Фото: Антонина СИДОРОВА

- Все, что нужно для завтрака, найдешь в комнате. На тарелку кладется два кусочка лепешки и полукруг хлеба, один финик, по одному абрикосу и сливе, фрукты в холодильнике. Мята для чая там же. В твои обязанности входит варить чай и кофе с 8 утра до 10.30. Приходить надо к 7, чтобы успеть подготовиться, а после того, как все закончится, разложить продукты по местам и домыть оставленное. Гости должны убирать за собой сами, не стесняйся напоминать им, иначе это прибавит тебе работы. Удачи завтра!

Два мира

В остаток дня я собралась осмотреться самостоятельно и впервые покинула хостел без сопровождения. Почти не заплутав, вынырнула из Медины, и, гордая собой, шла по Танжеру. К вечеру улицы заметно оживились. Шел священный месяц Рамадан, во время которого правоверные мусульмане постятся и не едят и не пьют от рассвета до заката. Истомившись от испытания, жители города несли со всех сторон в пакетах и сумках мясо, фрукты и свежий хлеб, стягиваясь к послезакатной торжественной трапезе. Я вышла на набережную, поразившись еще раз, – по ней гуляли и бегали спортсмены, в том числе и девушки-марокканки, и все выглядело совершенно по-европейски. В голове не умещалось, как на расстоянии нескольких десятков метров может соседствовать население Медины, словно застывшее в 17 веке, и кабриолеты с молодыми арабами, с ветерком проносящиеся вдоль моря.

На улочке в Танжере. Фото: Антонина СИДОРОВА

На улочке в Танжере. Фото: Антонина СИДОРОВА

Не ходите, дети, в Африку гулять

Изумляясь и оглядываясь, я совершила роковую ошибку - ушла далеко от хостела. Когда осознала, что путь домой не близок, было поздно: наступали сумерки. Я почти побежала обратно. GPS не работает, я не знаю куда идти, заряд на телефоне заканчивается, а малюсенькие улочки переполнены мужчинами. Огромным количеством мужчин, глазеющим на чужестранку! В узкие улицы Медины в этот час не заглядывают посторонние. Кто она? Что здесь делает? На меня тыкали пальцами, арабы разных возрастов переговаривались, хохотали, а деваться было совершенно некуда. Идешь вперед – одна улица перетекает в другую, все темнее, тупик. Разворачиваешься – новый проход, еще меньше заряд телефона, еще больше взглядов. Я заблудилась и была как никогда близка к панике. Самым жутким моментом стала крошечная площадь с пятью выходами неизвестно куда, на которой окружило полтора десятка мужчин. Они уставились на меня не двигаясь, когда каменные строения сотряс глубокий, звучный голос: «Алллаххх….». К одному муэдзину присоединился второй, третий, десяток, и вот они слились в мощный хор. Я, воспользовавшись заминкой, юркнула в ближайший переулок и со стоном облегчения узнала очертания дворика. Захлопнув за собой дверь хостела, забилась в угол комнаты персонала, думая что уже больше никогда не выйду наружу добровольно.

“Все голодные, не провоцируй!”

Я, однако, сильно хотела есть, а добыть пищу можно, только покинув убежище. Попросила Сармата сопроводить. Мы отправились за «тажином». Так называется и посуда, и блюдо, приготовленное под конусовидной глиняной крышкой, под которой мясо и овощи упариваются на медленном огне. Купила лепешку, и, не думая, инстинктивно, оторвала кусочек. Сунула в рот и чуть не подавилась от толчка: Сармат изо всех сил влепил мне локтем в бок.

- С ума сошла? Рамадан, все вокруг голодные и не могут есть, не провоцируй!

Я судорожно сглотнула откушенный кусок и спрятала хлеб в пакет.

В хостеле я сервировала на тарелке с отколотыми краями (в таком состоянии была почти вся посуда) свой ужин, объединив мясо из тажина, которого оказалось всего 4 куска, с помидорами и перцем чили.

Клопы и чай для туристов

Я вывалилась из кровати в 4 утра, несмотря на то, что нескольких часов отдыха было очевидно недостаточно. Тело зудело и чесалось, я царапалась на все лады, раздирая кожу до крови. Отчаянно встряхивая на себе одежду, я понеслась по винтовой лестнице наверх, на воздух. В мохнатой коричневой пижаме, скребущаяся, я напоминала русского медведя, выскочившего из берлоги в полутьме. В таком виде и предстала перед Билялом, сидящим на верхней стойке ресепшена, под крышей.

Марокканский котик. Фото: Антонина СИДОРОВА

Марокканский котик. Фото: Антонина СИДОРОВА

- Клопы!

- Вай-вай, - Билял закачал головой одновременно скорбно и с легкой усмешкой. – Да, случается тут такое, чего скрывать.

Мы начали накрывать завтрак.

- Следи, чтобы брали по одной тарелке, не больше, - предупредил Билял. – Мухаммад увидит лишний расход – орать будет. Пить чай или кофе гости имеют право только во время завтрака и лишь по кружке, за все, что сверх надо взимать дополнительную плату. А теперь я покажу тебе как варить хороший марокканский чай, такой, каким ему положено быть, а не дерьмо», что у нас чаще всего получают гости. На дно чайника кладешь зеленый чай, две столовые ложки, – он отсыпал из коробки, вынесенной из подсобки к плите, - добавляешь 5-6 ложек сахара. Я вешаю мяту по утрам над очагом, так она дает приятный запах, - Билял ловко оторвал от пучка несколько стеблей, промыл под краном и растер в ладонях. – Теперь кладем ее в чайник и все заливаем только что вскипевшей водой из ковша. В течение завтрака следи, чтобы чайник постоянно подогревался на слабом огне и время от времени добавляй мяту, сахар или чай по необходимости.

Дезинфекция

Ночные укусы вздулись волдырями, покраснели и начали отекать. Я насчитала на теле два десятка припухлостей, из которых, к моему отвращению и страху, два были на лице и три – на животе. Пришедший на кухню Мухаммад, выслушав жалобы, пообещал принять меры, и через час я обнаружила его с подобием сварочного аппарата в руках: низко наклонившись у кроватей в спальне он в буквальном смысле обрабатывал их огнем.

- Почти каждый день это делает, - прокомментировал Сармат. – Все жалуются, ну буквально все - и гости, и персонал. Я поэтому и иду спать позже всех, когда они уже насосутся и нападают меньше, а ты вчера вон как бесстрашно отправилась! По-хорошему, хостел надо закрыть на дезинфекцию дня на три и прочистить полностью, но руководство не хочет. Потерянные дни – это потерянные деньги, вот и травят точечно. Сам-то Мухаммад не дурак, спит в комнате для гостей, которую чистит более тщательно, а для нас, мол, и так сойдет.

Позвонил Луис. Голос руководителя издалека казался спокойным и теплым:

- Антонина, я узнал, что ты ночью была искусана. Мне очень жаль, что так вышло в день заезда, к сожалению, это частая проблема в хостелах. Бывает, что приезжающие приносят насекомых со стороны, где ты ночевала до этого?

Я аж задохнулась от возмущения:

- Луис, я жила в отдельной чистой квартире и прилетела в Танжер абсолютно здоровой!

- Хорошо, хорошо, я скажу Мухаммаду, чтобы он сходил в аптеку и купил для тебя наилучшую мазь, естественно, за наш счет.

Гашиш

Это кажется, что в Африке по умолчанию все дешевле. Неправда. Дорогими оказались не только продукты, но и средства личной гигиены, без которых ну никак не обойтись – зубная паста, щетка, мыло, шампунь. Накупив бытовых принадлежностей на предстоящий месяц я расплатилась картой и обнаружила что со счета ушло еще порядка 1.500 рублей. Поездка, учитывая перелеты и еду, становилась золотой.

Вечером Мухаммад принес обещанный крем от укуса клопов. «Это самый лучший» - деловито подтвердила сидящая рядом Вероника, пожилая сухопарая женщина, живущая в хостеле около месяца. Заядлая путешественница, она не раз сталкивалась с нашествием насекомых и знала толк. Я намазалась с головы до ног и бродила по хостелу с тюбиком мази, наблюдая за странной жизнью риада. К вечеру большинство гостей собрались в лаундж-зоне и на крыше, и верхняя часть дома была окутана дымом гашиша. Казалось, курят повально все. Я, чтобы сбежать из дурманного облака, спустилась на первый этаж, где дежурила новая ресепшионистка - литовка Габриэль.

Лепешка - и вкусно, и дешево. Фото: Антонина СИДОРОВА

Лепешка - и вкусно, и дешево. Фото: Антонина СИДОРОВА

История Угны

Габриэль приехала в хостел добровольцем, а потом была официально принята в штат на зарплату. Светловолосая и эфирная, как облако, художница Габриэль влюблена в Марокко с его яркими красками и живет в стране уже почти год. Габи обнимала соотечественницу-волонтерку Угну, что-то негромко ей приговаривая.

- Они ссорятся с Мухаммадом, - пояснила Габи в ответ на мой вопросительный взгляд. – Он высказал недовольство, что Угна медленно работает, а ты посмотри, какие матрасы тяжелые, комнат несколько и постелей много! Мухаммад не любит, когда с ним спорят, даже если сам не прав. Менталитет такой.

Угна была молоденькой, не старше двадцати, худенькой странной девчушкой. Она ссорилась с родителями, уходила из дома и кочевала из страны в страну, перебиваясь случайными ночлегами и заработками. В отличие от крепкого Сармата, для которого работа по обмену стала образом жизни, она была растерянной, слабой, как мне казалось не совсем душевно здоровой, и выживала как могла.

Аллергия

На следующий день лучше, увы, не стало. Проснувшись в нашей мрачной пещере, я была вынуждена признать: крем не помогает. Угна на нижней кровати стонала во сне – у нее на ночь глядя поднялась температура и девочка куталась, пытаясь пропотеть. Просыпаясь, хлебала воду, налитую в бутылку из-под Бакарди. Мои укусы зудели с еще большей силой. А вдруг не клопы, а какая-то иная, ядовитая, живность?

- Тони, похоже, что у тебя аллергия, - покачал головой Билял. – Меня тоже кусали, но такого я никогда не видел, обычно сутки – и все проходит.

Я, кстати говоря, не аллергик. Единственная реакцией в моей жизни был диатез после съеденного в один присест килограмма апельсинов. Какая муха должна укусить, чтобы было так плохо?

“Это может пройти…”

- Вот, Луис прислал, - Мухаммад помахивал листочком с графиком. – Угна уволена, работает плохо, теперь новые правила. На завтраках стоять больше не будешь, придется перестилать кровати, мыть крышу и террасу, прибираться.

- Я и близко не подойду к кроватям, - заявила я твердо, почесывая укушенное ухо. Воцарилась тишина. Нашла коса на камень. Было слышно, как Угна внизу рыдает, собирая по кровати разбросанные вещи. Мухаммад, сбросив маску добряка-простофили, ощетинился и пошел к стойке ресепшен, к телефону. Через несколько минут трубка у моего уха взорвалась гневной речью. Голос Луиса, доселе вкрадчивый, изменился до неузнаваемости:

- Ты почему говорила грубо с Мухаммадом? Хочешь сказать, что 15 часов работы в неделю для тебя слишком много? – ярился он.

- Я говорила нормально, и этому есть свидетели. Я собираюсь уехать отсюда, и как можно быстрее.

- Так сходите и купите что-нибудь от аллергии… - сбавил тон Луис. – Совсем незачем так быстро уезжать, это может пройти…

“Ты - уже четвертая”

- Тони, он пытается тебя удержать, потому что не хватает рабочих рук, - печально кивнула подслушивающая разговор Габриэль. – Угна уходит, трудиться будет некому, а значит дополнительная нагрузка ляжет на плечи постоянных сотрудников. Это ужасно, ты – уже четвертый волонтер, который пострадал таким образом и покинул место…

- У испанца вся спина была искусана, - меланхолично подтвердил Сармат. – Ну он и посчитал – не стоит это все бесплатного проживания.

Я пришла к тому же мнению. Недаром в самом начале мне вспомнилась восточная сказка – я в хостеле очевидно была в роли наивного бессребреника Али-Бабы, приехавшего спасать мир, а оказавшегося в полурабстве. Роль лукавых сорока разбойников исполняли руководители заведения.

Я купила с мобильного приложения на телефоне билет Танжер – Москва. Мне, по правде говоря, очень повезло: попался ночной перелет по сходной цене, остальные ближайшие рейсы переваливали за 20.000 рублей.

Получив на почту электронный билет, я выдохнула. Мы пошли провожать Угну к выходу. Бедная худышка… Я-то домой лечу, а как она одна в незнакомой стране? Угна была, в отличие от меня и Сармата, совершенно бесправна: она пришла наниматься в хостел напрямую, не через сайт-посредник, а значит даже пожаловаться никому не могла.

- Куда ты сейчас пойдешь?

- Не знаю… Мне негде ночевать, сяду в интернет-кафе, поищу couchsurfing (ресурс по бесплатному обмену жильем – Прим. авт.) вдруг кто-то приютит… Было здорово познакомиться с вами, ребята, жаль, что при таких обстоятельствах… - Угна вскинула на плечи тяжеленный рюкзак и побрела в неизвестность.

***

Такси снова оказалось дряхлым и потертым, но я была счастлива, покидая на нем каменный город, с которым вроде как примирилась, но который так и не полюбила. Стоя на посадку в самолет, я ощутила что-то чужеродное на голове, провела рукой по волосам – и к моим ногам свалился огромный, длинной в мизинец, жирный марокканский таракан.

Постскриптум

Я лечилась в Москве две недели, обмазываясь европейскими лекарствами и щедро обливаясь отечественным одеколоном «Гвоздика». Врач, осмотрев укусы, подтвердила – сильная аллергическая реакция. И хорошо, что удалось покинуть место заражения в рекордно короткий срок. Общий бюджет пятидневной (с учетом перелетов) поездки оставил свыше 30.000 рублей - за эти деньги вполне можно было отдохнуть в неплохом отеле.

Тем, кто рискнет стать волонтером и попытается найти что-то получше, несколько советов:

1. Заходя, думайте где выход. Иными словами, забираясь в глубины новой страны обязательно предусмотрите, каким образом будете из нее выезжать.

2. Посвятите нескольких человек в подробности своего плана и дайте точные координаты, где вас искать.

3. Купите медицинскую страховку. Это только «на берегу» кажется, что вас проблемы не коснутся. Растраты на месте будут несопоставимо выше.

4. Имейте запас денег, достаточный для экстренного вылета и первой медицинской помощи.

5. Постарайтесь связаться с волонтерами, побывавшими на проекте до вас. Я столкнулась с тем, что негативные отзывы часто не отображаются или «подчищаются» с сайта. О хостеле не было написано ни одного плохого слова и рейтинг у него высокий. Как это возможно? Абдул при мне просил Сармата зайти на сайт бронирования отелей и оставить хороший отзыв.

6. Отправляйтесь в подобные путешествия вдвоем, и это особенно важно в отношении девушек. Поездка парой снижает маневренность, но дает плюс сто очков к безопасности.

6. Выбирайте максимально безопасные страны. Волонтерство – в любом случае серьезная нагрузка, не стоит увеличивать ее болезнями или стрессом. Удачи!

КСТАТИ

Как готовить тажин

Билял меня научил готовить тажин. Для этого потребовались картошка, морковка, лук, чили, молотая зира, куски индейки и масло.

Процесс приготовления загадочного блюда оказался предельно простым. На дно сковородки Билял выложил слоями картофель, морковку и лук, нарезанные кружочками, на них настелил куски мяса и все залил стаканом масла, перемешанного со специями. Сверху марокканец накрыл продукты тем самым тажином, то есть конусовидной крышкой. Спустя два часа я получила самое ароматное и нежное мясо, которое когда-либо пробовала в жизни. Выложив его на блюдо с кус-кусом, я с наслаждением ела по-мароккански, захватывая пищу пальцами.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также