2018-12-30T17:53:04+03:00

Компьютер научили писать стихи «под Высоцкого»

Правда, пока искусственный интеллект «схватил» лишь стиль. Но это первый шаг…
Евгений Большаков
Поделиться:
Комментарии: comments2
Владимир Высоцкий. Фото: Валерий ПЛОТНИКОВВладимир Высоцкий. Фото: Валерий ПЛОТНИКОВ
Изменить размер текста:

Филолог Борис Орехов провел забавный эксперимент. Он заставил искусственный интеллект проанализировать стихи знаменитых поэтов - Пушкина, Ахматовой, Мандельштама, Высоцкого. А затем написать собственные - в стиле этих авторов. В первом приближении получилась абракадабра, но настолько возвышенная, что некоторые ее действительно приняли за поэзию.

Итак, компьютер уже вторгся в творчество. То есть в ту сферу, в которой, по предсказаниям футурологов, должен будет процветать человек, после того как передаст всю рутину машинам.

Примеры нейронных стихов, полученных Ореховым.

Николай Некрасов:

Не мог добродетель не встретила,

Что день ли жизнь моей,

Но он полуземной.

Не прочный год крестьянина

Согласиться сколько весело,

Терзали весь лес не большая,

Бог верно над своим клубам

И бездейственной лесной нитей

На жертвой оправдание слушать,

Но кроткого богатого мои,

Вовсе славяна поэзия лица.

Осип Мандельштам:

Веретено и воздух я звезда.

А та, как волны, людские гимны,

И благословимый брат, как листьев

Не зависать на голове --

Мы в ночи, нервном полутельных рыбок,

Я должен и как прозрачный, лишь человек --

Ей звезды крови живота

И купал в море, в мелколесье живет.

Владимир Высоцкий:

Сорок девять доверяй, —

Он поймет, а не догнать!

Уже временная наши лапы,

Выю вы не за двадцать

Еще по полметра…

Все бабы цветы,

Обломит, я свободен буду,

Хотя бы поступать, но – и читаю, —

Я прошу: не буду тюрьмы, —

Свободитесь, но тебя чуть провожая!

Как быть и что от машин ждать в дальнейшем? Об этом мы поговорили с Борисом Ореховым, кандидатом наук, доцентом Школы лингвистики НИУ ВШЭ.

- Борис Валерьевич, компьютеры уже давно пишут музыку. И она, порой, не хуже мелодий, которые используют эстрадные звезды. Теперь вот стихи «под Ахматову» и «под Мандельштама». Значит ли это, что нейросети скоро заменят людей в том, что, казалось, под силу только Homo sapiens – человеку разумному, творящему?

- Я бы пока не беспокоился. Компьютер – это такая безмозглая штуковина, которую можно научить делать разное. Как собачку можно научить гавкать нужное число раз и показывать ее в цирке так, будто она умеет считать. Даже если компьютер что-то делает, что кажется разумным, он все равно не понимает, что конкретно делает.

Но с помощью компьютера можно создавать какие-то такие прорывные образы, которые человеку не свойственны. Мы берем какую-то картинку, накладываем на нее некоторые алгоритмы нейросетей и у нас получается что-то совершенно безумное. Но именно такое как раз ценится при художественном творчестве и восприятии. С текстами «стихов» то же самое: получаются неожиданные сочетания слов, которые нам уже не кажутся бессмысленными.

- Ключевые профессии сейчас осваивает компьютер. Возможно ли, что то же самое произойдет со стихами?

- Есть такой экономический термин «перепроизводство». Мы живем в ситуации перепроизводства текстов вообще, не только стихов. В мире издано около 130 миллионов книг. Человек же за свою жизнь может прочесть их несколько тысяч. То есть книг написано гораздо больше, чем человеку нужно. Зачем пишут новые?! Так что, думаю, спрос на компьютерные тексты просто будет минимальным, если вообще будет. Засилье машинных стихов и прозы нам не грозит.

- Но, возможно, кто-то будет использовать продукцию машины для того, чтобы выдать ее за человеческую…

- Конечно. И это касается не только творчества.

Были эксперименты, в которых людям давали картинки и говорили, что одни написал компьютер, а другие - человек. Хотя на самом деле все нарисовал человек. А затем изучали движение глаз смотрящих. Когда люди смотрели на то, что «сделал художник», они подробно всматривались в детали, а «работы машины» пробегали глазами по диагонали.

Есть тут и экономические соображения. То, что производится массово, стоит дешевле. Мы отдаем больше денег за ручную работу, потому что она индивидуальна, в ней есть что-то особенное.

Я поэт, зовусь я Цветик…

- Компьютер, когда пишет стихотворение, анализирует частоту употребления букв, слов, почему и когда одна следует за другой, таким образом он выстраивает произведение. Может случиться так, что нейросеть принесет в поэзию нечто совершенно новое?

- Ваш вопрос хорош, потому что опирается на общебытовое восприятие поэзии, совершенно не соотносящееся с тем, что про поэзию думают профессиональные исследователи. В поэзии нет формы и содержания отдельно. Например, есть стакан – форма, а мы в него воду налили – идею. То есть ваш вопрос про то, может ли компьютер не просто создать стакан, а еще что-то налить в него.

На самом деле идея – это не то, что я придумал и решил изложить, а мучительный подбор слов, которые должны соответствовать не только ритму, рифме, но и сложно устроенному стилистическому идеалу. Само строение стихотворения и есть та самая идея. Автор создает конструкцию, а потом и у писателя, и у читателя появляются равные возможности в интерпретации текста. Автор вообще может не понимать, что он написал. А читатель в нем увидит что-то такое важное, поймет.

Чтобы компьютер мог вкладывать какие-то идеи ему нужно начать себя осознавать. Должно появиться то, что называется сильным искусственным интеллектом, который не просто умеет решать отдельные задачи, а что-то большее. Как человек, мозг которого выполняет множество задач одновременно. Но решение разных задач не приведет автоматически к появлению сознания. Когда оно появится у машин нам не ведомо.

Стихи, музыка, что дальше?

- А процессы обучения искусственного интеллекта написанию музыки или стихов отличаются друг от друга?

- Написание музыки или стихов не отличаются, а вот музыки и картинок – да. Дело в том, что это зависит не от нейросети, а от базовых свойств тех самых искусств, которым мы учим нейросеть. Бывают искусства временнЫе и бывают - пространственные. Пространственные – те, с которыми мы можем познакомиться взглядом за одно мгновение: почувствовать настроение картины, понять ее композицию. Музыка и текст растянуты во времени, последовательны. Поэтому за одно мгновение с ними ознакомиться не получится, придется потратить время, чтобы послушать композицию или прочитать стихотворение.

- Лет 50-60 назад тоже учили машины творчеству. Насколько сильно мы с тех пор продвинулись?

- То, что было 50 лет назад, кардинально отличается от того, что есть сейчас на всех уровнях: алгоритмическом и железном. Компьютеры могут хранить в памяти намного больше информации и обрабатывать ее. Алгоритмы тоже применяются совсем другие.

Компьютер теперь не комбинирует слова, а выучивается стилю. Не так давно нейросети показали картины Ван Гога. Она научилась стилю и стала применять его на картинках, которые ей предлагали. Так получаются приложения для смартфона типа Prisma. Ничего подобного невозможно было создать десятилетия назад.

Восстание машин откладывается. Пока

- Нам есть куда двигаться в обучении машин сейчас?

- Да, конечно. Но не очень понятно, что получится. Для начала хочется сделать с текстом то, что когда-то мы сделали с картинками. Проблема с отделением стиля от содержания. Нельзя взять определенный текст и преобразовать его в стиль Льва Толстого или Пастернака. Компьютер создает некоторые новые объекты, но они в чем-то всегда похожи на что-то уже существующее. Мы можем скопировать стиль Ван Гога, но изобрести Ван Гога наших дней – нет.

- А можно дать искусственному интеллекту обучиться и поставить задачу делать не так, как все, не то, что он уже видел.

- Вопрос, скорее философский. Да, но с определенными ограничениями. Можно сказать: «Выучи закономерности и делай не так, как в этих закономерностях», но тут есть проблема: не обязательно это получится хорошо.

- По-вашему, когда стоит ждать восстания машин?

- Скорее всего на наш век хватит свободной жизни. Все почему-то представляют восстание машин как то, что роботы тут же захватят власть над всем миром и будут поддерживать ее с помощью оружия или чего-то другого. Но это не значит, что будет так. Предполагаю, что у машин всегда будет ограниченный уровень доступа. Скажем, если какой-то искусственный интеллект осознает себя и поймет, что люди ему не нужны, но при этом будет у меня в ноутбуке, из этого ноутбука у него не будет доступа никуда. Он так и будет там жить, тихо ненавидеть все человечество и может быть даже меня. Он сможет стереть статью, которую я напишу для высокорейтингового журнала, подпортить мне жизнь, но больше ничего.

КСТАТИ

Машины изобретают собственный язык

Не так давно Ольга Ускова, президент группы компаний Cognitive Technologies, где создали первый в мире автопилот, способный анализировать дорожную обстановку, рассказала интересную историю. Понятно, что автопилотам, участвующим в дорожном движении, со временем предстоит коммуницировать друг с другом. Ольга предложила своим студентам проанализировать работу двух автомобилей с автопилотами, работающими в паре. Выяснилось, что через полгода такой связки машины стали формировать в общении друг с другом что-то похожее на язык. Они сами создали около 80 команд, которыми обменивались в той или иной обстановке.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также