Общество24 мая 2019 16:10

"Если ребенок попал в Бурденко, значит - это серьезно": Как пластилин, краски и доброта волонтеров помогают поставить детей в больнице на ноги

Дети в больницах очень устают от того, что все их считают пациентами – и только. Жизнь проходит где-то там, где все бегают и играют, а у них неделями и месяцами – капельницы и перевязки. И вот тут приходят волонтеры
Анастасия КУЗИНА
Волонтеры движения «Даниловцы» посещают два детских отделения НИИ им. Бурденко

Волонтеры движения «Даниловцы» посещают два детских отделения НИИ им. Бурденко

Как добровольцы помогают детям, рассказывает Любовь Моисеева, координатор волонтеров Движения «Даниловцы», которые посещают два детских отделения НИИ им. Бурденко.

- Дети в больнице подолгу находятся наедине со своими мыслями,- рассказывает она. - Они смотрят на родителей, которые иногда так сильно переживают, что на них лица просто нет. И дети переживают и за себя, и за родителей. А мы отвлекаем их - своим позитивом, рассказами, рисованием.

Был такой случай: мама привезла к нам на занятия сына на коляске, и он начал играть в настольный футбол. И там было так неудобно немножко, и ему все время хотелось встать, но ноги у него не ходили. Но за это занятие, в азарте игры он встал и ушел в палату на своих ногах. Мама его, помню, окликнула: «Смотри, ты стоишь на своих ногах!». И вот когда такие случаи происходят, мы до глубины сердца понимаем: зачем мы там и как мы помогаем. Что это не просто так, не наша прихоть, а мы, волонтеры, действительно приносим колоссальную пользу.

Любовь Моисеева

Любовь Моисеева

Фото: материалы пресс-служб

- Как долго дети находятся в больнице?

- Они приезжают на операцию, и все зависит, как она пройдет. Некоторые лежат неделю - это классическое время пребывания. Другие могут три месяца находиться. Но, как правило, это неделя-две.

- То есть, когда вы приходите, дети в отделении все время новые? И как с ними можно быстро наладить контакт?

- Очень легко! Мы приходим, зовем их и начинаем задавать стандартные вопросы: «Привет, откуда ты, как тебя зовут, есть ли у тебя кошечки-собачки, что ты любишь делать, в каком классе, чем занимаешься?» Мы их расспрашиваем, а дети очень любят, когда интересуется ими лично. Они рассказывают про себя, показывают фотографии. К каждому ребенку, который пришел, мы относимся как к личности, а не просто прийти и - «Давайте полепим!», и даже не спросить, как зовут... Единственное, мы никогда не спрашиваем их про болезнь. Это - закрытая тема. Иногда родители хотят поделиться, поговорить, мы можем их выслушать, но сами вопросы не задаем. Мы стараемся это обходить, потому что заболевания там не самые легкие и простые. Если они попали в Бурденко, значит - это серьезно.

- И как проходят ваши посещения?

- Так как дети у нас в возрасте от 0 до 18, и у всех разные возможности двигаться, - они после операции могут потерять зрение, слух, ноги, руки, - мы не можем подготовить одну какую-то тему на всех, какой-то общий мастер-класс. У нас кто-то рисует, кто-то лепит, и мы сидим все вместе, разговариваем, общаемся, загадываем загадки. Больше идет индивидуальная работа с детьми.

Очень часто мы накрываем стол большими листами ватмана, и каждый ребенок себе делает замок – рисует его или лепит. Или родители ему помогают, если он плохо может совладать с фломастерами или пластилином. Каждый лепит своего персонажа, строит ему домик, потом мы рисуем дорожки - друг другу в гости ходить. Потом начинаются уже озера, корабли, деревья, города, потом можем играть в войнушки или, наоборот, праздники там устраивать. Или мы делаем полянку и придумываем общую тему: «Давайте лепить сегодня сафари!» Или очень распространено у нас огороды лепить: капусту, морковку, зайчиков. Ферму такую.

Волонтеры лепят, рисуют и просто общаются с ребятами

Волонтеры лепят, рисуют и просто общаются с ребятами

Фото: материалы пресс-служб

- Сколько же у вас уходит пластилина?

- Много! Все, что я заказываю в «Даниловцах». Не хватает, и еще покупаем!

- А родители чем занимаются, пока вы лепите?

- Они могут так же лепить и рисовать, надувать шарики. Иногда просто сидят и отдыхают, потому что дети активные или ночами не спят, то есть родители тоже ночами не спят и находятся в о-очень уставшем состоянии. Они просто сидят и медитируют рядом, пока мы занимаемся с детьми. Пока мы рядом, у них есть время ни о чем не думать.

- Вы помните, как в первый раз пришли в больницу?

- Да… Первые три раза я выходила, и мне очень хотелось плакать, но плакать не получалось. Я помню одну девочку, я вообще не понимала, как такое может быть с ребенком маленьким… Но сейчас, через три года я к ним отношусь как к обычным детям. Как бы они ни выглядели, меня уже это ни в какой шок не повергает. И новые волонтеры, когда приходят, говорят, что «мы готовились к худшему». Люди всё достойно воспринимают: и бинты, и то, что дети плохо двигаются, и мешочки всякие с жидкостью.

- Может, у вас какие-то особенные волонтеры?

- Да нет, все разные. Много студенток, которые очень вовлеченно занимаются волонтерством. Но есть и постарше женщины. И я как раз делаю ставку на более осознанных, взрослых людей, нежели на студентов. Потому что те могут походить, а потом пропадают, потому что наигрались. А люди, которые понимают в жизни больше, они ходят постоянно. Есть человек пять, которых я бы характеризовала как опытных волонтеров, на которых я могу положиться. И все это - люди после 30-35 лет.

- Новые волонтеры переживают, когда видят детей в бинтах?

- Они, в основном, говорят, что ожидали хуже. Не все, конечно, и кстати, те, что помоложе, отваливаются, именно потому что приходят совершать какую-то глобальную миссию.

- Спасать ребёнка, а не играть с ним.

- Да. И они удивляются, что дети - это просто дети, что они веселые. Что, когда мы им плетем «волшебные браслетики», которые будут исполнять желания, девочка говорит: «Хочу пони радужного». То есть, ребенок, даже будучи больным, на этом не зацикливается, не загадывает «Я хочу выздороветь и быть здоровым». Ему нужно пони.

А некоторые волонтеры думают, что они приходят спасать жизнь человека. И когда этого не находят, они больше не приходят.

Дети в больнице подолгу находятся наедине со своими мыслями, а волонтеры помогают им отвлечься

Дети в больнице подолгу находятся наедине со своими мыслями, а волонтеры помогают им отвлечься

- И сколько в группе волонтеров?

- В чате около 60 человек, но ходит регулярно где-то 10-15. Раньше было 2-3, а сейчас все больше и больше. И мне, спокойно, когда нас много. Такая создается аура семьи - с детьми, с родителями. Родители тоже радуются, когда много людей, более шумно получается, более весело. И меня очень радует, что волонтеров приходит все больше. Я в свое время случайно узнала о волонтерстве. А сейчас люди сами ищут информацию, находят нас, «Даниловцев» и приходят. И это здорово, потому что волонтеры должны быть в каждой больнице!