2018-10-23T14:25:52+03:00

Моральный ущерб: на Западе присуждают миллионы, а в России - гроши

«КП» разбирается, почему нравственный вред у нас ничего не стоит [радиопередача]
Поделиться:
Комментарии: comments12
Моральный вред в системе российского правосудия - понятие субъективное. Даже в гражданском кодексе у него весьма расплывчатая трактовкаМоральный вред в системе российского правосудия - понятие субъективное. Даже в гражданском кодексе у него весьма расплывчатая трактовкаФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

ПРЕМИЯ ЗА СУТЯЖНИЧЕСТВО

Самый нелепый судебный иск в истории подала 79-летняя американка Стелла Либек. В 1992 году бабуля купила кофе в «Макдональдс», а потом случайно пролила его на себя в машине. Кипяток всего-то обжог ей ноги, но пожилая миссис дело так не оставила. Выкатила иск за моральный ущерб на $2,9 млн, утверждая, что "Макдональдс" пренебрегает здоровьем клиентов, продавая слишком горячий кофе. Удивительно, но суд… встал на ее сторону. Потом юристы крупнейшего фаст-фуда подсуетились и компенсацию снизили. Но она все равно осталась солидной - $600 тыс. Случай стал символом американской системы правосудия. И с 2002 по 2007 год в США даже присуждалась премия им. Стеллы Либек "За самый нелепый судебный иск".

Моральный ущерб: на Западе присуждают миллионы, а в России - гроши. Почему так?

00:00
00:00

В России такая история невозможна. Однако, к сожалению, наши суды и по вполне обоснованным претензиям в компенсации морального вреда отказывают или назначают неприличные копейки. Несколько лет назад было громкое дело против "Седьмого континента": сеть продавала под своей маркой козинаки, зараженные личинками насекомых. Когда покупатель открыл упаковку, из нее вылетели мотыльки. Тогда суд оценил моральный вред в 10 тыс. руб. По возмещению морального вреда потребителю это очень высокая компенсация – обычно, порядка 1 тыс. руб.

- Я работала завучем в сельской школе 15 лет. За несколько дней до начала учебного года меня уволили, буквально одним днем - рассказывает читательница «КП» Татьяна, - Подала на школу в суд, разбирались 3 месяца. В итоге – по суду в должности меня восстановили. Присудили минимальную компенсацию за время вынужденного прогула. Но моральный вред оценили в 500 руб. А я за это время чуть не с ума не сошла.

«КП» решила разобраться, почему страдания россиянина оценивают значительно дешевле моральных потрясений американца или европейца?

Самый нелепый судебный иск в истории подала 79-летняя американка Стелла Либек Фото: EAST NEWS

Самый нелепый судебный иск в истории подала 79-летняя американка Стелла ЛибекФото: EAST NEWS

СУММЫ ОТ БАЛДЫ

Моральный вред в системе российского правосудия - понятие субъективное. Даже в гражданском кодексе у него весьма расплывчатая трактовка: «Нравственные или физические страдания от посягательства на жизнь, здоровье, честь и достоинство, деловую репутацию и личные неимущественные права». Со здоровьем еще более или менее понятно. Но как оценить нравственные страдания?

Этот философский вопрос пытались решить почти 30 лет. Но ответа так и не нашли. Поэтому всю глубину страданий суд определяет практически на глаз. По-умному «с учетом требований разумности и справедливости». Что это значит – одной Фемиде известно.

Сегодня в России не существует никакой формулы при расчетах морального вреда. Никаких минимальных и максимальных пределов. А поскольку у нас не действует прецедентное право, то в похожих историях суд имеет право назначать совершенно разные суммы. Например, за оскорбление в публичном месте компенсация была и 2 тыс., и 10 тыс., и 100 тыс. рублей. Последний вариант, правда, про публичных персон. Конкретнее – по иску Елены Ваенги к журналу «Собеседник». Журналисты публично заподозрили, что она – вампир.

ПОСТРАДАЛ - ОБОСНУЙ

Мало того, что моральный вред нужно оценить, так его еще и поди докажи.

- Для суда мало что заранее установлено и определено. Все нуждается в доказательствах - в этом и есть состязание. А получается, что выходит человек и говорит: « Вы же понимаете, я очень переживаю». А судья не понимает. А если и понимает, не имеет право вложить это понимание в свой вердикт, - говорит Андрей Некрасов, адвокат, старший преподаватель РАНХиГС. - И как обосновывать свои материальные притязания за моральный вред никто не может договориться.

Как доказать, что ты страдал? Не физически, нет. Душевно! Заплаканные фото и платочки суд вряд ли примет к рассмотрению. Дневники в стиле Достоевского писать? Показания свидетелей, которые утешали? По словам Некрасова, единственный путь –психологическая экспертиза. Мало того, что это недешевое удовольствие – от 15 тыс. рублей. Так еще и пойди-найди специалиста, который возьмется.

- Психологов у нас много. Тех, кто умеет работать с бумагами, оформлять их для суда – почти нет. А тех, кто готов взять на себя ответственность – еще меньше, - рассказывает Некрасов. – Но это касается дел, где человек действительно испытал серьезное потрясение. А если брать ситуации, например, с защитой прав потребителей? У человека айфон сломался, какая тут может быть психологическая экспертиза? Суммы присуждают абсолютно с потолка.

ГОСУДАРСТВО ПРИКРЫВАЕТ СЕБЯ

С другой стороны, с потолка можно же присуждать и крупные суммы. Но, по данным компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты» (ФБК), средняя компенсация за моральный вред в России – 1,7 тыс. руб. «Цена страдания» в нашей стране в десятки раз ниже, чем за рубежом. Юристы называют несколько причин.

- Если опасения, что государству придется раскошеливаться на немалые суммы. Ведь оно тоже часто может выступать ответчиком. Неправильное назначение пенсий или предоставление госуслуг, медпомощи, образования. Если начнется практика крупных исков, государству тоже придется платить, - говорит Игорь Николаев, ди ректор Института стратегического анализа ФБК. – Но это нормально. Государство такой же субъект отношений. Если в результате действия госслужащих нанесен ущерб, нужно оплачивать его в полной мере.

Другая причина – странная жалостливость российских судов. Считается, что компенсация не должна быть чересчур обременительна для «вредителя». При рассмотрении дел судьи учитывают платежеспособность человека или компании. В США или Европе такого нет. Гражданин там может разорить чью-то фирму или семью одним иском. Поэтому таких исков там боятся, как чумы.

- Как только начнут присуждать разумные суммы, сразу же во много раз возрастет количество поданных исков. В США в судах многих штатов самое большое количество рассматриваемых дел - как раз о компенсации морального вреда, - предлагает свою версию Елена Заварская, юрист компании The Lawers. - Учитывая перегруженность наших судей, они просто не готовы справиться с наплывом.

Есть и менее очевидные причины. Юристы-правозащитники рассказывали «КП», что иски о моральном вреде – индикатор морального здоровья общества. Эдакий показатель развития правовой системы. Если дать возможность людям бороться за свои потребительские права, то отсюда рукой подать до борьбы за права гражданские. А это государству совсем не выгодно.

СКОЛЬКО МОЖНО ПОЛУЧИТЬ?

Мы опросили более десятка практикующих юристов и выяснили сложившийся сегодня примерный прейскурант.

- Моральный вред семье после смерти родственника по чьей-то вине – около 1 млн руб*. Такую сумму обычно получают от государства семьи погибших в авиакатастрофах, терактах, трагических случаях. Это служит ориентиром для юристов при подаче других исков.

- Моральный вред при причинении вреда здоровью. От 500 тыс. до 1 млн. руб. при серьезном ущербе. Но это когда человек фактически остался инвалидом. От 50 тыс. до 100 тыс. руб. в случае средней тяжести. Неправильно поставленный смертельный диагноз – около 100 тыс. рублей. Разглашение медицинской тайны – столько же.

- Трудовые споры. Тут все очень индивидуально. Незаконное увольнение – 1-2 тыс. руб. Производственная травма – около 10 тыс. руб. Максимальная сумма ущерба, которую называли – 35 тыс. руб. за отказ в приеме на работу на основании расовой принадлежности кандидата.

- Незаконное уголовное преследование – до 50 тыс. руб.

- Защита прав потребителей - до 10 тыс. руб. по любому нарушению.

*Здесь и далее суммы могут существенно отличаться в зависимости от конкретной ситуации и региона.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

А КАК У НИХ?

Австрия

Конкретные суммы в законах не прописаны. Однако есть ставки компенсаций в случае телесных повреждений – в зависимости от тяжести от 100 до 300 евро за каждый день восстановления здоровья. Самая крупная сумма компенсации с 2001 года – 217 тыс. евро

Германия

Конкретные суммы также не определены. Но в законе сказано, что судьи должны ориентироваться на размер компенсации по ранее рассмотренным похожим ситуациям. Максимальная сумма компенсации с 2001 года – 600 тыс. евро

Великобритания

С 1994 года действует минимальная «тарифная сетка» за причинение морального вреда. Компенсация зависит от времени страдания. Под страданием понимают – снижение трудоспособности, разрыв социальных связей, депрессию и даже потерю сексуальной активности. Если это длится до 16 недель, то сумма от 1 тыс. фунтов стерлингов. До 26 недель – от 4 тыс. Более 26 недель – от 7,5 тыс. Постоянно – от 20 тыс. фунтов.

Франция

Установлено фиксированное значение в случае утраты трудоспособности – 600 евро в месяц. В остальных случаях, размер определяет суд в зависимости от степени тяжести ущерба и возраста потерпевшего.

США

Подход к компенсации сильно различается в зависимости от конкретного штата. Фиксированных сумм тоже нет – все отдано также на принцип «разумности и справедливости». Разброс компенсаций весьма велик. $200 – мужчина травмирован при ДТП (ссадина на пальце, растяжение шеи, головные боли и появление проблем с памятью) и $10,5 млн – работница завода по переработке ядерного топлива получила облучение плутонием.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также