Общество1 апреля 2019 14:40

Хождение в бесплатную медицину

Отсутствие диагноза, отсутствие специалистов и потерянные анализы – вот с чем встретилась корреспондент «КП» Ульяна Скойбеда в районной поликлинике. И пребывает в изумлении
«Один талон в месяц» и «талон в следующем месяце» это изощренная пытка по отношению к больным в остром состоянии

«Один талон в месяц» и «талон в следующем месяце» это изощренная пытка по отношению к больным в остром состоянии

Фото: Алексей БУЛАТОВ

В марте я хорошо так заболела. Буквально лежала и орала: «Дайте обезболивающее!».

Никогда такого не было (я лошадь-то здоровая), поэтому прикормленных врачей и медцентров у меня нет.

И, потому, закинувшись таблетками, я поползла в обычную районную поликлинику по прикреплению, где не была много месяцев, а по серьезному поводу – много лет.

БОРЬБА ЗА ЖИВУЧЕСТЬ

Прихожу.

У кабинета неотложной помощи ругается очередь: те, кто с талончиками (записавшиеся за несколько дней) отпихивают от двери тех, кто с острой болью, как я.

- Бессовестная!!! Нахалка! Я с десяти здесь стою, а вы все лезете и лезете!

- А у меня давление 180!!!

Потом я провела у этой двери много часов и убедилась, что взаимовыручки больных нет: когда людей с острой болью скапливается сильно больше «плановых», это они отжимают от кабинета предварительно записавшихся:

- А ну и что, что у вас талончики, мы по «скорой помощи», значит, пройдем без очереди!

- Негодяйка!

- От такой слышу!!!

Отсидев свое, пробираюсь в кабинет.

ТАЛОНОВ – НЕТ!

Бабушке-врачу, наверное, за восемьдесят. Я даже радуюсь: наверное, профессионал… ну, или просто работать некому. Зовет меня на «ты» (ой, хоть горшком):

- Что у тебя болит?

Мне кажется, что болит сустав, и бабушка-терапевт без всякого осмотра (я говорю же, профессионал) выводит в карточке: «Артрит».

- Наверное, вы направите меня к ортопеду? – робко интересуюсь.

- Да как же я тебя направлю, если нам дают один талончик на месяц? – огорошивает бабушка. – Ты разве можешь месяц ждать?

Да, честно говоря, в моем остром состоянии прием нужен «вотпрямщас», ни ждать я не могу, ни искать.

- Как же так, - пытаюсь спорить, - в травмпункте на соседней остановке ортопед каждый день, вот к нему талончик дайте.

- Я тебе говорю, один талон в месяц!

Ухожу несолоно хлебавши, со списком препаратов от артрита.

Через неделю ситуация меняется: согласно новой инструкции ВЦСПС (шучу, согласно новым результатам анализов), лечить надо почки.

- Да, действительно, - подтверждает бабушка-терапевт, - такие боли бывают, когда не справляются почки…

- Видимо, надо делать УЗИ почек? – радуюсь я.

- Замолчи! – ругается врач, - Как я тебе дам УЗИ, когда нет талонов, талоны, говорят, будут в следующем месяце. Пишу в карту диагноз: ОРВИ…

НИКАК НЕ ОЖИДАЛ ОН ТАКОГО ТРЫНДЕЦА

ОРВИ мне пишут в карту потому, что у меня держится температура, вернее, она поднимается каждый день.

Несмотря на жар и слабость, из-за которой я сплю по 20 часов в сутки, МЕНЯ ВЫПИСЫВАЮТ. Происходит это, потому что я вякаю, что проблемы могут быть и по гинекологии:

- А вот с гинекологом тогда и решай!, - радостно заявляет врач, и я целые сутки валяюсь на койке, де-юре здоровая и выпнутая на работу, де-факто неспособная самостоятельно дойти до санузла. Волшебные ощущения.

Восстановить статус-кво, то есть вернуться на бюллетень, удается только еще одним героическим походом в поликлинику на дрожащих ногах, держась за стенку.

Общий анализ крови, который я с трудом сдаю, поликлиника блистательно теряет, и результат, который должен быть готов через сутки, неизвестен даже через две недели…

И все это великолепие происходит ровно в трех с половиной километрах от МКАДа, в московском регионе, который, по мнению жителей всей остальной России, купается в деньгах, зажрался и т.п.

И, если здесь у нас такой трындец – какой же в селе Шушенском и Ивановской области?

ПЕРЕЧИСЛИМ ПО ПУНКТАМ

Я не буду понапрасну гнать на бедную поликлинику: она совершенно точно не виновата в том положении, в котором оказалась. К тому же, даже при таком уровне обеспечения врач меня вылечил: назначил антибиотик широкого профиля, предложил колоть в процедурном кабинете, все абсолютно сотрудники поликлиники были человечны и милы.

Вот только диагноз мне так и не поставили. Я не знаю, что со мной, в итоге, было.

И потому я подытожу претензии списком: я не смогла экстренно получить консультацию ни одного специалиста, хотя самочувствие было отчаянным, диагнозы в карту мне писали «от балды» или на глазок, анализ потеряли, выпнули больную с бюллетеня, и мне пришлось прилагать дополнительные усилия, чтобы туда вернуться.

Среди журналистов-государственников долгое время был популярен жанр «Как я ходил в народ»: пятнадцать лет лечился в частной клинике, пришел в поликлинику по месту жительства и обомлел, бахилы мол, автоматы с кофе и зубоврачебная техника лучше, чем у коммерческих врачей.

Верю коллегам.

Но у меня теперь – другой опыт, который я безусловно буду отстаивать и подтвержу на любых встречах с любыми чиновниками. «Один талон в месяц» и «талон в следующем месяце» это изощренная пытка по отношению к больным в остром состоянии. Отсутствие необходимого для постановки диагноза – безобразие. Диагноз без осмотра специалиста - гадание на кофейной гуще.

И, разумеется, теперь у меня есть вопросы.

ВОПРОСЫ

Я работаю в «Комсомольской правде» много лет и много лет получаю пристойную, выше рынка, абсолютно белую зарплату, с которой плачу государству немалые налоги.

Куда они деваются, если в ответ я получаю от государства – вот это?

На восстановление Пальмиры?

Спасибо, конечно. Но, видимо, нужно навести порядок дома, раз речь идет о такой вопиющей необеспеченности.

И где все это происходит! В столичном регионе, который – я ни в коем случае не хочу обидеть жителей других регионов, все-таки является лицом страны.

Я в курсе, что существует частная медицина: в этот раз я, к примеру, была вынуждена пересдать за деньги тот потерянный анализ, а могла (если бы могла ходить) обежать и частного ортопеда, и нефролога, и узиста.

Возможно, этого государство от меня и добивается?

Платить налоги – а лечиться за свои?

P. S. Конечно, я приложу эту статью к письму в страховую компанию. Возможно, получится что-то улучшить, и не для себя, а для всех больных.