2018-09-11T21:09:48+03:00

Иосиф Кобзон: Из-за Нели я дал по морде лауреату международных конкурсов...

Сегодня народному артисту СССР, Герою Труда России, великому певцу исполнился бы 81 год [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments50
Познакомились Иосиф Кобзон и Неля Дризина в гостях. Свадьбу сыграли в 1971 году в Ленинграде, родном городе невесты, - на фото. Неля работала костюмером мужа, ведущей на его концертах, но выбрала роль матери и жены. Фото: Личный архив Иосифа КобзонаПознакомились Иосиф Кобзон и Неля Дризина в гостях. Свадьбу сыграли в 1971 году в Ленинграде, родном городе невесты, - на фото. Неля работала костюмером мужа, ведущей на его концертах, но выбрала роль матери и жены. Фото: Личный архив Иосифа Кобзона
Изменить размер текста:

Иосиф Давыдович не дожил до своего дня рождения чуть меньше двух недель - он скончался 30 августа. Но 11 сентября мы отмечаем точно также, как если бы наш Герой был жив. То есть, - традиционным интервью с ним. Опять-таки - с броским заголовком... Тем более, что в нашем архиве "КП" осталось немало еще фрагментов бесед с ним, фраз и реплик, которые мы от него в разное время слышали, но пока нигде не публиковали...

* * *

- ...Иосиф Давыдович, извините...

- Видите, я репетирую!

- Мы, как всегда, мешаем, наверное?

- Ну, не помогаете… Вот опять мне пиджак (он висел на стуле. - Авт.) помяли! Вы и так много всего наснимали… И много о чем я вам уже рассказал.

- А сегодня у нас к вам вопросы, которые еще никто никогда не задавал!

- Да? Ну-ка, ну-ка...

«Дай Бог мне еще попеть. Перед уходом...»

- Мы заметили – у вас традиция: как юбилей или день рождения, так вы говорите: мол, я уйду со сцены.

- Когда мои коллеги говорят: не вздумайте на свое 80-летие сказать, что это прощальный концерт, - я говорю: почему вы мне говорите, что мне можно говорить, что нельзя говорить? Для меня это - прощальный. Потому что если я выдержу этот марафон песенный в свой юбилей, он и будет прощальным. Я прощался в 60 лет, в 70 лет, а теперь вот в 80 лет. Дай бог мне еще немножко попеть. Перед уходом...

- Что-то вы вдруг про уход заговорили? Вы никогда раньше не говорили про уход.

- Это нормально, я считаю. Люди, которые говорят: ни в коем случае, живите 100 лет… Да ну, природа есть природа... Что делать, жизнь есть жизнь, она заканчивается. Мы рождаемся и сознательно понимаем, что рано или поздно нам придется отчитаться перед Богом и судьбой за прожитую жизнь. У каждого из нас она складывается по-разному – у кого-то короткая, у кого-то длинная. Поэтому это нормально, я отношусь к этому нормально.

Я никогда не предполагал, что доживу до 80 лет, но дожил, несмотря на все сложности, связанные с моим здоровьем. Я дожил, и слава Богу, что-то успел сделать, мне не стыдно ни перед семьей, ни перед многочисленными внуками.

- Но вот и из политики, пожалуйста, тоже не уходите, ладно?

- Вы знаете, я каждый раз хочу уходить. Потому что, когда многие говорят – ну, он идет в депутаты, для того, чтобы у него был иммунитет неприкосновенности. А зачем она мне, неприкосновенность? Я не занимаюсь бизнесом, у меня нет никаких преступных связей, хотя Америка меня в этом упрекает. Какой-то негодяй написал в Америке письмо, что я связан с торговлей оружием, наркомафией и с оргпреступностью. Ну, если это так, пожалуйста, проводите расследование, сажайте, наказывайте.

А если это не так, зачем вы пытаетесь чернить мою биографию, которую я выстрадал своей жизнью? Я хочу, чтобы мои внуки, а их у меня достаточно, чтобы им не было стыдно за своего дедушку. Чтобы они гордились своим дедушкой.

Вот сейчас моя супруга Неля создает музей. Мы живем за городом, в Баковке, она создает музей. И я ей говорю: «Нель, ну, зачем, я еще жив?» А она говорит: «Ты знаешь, ты жив и я жива, а завтра, не приведи господь, тебя Всевышний заберет к себе, а внуки пусть видят, как ты жил. Что ты пел, за что тебя уважали...»

«У Магомаева я ничего не брал»

-... А что - вопросы необычные вы подбрасываете. Давайте еще!

- Вот интересно - у Муслима Магомаева вы что-то взяли?

- Это вы о чем?

- Мы - о манере пения?

- Нет. Потому что специфика его исполнения очень отличалась от моей песенной трактовки.

- Но вы вместе дуэтом все равно пели. Мы видели такие записи...

- А - это просто так отдыхали, развлекались.

- Однажды вы на каком-то концерте его песню исполнили. Он потом подошел, вас обнял.

- А! «Синяя вечность»!

(начинает напевать)

Море вернулось

Говором чаек,

Песней прибоя

Рассвет пробудив...

(мы подпеваем)

- О, море, море,

Преданным скалам

Ты ненадолго

Подаришь прибой...

- Я больше ничего его не пел.

Люба, Саша - ведь «Синюю вечность» все пели. Потом очень много мы спели Арно Бабаджаняна, который, собственно, сделал Муслима. Когда Муслим перестал активно работать в камерном и в оперном плане и перешел на песенный жанр, на эстраду, стал невероятно популярным и любимым, Арно писал в основном для него, а мы были, как в театральных постановках, на втором плане.

Иной раз в лирических песнях я вспоминаю и пользуюсь манерой Клавдии Ивановны Шульженко.

И в то же время я, например, абсолютно по-другому исполняю песни из репертуара Марка Наумовича, тех же «Журавлей». Марк Наумович был таким не очень музыкальным человеком. Ему нужно было обязательно дублировать мелодию, потому что он ее запоминал очень плохо. Но он точно создавал образ песенный.

На посту жены Кобзона Неля Михайловна прослужила 47 лет. Фото: Личный архив Иосифа Кобзона

На посту жены Кобзона Неля Михайловна прослужила 47 лет. Фото: Личный архив Иосифа Кобзона

«Видимо, я уже - как Штирлиц»

- Сейчас нас послушают и скажут: ну, понятно, почему Иосиф Давыдович Кобзон столько лет царит на эстраде...

- Я не знаю, кто и что скажет. Мне важно почувствовать дыхание зала.

- А почему вы такие эмоции переживаете (чувствуется, что вы переживаете)?

- Почему? Я всегда рекомендую моим молодым коллегам, когда вы ищете свой репертуар, прежде всего обращайте внимание на стихи, для того чтобы вы могли в этих стихах выразить то, что задумал поэт, авторы. Это очень важно.

- Несколько раз в командировках замечали - хотя до гостиницы - пара шагов, вы все равно спите в гримерке. Особенно, если в день - два концерта, а между ними перерыв - только пара часов.

- Да, есть такая привычка...

- Такое ощущение, что вы каким-то образом принимаете какую-то процедуру, что ли... Что вот это тот Иосиф Кобзон 60-х годов, на пароходах, в строительных бытовках на ударных стройках, в сельских клубах... Это вас молодит, да? Мобилизует?

- Экономия времени… Пять минут до гостиницы, подняться в номер, расположиться, потом такой же обратный путь. А тут я просто зашел в артистическую, сэкономил каких-то 20-30 минут.

- Для вас это так важно?

- Я считаю, что за мою долгую жизнь я адаптирован к разнице во времени, к часовой разнице, и я думаю, что, как некоторые говорят – я не могу уснуть – шесть часов разница, как здесь. (В это время мы разговаривали в Чите. - Авт.) Или на Дальнем Востоке – 8-9 часов разница. А для меня, вот я так воспитан, свой организм воспитал, - если это время отведено для отдыха, значит, я должен отдыхать.

- То есть, вы как Штирлиц, да?

- Видимо, так. Особенно, вот когда в Заполярье бывает ночь полгода или наоборот день. Приходишь после концерта ночью, не зашторенные окна, люди ходят, дети играют в футбол, в два-три часа ночи, а ты знаешь, что у тебя завтра в 12 часов выступление, поэтому по-быстрому ложишься в койку…

- Мы слышали - вы даже в Москве национальные бурятские виды спорта все время хвалите, восторгаетесь ими… Потому что вы бывший боксер?

- Да нет. Это маленький эпизод в моей большой жизни. Я рекомендую всем заниматься спортом. Именно в таком возрасте, когда есть время и желание. Потому что потом суета сует, времени не хватает. А здесь именно вот в Агинском Бурятском округе и к культуре, и к физической культуре относятся традиционно, с увлечением. Физически вот я выработал здесь афоризм: «Он был морально устойчив, несмотря на то, что физически здоров».

- А если расшифровать его, что это означает?

- Это образ нашего президента - Владимира Путина. Когда человек физически здоров, он менее всего подвластен соблазнам, потому что его физическое состояние не позволяет ему заниматься глупыми вещами. Я люблю физически здоровых людей.

- То есть, если человек физически здоров, значит, он и морально полноценен, и с головой у него все в порядке?

- Абсолютно. В этом случае он менее подвержен всяким негативным процессам жизненным.

- А у вас были негативные процессы жизненные?

- Ну, конечно, были. Разве я не жил? Все было.

- Именно физическое здоровье вам помогло?

- Ну, помогло выдерживать большие нагрузки. Гастроли по той великой стране – от Калининграда до Владивостока, до Сахалина, Камчатки – конечно... Я работал больше всех в Советском Союзе. По три, по четыре сольных концерта в день. Времени на отдых было всегда мало, но желание огромное - не столько меркантильное, а стремление к общению с аудиторией, с публикой, поиск репертуара.

О разнице эпох

- А вот к разнице эпох вы как адаптировались?

- Что вы называете эпохой?

- Нет, смотрите, был сначала социализм.

- Был.

- Потом был развитой социализм.

- Да.

- Потом был бандитский капитализм, по определению Немцова.

- Он и остался.

- Нет, сейчас у нас другая эпоха. Четвертая эпоха - эпоха Кобзона…

- Нет никакой эпохи Кобзона. Просто - продолжается жизнь, подбрасывая нам массу проблем.

Если говорить о нашей эстраде...

Сейчас журналисты осуждают художественные советы, осуждают тарификационные комиссии, а это колоссальная польза была искусству. Когда комиссии, состоящие из профессионалов, авторитетных людей, помогали исполнителям и... определяли их категорию. Первая, вторая, третья, высшая.

А сейчас - вот сколько исполнитель назовет, сколько ему денег и дадут, да еще к тому же и налоги не платят в казну.

Я предлагал президенту Владимиру Путину – давайте заставим артистов, как во всем мире, платить налоги. Вот Монтсеррат Кабалье полгода провела в тюрьме за неуплату налогов. Великая певица, известнейшая испанская оперная дива!

- Но вам же самому так будет хуже…

- Строго, строго очень… А мы, артисты, мы не платим.

- Вам же хуже будет… придется вам платить..

- Ну, почему мне хуже? Ну, мы же хотим ездить по хорошим дорогам?

- Да.

- Мы хотим ходить в чистые туалеты? Мы хотим, вообще, чтобы в вагонах поездов было уютно и чисто? Мы - хотим? Поэтому надо помочь государству, надо платить налоги, для того, чтобы потом требовать – дайте возможность нам жить цивилизованно. А мы не платим.

Я предложил президенту – давайте, Владимир Владимирович, все налоги, которые должны оплатить артисты, отдавать культуре. Раз нет средств, у нас самая нищая статья доходов в культуре.

- Чего президент?

- Он сказал – это невозможно. Нас не поймет никто. Что вот налоги мы взимаем и отдаем их туда же.

- То есть, вы за диктатуру как бы, да?

- Ну, потому что президент соблюдает законы мировые. Национализировать доходы нельзя, перераспределять налоговую систему - нельзя.

О ЖЕНЕ, ДЕТЯХ И ВНУКАХ

«У меня никто не обделен»

Говорили мы со своим Героем, разумеется, и об очень личном.

Напомним - первый раз Иосиф Кобзон женился на известной певице Веронике Кругловой в 1965 году. Оба супруга часто гастролировали, редко виделись, семья так и не получилась из этой пары.

Второй раз Кобзон заключил брак с актрисой Людмилой Гурченко. Этот союз не сделал их счастливыми. Оба были с характером, часто ссорились, не понимали друг друга. Две сильные личности не ужились под одной крышей, вскоре они расстались. Развод их был таким болезненным, с такими обидами и ударами по самолюбию, что бывшие супруги «забыли» друг о друге на много лет. Они даже старались избегать совместных мероприятий.

Свою третью жену Кобзон повстречал в 1970 году. Неля моложе певца на 13 лет, но оказалась именно той женщиной, которую он искал – милая, женственная, хозяйственная, и… девушка совсем не грезила о сцене!

(Хотя ездила с мужем на гастроли, варила ему еду - даже в гостинице, была его костюмером, и даже... объявляла его выступления на сцене! Кстати, Неля Михайловна - заслуженный работник культуры России.)

Для Иосифа, у которого семейная жизнь с артистками не задалась, это было весьма важным обстоятельством.

- Я понял, что никогда и никому эту красавицу не отдам, - признавался певец.

- Да уж, - улыбалась Неля Михайловна, - он из-за меня даже дрался.

- Ну, - меланхолично поправлял ее муж, - просто дал по морде одному лауреату международных конкурсов...

- Она уникальная женщина, конечно, - сказали мы однажды Иосифу Давыдовичу.

- Да, - сказал он с воодушевлением, - Бог меня наградил. Самая моя большая награда. Она великолепная бабушка, великолепная жена, великолепная хозяйка, чистоплюйка. Все, кто приходит, говорят: как у вас красиво. Я говорю: это всё туда, я к этому имею созерцательное отношение, я только пользуюсь благами.

- Она что-то готовит дома?

- Вот пришли как-то друзья – Юдашкин, Церетели, Терешкова. Она всё готовила. Мама моя, царство ей небесное, была великолепной хозяйкой и кулинаркой. И вот она их всех учила – сестру мою родную и Куколку (Нелю).

Неля, конечно, великолепная хозяйка. Внуки ее любят. Все – подружки. А они уже большие – две 18-летние красотки, две 16-летние. Просто глаз не оторвать. Не одна не похожа на другую. Это сестры.

У Иосифа Кобзона и Нели родился сначала сын Андрей, а потом, спустя два года, дочь Наташа. Андрей хотел заняться музыкой, но попытавшись, понял, что это не его призвание. Теперь он занимается – и вполне успешно – бизнесом: владеет пивным рестораном на Арбате. В который, кстати, с удовольствием ходят музыканты.

Дочь Кобзона некоторое время работала секретарем у известного модельера Валентина Юдашкина. А потом вышла замуж за гражданина Австралии (кстати, уроженца Минска) и переехала жить к нему. Дети Иосифа Кобзона произвели на свет семерых внуков: пять девочек и двух мальчиков, чему дедушка Кобзон несказанно рад.

Впрочем, в последние месяцы Иосиф Давыдович говорил, что внуков у него - 10. Как нам пояснили, он считал «своими» внуками и детей, которые - после развода в браке с другим мужчиной - рождались у его первой невестки...

Был у нас и такой разговор...

- Иосиф Давыдович, ваша дочь Наташа – копия мама, а Андрей – копия отец. Прямо как по заказу...

- Да, никто не обделен. У меня есть корейский внук Мишка, - рассказал нам дедушка Кобзон, - ему 10 лет. (Сын Иосифа Давыдовича Андрей был женат на актрисе и поэтессе Анастасии Цой. - Авт.) Вот однажды Неля Мишу кормит, а он говорит: «Бабуля, почему ты меня все время курицей кормишь, что, я еврей, что ли?» Она говорит: «Ну, еврей». Он говорит: «Ничего подобного, я кореец». Она говорит: «А почему ты так не любишь евреев? Они хорошие врачи, ученые, учителя... А что твои корейцы?» А Миша - так серьезно: «Мои корейцы – трудящиеся!»

Внуки – это счастье великое, но это все на плечах Нели. Я не могу долго с детским садом находиться. Я их люблю баловать, а так, чтобы с ними проводить время, сказки читать…

Донецк - Луганск - Агинское - Москва.

Иосиф Кобзон и Людмила Гурченко на праздновании свадьбы. Куйбышев, 1969 год. Фото: Архив Самарской филармонии

Иосиф Кобзон и Людмила Гурченко на праздновании свадьбы. Куйбышев, 1969 год. Фото: Архив Самарской филармонии

БЫЛО ДЕЛО

«Люда, я все улажу»

Георгий ПОРТНОВ («КП» - Самара»)

Вспоминаем импровизированную свадьбу певца и актрисы в Куйбышеве в 1969 году.

Впервые Кобзон женился в 28 лет на 25-летней певице Веронике Кругловой. Вскоре выяснилось, что Вероника беременна. Чтобы сохранить ребенка, ей пришлось покинуть эстраду. Но младенец родился мертвым. То ли горе, то ли разность характеров отдалили супругов, и через два года они развелись.

С Гурченко они впервые увиделись в 1964 году в коридоре Всесоюзного театрального общества. Обменялись улыбками. А уже на следующий день Кобзон достал телефон Людмилы Марковны, позвонил, пригласил на ужин. Сначала они встречались, потом съехались и жили вместе…

Зимой 1969-го Иосиф Давыдович выступал в Куйбышеве во Дворце спорта, и после Нового года Гурченко приехала в гости к певцу.

- Они поехали в гостиницу «Националь» (нынешний «Азимут». - Ред.), но их отказались селить в один номер: они не были расписаны, - рассказали «КП» в самарском филиале Союза композиторов России. - Гурченко заплакала. «Люда, я все улажу!» - успокоил Кобзон и позвонил директору филармонии Марку Блюмину. Тот устроил пару на ночевку у себя в квартире, а утром приготовил влюбленным сюрприз: привез их в филармонию и… поженил!

- К чему такая спешка? - недоумевала руководитель загса Самарского района Антонина Воронова.

На росписи свидетелем обоих выступил директор филармонии Марк Блюмин. Воронова запомнила облик невесты: бархатный костюм цвета бордо подчеркивал стройную фигуру актрисы. При этом Людмила Марковна была необыкновенно холодна со всеми. Молодожены от радости забыли заплатить госпошлину, выпили шампанского и закусили дефицитным по тем временам грильяжем в шоколаде.

Увы, брак распался через год - Кобзон и Гурченко из-за гастролей мало виделись и подозревали друг друга в изменах. Разводились тяжело и так не помирились.

Не расстанусь с "Комсомолкой"– буду вечно молодым!.А это интервью было подготовлено к 80-летию Иосифа Кобзона, которое отмечалось 11 сентября 2017-го...

Еще больше материалов по теме: «Иосиф Кобзон, досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр ГАМОВ

 
Читайте также