2018-08-31T21:03:04+03:00

Польша ищет след «русского коварства»

Варшава никак не смирится с тем, что самолет Леха Качиньского разбился под Смоленском из-за ошибок пилотов
Поделиться:
Комментарии: comments35
Апрель 2010 года, место крушения польского самолета в Смоленской области.Апрель 2010 года, место крушения польского самолета в Смоленской области.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

В понедельник 3 сентября в Смоленске высадится уже 12-й по счету за последние 8 лет десант из Польши – сотрудники прокуратуры, военной жандармерии, авиаспецы. Ставшие в Варшаве уже политической традицией выкапывание и закапывание погибшего в апреле 2010-го в авиакатастрофе под Смоленском президента Польши Леха Качиньского уже не удовлетворяют амбиции его брата-близнеца Ярослава, который старается выжать из давно минувшей трагедии все возможные и невозможные преференции. Новый отряд отряжен в Россию, чтобы попытаться найти подтверждения версиям польской стороны, похожим больше на бред, чем на осмысление профессионалов.

И Россия вынуждена годами терпеть и удовлетворять любые прихоти капризных соседей, лишь бы те не обижались. Вот и в этот раз польским специалистам предоставят с 3-го по 7-е сентября полный доступ к обломкам самолета Ту-154М, на котором разбились глава Польши и сопровождавшие его лица.

А накануне приезда поляков представитель Следственного комитета России Светлана Петренко выступила с заявлением по данному вопросу. Она подтвердила, что трагедия произошла из-за факторов, в числе которых ошибки экипажа и непринятие командиром своевременных действий по уходу на запасной аэродром из-за густого тумана в тот роковой день под Смоленском, а также отсутствие должной реакции на многократное срабатывание системы раннего предупреждения о приближении земли. И это не одностороннее мнение Москвы, а вывод, в том числе и Международного авиационного комитета (МАК), который для расследования выбрала польская сторона. И Варшава в лице главы МВД Польши Миллера тогда согласилась с выводами следствия. Было установлено, что польским пилотам действительно создавали невыносимые условия, но делала это не «земля» и не диспетчеры, а командующий ВВС Польши Бласик, вошедший в кабину пилотов и оказывавший на них беспрецедентное давление — сажать самолет во что бы то ни стало.

Однако, пришедшая к власти в Польше в 2015 году партия «Закон и справедливость» под руководством Ярослава Качиньского решила использовать трагедию в своих целях. И – понеслось! Стали выдвигаться версии, которые сделали бы честь любому старожилу сумасшедшего дома – о взрывах на борту, о «ЗРК системы «Береза» и прочие чушь и ересь. Все это сочеталось с эксгумациями тела Леха Качиньского и обвинениями Москвы в том, что она не отдает обломки самолета Польше.

- Версия о взрыве проверялась в числе первоочередных и подтверждения не нашла. К таким же выводам пришли и специалисты МАК, - говорит представитель СК России Петренко.

31 августа к месту хранения обломков самолета по приглашению СК РФ приехали российские журналисты.

Нам показали высокий ангар, покрытый трехслойным брезентом, натянутым на жесткий каркас. В этом здоровом сарае хранятся мелкие обломки. Крупные выложены в другом ангаре – металлическом. Всего их более 17 тысяч.

Но вовнутрь ангаров не впустили.

- Поймите, мы не имеем права туда никого пускать, - сказали журналистам сотрудники СК. – Даже специалисты проходят туда, выложив все из карманов, одев спецкостюмы, поскольку там надо исключить возможность оставления посторонних биологических и любых других следов.

- То есть там абсолютно стерильная обстановка?

- Не абсолютно, конечно, но исключена лишь возможность привнесения следов, не имеющих отношения к катастрофе.

Раз в квартал специалисты заходят в ангары, проверяют сохранность вещдоков, режим хранения.

- А почему бы не отдать обломки Польше? Ведь поляки упрекают в этом Россию.

- Это все зависит исключительно от польской стороны. Поймите, на каждый польский запрос мы реагируем, проводим новые следственные действия, отвечаем. А пока следствие не завершено, все вещдоки, а обломки – это именно вещдоки, должны находиться в распоряжении следователей. Это не просто наши хотелки, это общепринятые в международном праве нормы. У нас нет права на передачу вещдоков Варшаве, пока все это не закончится.

Что же, все становится понятно. Пока поляки не перестанут искать черную кошку в черной комнате, выдвигая все новые безумные версии катастрофы, обломкам лучше оставаться в России. Иначе к ним могут «подмешать» любые следы — например, взрывчатки. Остается надеяться, что когда-нибудь здравый смысл в этом деле восторжествует и в Польше и позволит закрыть эту трагическую историю.

Еще больше материалов по теме: «Авиакатастрофа под Смоленском»

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр ГРИШИН

 
Читайте также