2018-08-24T13:01:40+03:00

Министр культуры РФ Владимир Мединский: Мы будем жестко поддерживать отечественное кино, даже наступая на хвост Голливуду

Накануне всероссийской «Ночи кино» министр культуры Российской Федерации рассказал, как удалось увлечь зрителей нашими фильмами, на чьи деньги живут театры и как ведомство будет бороться с билетными спекулянтами [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments68
Министр культуры РФ Владимир Мединский - гость Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM).Министр культуры РФ Владимир Мединский - гость Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM).Фото: Иван МАКЕЕВ
Изменить размер текста:

«СОВЕТСКАЯ МОДЕЛЬ ПОДДЕРЖКИ КУЛЬТУРЕ НЕ НА ПОЛЬЗУ»

Анна СЕЛИВАНОВА: - Владимир Ростиславович, вы - вновь министр культуры, но перед назначением вашу кандидатуру обсуждали весьма активно. Ваши высказывания становятся темой для обсуждений чаще, чем слова других глав ведомств. Вас радует такая популярность, вы от нее устали? И чем, по-вашему, она вызвана?

- Мне кажется, что, во-первых, вы преувеличиваете. Во-вторых, дело не в личности, а в должности. Должность министра культуры традиционно очень обсуждаемая. Люди интересуются культурой, считают, что хорошо в ней разбираются. Как в футболе. Пару месяцев назад тяжело было найти журналиста, который бы хуже Черчесова разбирался в футболе. Сейчас наиболее объективные вынуждены согласиться, что Черчесов тоже кое-что в этом понимает. В культуре ситуация схожая. Все считают себя экспертами, а главное - культура каждого касается. Начиная с пятилетнего возраста каждый гражданин России в среднем пять раз в год посещает выставки, парки, кинотеатры, театры, дома культуры, библиотеки. Не считая того, что вокруг мы каждый день видим культурное наследие страны - памятники, замки, храмы, монастыри. Люди вовлечены в культуру, и это хорошо.

Мы будем жестко поддерживать отечественное кино, даже наступая на хвост Голливуду

00:00
00:00

Владимир СУНГОРКИН: - Ваши предшественники оставляли ощущение, что министр культуры - это добродушный человек, который всем улыбается и все поддерживает: вы молодец, вы талант, всем спасибо. На мой взгляд, вы первый, кто стал задавать мастерам культуры неудобные вопросы. Возможно, поэтому так нервируете общественность, что стали вникать в сферы, которые прежде были табуированы, например, в расходование государственных средств?

- Для того министра и берут на работу, чтобы он отвечал за то, как расходуются деньги налогоплательщиков. И это не его достоинство, а задача. Россия унаследовала - и, на мой взгляд, это ей не на пользу - советскую модель финансирования отрасли. Тогда культура полностью содержалась государством, но при этом обслуживала идеологическую систему. В это время появлялись потрясающие произведения, расцветали многие таланты. А какие-то таланты, не согласные с правилами игры, установленными в СССР, - наоборот. С той поры идеологическая система рухнула. Театр показывает то, что хочет, никакой цензуры нет. В кино, по сути, вы можете снять что угодно и показать на экранах. Конечно, с минимальными ограничениями, не нарушающими Конституцию. Причем у нас эти ограничения мягче, чем в большинстве стран мира. При этом культура продолжает пользоваться тотальным государственным покровительством. И оно даже больше, чем в СССР. Сколько было государственных театров в Москве в 1970-е годы, в расцвет нефтяных цен?

А. С.: - Меньше, чем сейчас.

- В три раза меньше! Понятно, чем занимались государственные театры в СССР: Ленин, партия, комсомол - в общем, творчески обслуживали задачи социалистического строительства. А спектакли Марка Захарова или Юрия Любимова, которые ставили сложные философские вопросы, востребованные при этом зрителем, скажем так, не особо приветствовались государством, оставались своеобразным дефицитом. Можем мы сегодня сказать такое о театре? Нет, не можем. А количество государственных театров при этом выросло. И увеличилась государственная поддержка. С одной стороны, необходимо создавать условия, чтобы одаренные люди могли себя проявить. Но, с другой стороны, такая система нуждается и в контроле - как и на что тратятся государственные средства.

Министр культуры Российской Федерации рассказал, как удалось увлечь зрителей нашими фильмами.Накануне всероссийской «Ночи кино» министр культуры Российской Федерации рассказал, как удалось увлечь зрителей нашими фильмами, на чьи деньги живут театры и как ведомство будет бороться с билетными спекулянтами.

А. С.: - Впервые Министерство культуры направило дела кинокомпаний, получивших государственный деньги, но не выполнивших своих обязательств, в прокуратуру. Почему так жестко?

- Государство всегда тратило большие средства на поддержку кино. Их объем ни на копейку не вырос по сравнению с тем, что было шесть - восемь лет назад, а если мы пересчитаем их валютный эквивалент - то даже уменьшился. Но обратите внимание, каких успехов достиг наш кинематограф. Доля российского кино в прокате в прошлом году - 25%, а шесть лет назад она была где-то на уровне 12 - 14%. Рост более чем в два раза. На столько же выросло число зрителей российских фильмов. Это говорит о том, что кинематографисты стали снимать фильмы, которые зритель с удовольствием идет смотреть в кинотеатры. Это означает, что Министерство культуры, Фонд кино, наверное, лучше работают, точнее направляют ту небольшую господдержку, которая у нас есть.

При этом имеются люди, которые привыкли жить в формате 90-х. Открою страшную тайну: в то время стандартная сумма субсидии от Минкультуры составляла 30 миллионов рублей. Сейчас это примерно от 30 до 70 миллионов. Мы увеличили сумму, понимая, что для качественного продукта нужны средства. Так вот, брали эти миллионы, деньги тратили. В лучшем случае делали очень плохое кино, которое клали на полку. Вы не поверите, но есть те, кто проедал деньги и вообще ничего не снимал. И таких должников в Минкультуры набралось пять, в Фонде кино - около 20. Снимают, буду культурно выражаться, не востребованный аудиторией продукт…

В. С.: - А мы бы сказали - халтурку.

- …и говорят: народ не оценил, деньги отдавать государству не будем. Я посчитал, что пора навести порядок. Уже возбудили уголовные дела, мошенников ищут. А часть деятелей культуры наш посыл поняла, средства сразу нашли и добровольно их вернули.

В. С.: - Вы говорили, что вся господдержка нашего кинематографа сравнима с 45 минутами фильма «Форсаж»…

- Да, это так. А мы с такими средствами за счет господдержки выпускаем до ста новых фильмов в год. 2016 год, Год кино, был рекордным и по доле наших фильмов в прокате, и по количеству зрителей. 2017-й побил 2016-й, поставив абсолютный рекорд по числу зрителей и по доле российского кино. Это результат жесткой политики Министерства культуры и Фонда кино, которая вызывает много конфликтов, обид. Любые наши предложения по защите собственной киноотрасли так или иначе наступают на хвост голливудским компаниям и ассоциированным с ним бизнесом. Билет на наш фильм стоит столько же, сколько на голливудский, - 250 - 300 рублей. Вы можете выбрать, на какой потратить деньги. Если бы в автосалоне «Жигули» стоили столько же, сколько «Мерседес», какая доля была бы у нашего автопрома? А в этих условиях наши кинематографисты держат долю в 25% на рынке!

В. С.: - В вашей деловой повестке - создание проекта Закона о культуре. Например, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский считает, что «российские законы в целом враждебны культуре». Нам действительно нужен гранитный Закон о культуре? Может, тогда заложить в нем сразу такой краеугольный камень: на культуру в России ежегодно направляется столько-то процентов от бюджета?

- Главное, чтобы не привело к снижению. У нас культура финансируется не только из федерального бюджета, эта доля в региональных бюджетах существенно выше, и мы не можем им диктовать, сколько тратить. Но, конечно, базовые вещи в законе должны быть, без них он превратится в красивую декларацию. Такой красивой декларацией остается Закон о меценатстве, например. Он был принят Государственной Думой, но до сих пор поправки, касающиеся льгот для меценатов, которые мы совместно с депутатами разработали, не приняты. А без них закон - лишь признание, что меценатство - это хорошо. А дальше-то что? Должны быть рассмотрены вопросы вовлечения частных средств в культуру - мы должны отходить от социалистической модели. Она делает культуру страшно уязвимой от любых внешних факторов, начиная от произвола чиновников и заканчивая, например, колебаниями цен на нефть.

Только цифры Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Только цифрыФото: Дмитрий ПОЛУХИН

«РАЗРУШАЮЩИЕСЯ УСАДЬБЫ НУЖНО ОТДАТЬ ЧАСТНИКАМ»

В. С.: - Была красивая идея: заброшенные усадьбы, которые зарастают деревьями, отдать за 1 рубль некоему меценату. Что-то получилось?

- Пока все усилия и призывы Министерства культуры ни к чему не привели. Небольшая часть усадеб, которые были косвенно в ведении Минкультуры, либо сданы в аренду и приносят деньги бюджету, либо обрели эффективного собственника, который их восстановил и эксплуатирует. Несколько было даже продано - с зачислением денег в бюджет и выплатой огромных налогов. Но это сотые доли процента. Еще меньше усадеб имеют частных владельцев: они живут и развиваются, в них устроены отели, частные музеи и просто дома. Остальные - собственность Российской Федерации. Кое-где энергичные губернаторы пытаются довести усадьбы до стадии аренды или продажи, но в это нужно вложить большие средства: поставить земли на учет, привести в порядок документы на здание, а вернее, руины. А главное - сформировать охранные зоны, а если продавать без них, земли в лучшем случае застроят коттеджными поселками. Это требует времени, профессиональных усилий и денег. А сформировав пакет восстановления усадьбы, регион уже не может просить за нее 1 рубль, он потратил много казенных средств. Поэтому чиновник предпочитает не рисковать: пусть оно все само развалится. Мы после шести лет усилий по возвращению былой красоты в нашу жизнь придумали наконец схему, как это можно сделать, обойдя упреки в разбазаривании государственной собственности. Нужно несколько месяцев на доработку концепции, после чего я буду выходить с ней на руководство страны.

В. С.: - Мы бы эту тему поддерживали. Везде руины стоят.

- Россия - единственная страна в мире, где была так растоптана культура замково-усадебного хозяйства. Петергоф, Царское Село, Коломенское и другие музеи, ставшие государственными, сохранились, но государство не может превратить тысячу усадеб в музеи. Да и зачем? Мы должны вдохнуть в это частную инициативу. Только в небольшой Новгородской области около 250 обнаруженных и описанных усадеб. Четыре из них усилиями губернатора пытаются выставить на продажу по 1 рублю. А инвестор хочет купить готовый продукт, а не головную боль, когда на любом этапе местный чиновник просто не согласует ему проект. И мы должны быть уверены, что получим на выходе место туристического притяжения, которое будет радовать глаз, создавать новые рабочие места. И возрождать нашу культуру.

ПРЕМЬЕРЫ-2018

«Писатель Мединский временно почил»

В. С.: - Какие интересные события ждать зрителям до конца года?

- Уже завтра, 25 августа, в преддверии Дня российского кино, пройдет ставшая регулярной «Ночь кино». Вечером в этот день по всей стране на трех тысячах площадок будут бесплатно показывать лучшие российские фильмы нынешнего года. Несколько лет назад у нас была только московская «Ночь музеев». В московские музеи пускали в этот день посетителей бесплатно. А федеральные - Третьяковка, Пушкинский, Исторический - гордо этого не делали. За шесть лет мы фактически перевернули музейную жизнь, и «Ночь музеев» теперь проходит по всей стране. Появилась «Библионочь», 3 - 4 ноября проходит «Ночь искусств». Интерес к ним колоссальный. Хотя это большая нагрузка, и никто музеям, филармониям, библиотекам за это не доплачивает - они даже один вечер теряют доходы от продажи билетов. Но все понимают: тот, кто пришел, например, на «Ночь искусств» бесплатно, в течение года еще и вместе с детьми придет на выставку. Это расширяет культурную аудиторию.

В. С.: - Чем мы Голливуд будем бить нынче?

- Выходит созданный при государственной поддержке фильм «Т-34». У нас прямо танковая тема в этом году. Прошли «Танки» - приключенческое подростковое кино про конструктора Т-34 Кошкина. К 75-летию битвы под Прохоровкой снят фильм Алексея Пиманова «Танкисты». Готовится к прокату картина «Вий. Путешествие в Китай». Помните «Вия»? Теперь его герои поехали в Китай наводить порядок вместе с Арнольдом Шварценеггером и Джеки Чаном. И традиционно много новых анимационных фильмов, к примеру «Три богатыря и наследница престола», «Гофманиада». «Союзмультфильм», как вы видите, оживает. Пять-шесть лет назад это была группа пожилых мультипликаторов, которые почти ничего не производили, а получали какое-то вспомоществование от государства. У студии не было даже своего помещения. Сейчас у нее прекрасный офис, развернуто производство, создается технопарк для небольших мультипликационных студий. Это бизнес, если правильно наладить дело. А в марте 2019 года нас ждет большой полуторачасовой мультфильм «Суворов».

Одна из громких премьер года, военная драма «Т-34», расскажет о побеге наших танкистов из немецкого плена.

Одна из громких премьер года, военная драма «Т-34», расскажет о побеге наших танкистов из немецкого плена.

В. С.: - А писатель-историк Мединский ничего не собирается выпустить?

- Писатель-историк Мединский, как ни прискорбно, временно почил. Завидую тем людям, которые совмещают работу в исполнительной власти и еще успевают что-то серьезное написать... Но мне удалось пару сюжетов-идей подкинуть талантливым продюсерам. И появилось несколько фильмов - кстати, приятно, что они стали событиями.

О ТЕАТРЕ

«Осовременивать классику на сцене получается не у всех, но Чехов в суд не подаст»

В. С.: - С восторгом узнал новость, что Сергей Женовач возглавит МХТ. Хождение в театр стало чем-то вроде лотереи. Идешь посмотреть классику, не прочтя отзывы в интернете. Смотришь - там вместо Булгакова или Чехова черт знает что. Женовач был одним из немногих режиссеров, на чьи постановки я мог спокойно ходить. Как его назначили? К чему это приведет - будет новый скандал?

- После Табакова подобрать нового руководителя было непросто. Многие кандидаты беззастенчиво рвались на это место, заявляя себя в качестве продолжателей дела Табакова, Ефремова и Станиславского с Немировичем-Данченко. Кстати, Женовач не рвался. Я думаю, пока рано судить о том, что получится. В конце концов никто не отменял неписаное правило «первых 100 дней», когда действия руководителя не принято обсуждать. Когда закончится сезон-2018/19, тогда посмотрим.

А. С.: - А труппа МХТ бурлит, она зубастая.

- Труппа там очень талантливая - много ярких звезд. И у каждого свое мнение. Мир театра - особый. В чем бессмертие Шекспира, Островского или Чехова? Они писали и ставили для своих современников о своих современниках, даже если брались исторические сюжеты: они были лишь формой. Многие сейчас пытаются так же осовременить классику. Но не у всех хорошо получается вписать, например, Достоевского в реалии Москвы 2000-х годов.

В. С.: - Вот я купил билет на пьесу Чехова «Вишневый сад». Помню, что там должны быть Лопахин, Раневская, Фирс наконец. Но на сцене творится то, чего у Чехова и в помине не было. Я бы назвал это мошенничеством.

- Я в какой-то мере понимаю режиссеров-постановщиков. Когда ты ставишь пьесу под названием «Три девушки», автор Иванов, нет никаких гарантий, что она завлечет зрителей. А когда ты пишешь: Чехов, «Три сестры», а контент там совершенно другой, гарантирован скандал. В наше время суть никого не интересует, всех интересует хайп. Чехов обидеться не сможет, в суд не подаст, и авторские отчисления Чехову платить не надо…

А. С.: - Вам рады на каждой премьере, а обычные зрители часто не могут себе позволить поход в театр - билеты становятся все дороже. Существуют какие-то способы регулирования цен?

- Я недавно столкнулся с группой высокообразованных людей, любящих театр, которые были убеждены, что театры в Москве живут от продажи билетов.

В. С.: - Многие так думают.

- Разоблачим этот миф. Все государственные театры получают средства на постановки спектаклей, на ремонт, оплату коммунальных расходов, зарплату сотрудников - от уборщиц до художественного руководителя. Государство содержит эти театры. А любая экономическая деятельность - от буфетов до продажи билетов - это еще дополнительные собственные доходы театра. По законодательству театр, равно как и музей, и филармония, сам определяет цены на билеты. Если мы видим дорогие билеты в Театр наций, в Большой театр, особенно в канун Нового года, значит, на них есть спрос - люди готовы заплатить по 15 тысяч за билет в партер, а иногда и больше. И между театрами есть конкуренция. Ограничивать ее искусственно я считаю неправильным. Мы скатимся во времена госрегулирования и точно озолотим спекулянтов.

А. С.: - Но спекулянты и сейчас неплохо себя чувствуют.

- Со спекуляцией пытаемся бороться системно. На чем живут спекулянты? Они «по связям» забирают из кассы билеты на востребованные спектакли. И никогда не прогорают, потому что непроданные билеты перед спектаклем сдают обратно. По Закону о защите прав потребителей театр обязан принять билет назад и возместить его полную стоимость. Для спекулянта создана подушка безопасности. Мы подготовили два законопроекта, которые наводят в этой сфере порядок, полностью согласовали со всеми ведомствами, вплоть до МВД. И со всем театральным сообществом, что важно. Надеемся, что правительство и Госдума эти законы поддержат. Это позволит если не решить проблему спекуляции, что со времен Древней Греции никому еще не удалось, то хотя бы наведет порядок и легче будет купить билет по его реальной цене.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также