Общество

Наши были не готовы к штурму. Бежали без касок. А навстречу — окровавленные дети...

Спецкор «КП» Дмитрий Стешин своими глазами видел трагедию Беслана и сам, вместе с другим спецкором «КП» - Александром Коцем, выносил детей из школы, захваченной 15 лет назад террористами. Дима долго отказывался писать этот текст. И все-таки написал...
По логике событий, спровоцировать кровавую бойню в Беслане могло только кавказское бандподполье по благословению далеких кураторов

По логике событий, спровоцировать кровавую бойню в Беслане могло только кавказское бандподполье по благословению далеких кураторов

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- С 2004 года, под каждое 1 сентября, как по команде, открываются врата ада – коллеги, скрипя перышками, ваяют «расследования про Беслан». Пересказывают бредни и домыслы – надо же, чтобы «не как у всех», чтобы был «кликабельный эксклюзивчик». Те, кто был в те черные дни в Беслане, кто видел сам это чудовищное жертвоприношение, почему-то помалкивают. Потому что единственный доступный нам способ защиты психики – забыть. Я даже видеосъемку и фото из Беслана не храню в домашнем компьютере – чтобы случайно не наткнуться.

Те, кто был в те черные дни в Беслане, кто видел сам это чудовищное жертвоприношение, почему-то помалкивают

Те, кто был в те черные дни в Беслане, кто видел сам это чудовищное жертвоприношение, почему-то помалкивают

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Но в этом году некоторые журналисты все-таки пробили днище – построили свое «расследование» Бесланской трагедии на давнем заявлении Шамиля Басаева. Еще живой «Гинеколог» (так его прозвали после захвата родильного отделения в Буденновске) вместо того, чтобы отрапортовать о победе над гяурами в Беслане, вдруг начал жалко оправдываться, выкручиваться и перекладывать с больной головы на здоровую. Мол, это русские начали лупить по школе из гранатометов и огнеметов – на них вся вина за гибель детей. Оцепления у школы не было – там толпились сотни людей, с ружьями и без. Зеваки, родственники заложников, родственники родственников, друзья. Толпились и видели все. Впрочем, ближе, чем на прямой выстрел из окна, к школе никто не подходил. А боевики постоянно стреляли по прилегающей территории – нервы у них кончались. Еще был непонятен исход – «договорятся»? «Выменяют»? Позволят, как в Буденновске, взять заложников и убраться? Все надеялись на чудо. На бескровное чудо. И никто, конечно, не дал бы лупить по школе из «Шмелей» и РПГ - я сам, в такой ситуации, повис бы на руках стреляющего – пусть лучше под ноги нам бахнет, чем в моего ребенка.

Спецкор «КП» Дмитрий Стешин своими глазами видел трагедию Беслана

Спецкор «КП» Дмитрий Стешин своими глазами видел трагедию Беслана

Фото: Александр КОЦ

И взрыв, с которого все началось, был один – по мнению экспертов, он случился при перемонтаже взрывного устройства в спортзале. И звук этот, не был похож на прилет гранаты - слишком мощный, тугой, растянутый.

А потом все потонуло в какофонии боя. Говорю потому, что был там, все видел и слышал.

Так вот. Наши были не готовы к штурму.

К тому времени уже случилось множество сходных ситуаций с захватами зданий, – не только в России. Опыт постоянно анализировался. Спецы прекрасно знали, что третьи сутки – «окно возможностей», у террористов мозг начинает отключаться без сна, а выспаться, даже по очереди, в такой ситуации невозможно. Сиднокарб – армейский психостимулятор, не работает уже на вторые сутки – я видел в уже освобожденной школе валяющиеся у кабинета директора пустые упаковки-платформы от «таблеток против страха». Но наши не собирались штурмовать школу в этот день.

Я видел, как после первого взрыва «альфовцы» бежали к школе, на ходу застегивая броники, без касок. А навстречу им бежали окровавленные дети…