2019-09-26T01:00:01+03:00

Марина Бюрнье о вине, Луне, земле и океане

Неспешная и обстоятельная беседа с совладелицей и основательницей единственной в мире российско-швейцарской винодельни
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

- Марина, вы ведь недавно вернулись с большой международной выставки вина в Гонконге. Расскажите о триумфе российского виноделия на этом солидном смотре.

- А, вы тоже уже наслышаны.... Да уж, триумф. У всех стран солидные, хорошо оформленные стенды. А у нас? Какой-то домик фанерный, и там теснятся несколько крупных компаний. Сразу видно, где есть господдержка отрасли, а где только разговоры.

- В общем, опять во всем государство виновато.

- Не во всем, вот вам другой пример. В администрации Краснодарского края, не так давно был назначен человек, ответственный за продвижение российских вин. Молодой, динамичный. И, самое главное, с правильным пониманием и видением. Так что надежда на улучшение есть.

- А нет ли у вас подозрения, что не помогают конкретно вам? Название у вас какое-то иностранное, подозрительное - «Бюрнье».

- Ну да, кто-то, возможно, не воспринимает нас как российскую компанию. Рено Бюрнье ведь — швейцарский винодел. Хотя на многих винодельнях в России есть иностранные консультанты. Но там другое: многие из них не заинтересованы напрямую в результатах своего труда — приехали, дали советы, хорошо заработали и уехали. А в нашей русско-швейцарской компании консультант — сам владелец, он сначала посоветует, а потом сто раз проследит, чтобы было сделано именно так. Мы такие одни в России. Кстати, нам уже писала одна русская женщина из Франции, у нее муж винодел. Они увидели, какие в России есть прекрасные терруары, тоже захотели открыть здесь винодельню, сначала писали в администрацию Краснодарского края, а их отправили за консультацией к нам.

- Ну вы же им не отсоветовали?

- Нет, конечно, предложили встретиться. У нас много есть, что им рассказать. Мы ведь начинали еще в 1999 году, когда не было ни законов, ни регулирования в этой сфере. Но зато мы застали остатки старой советской школы виноделия, познакомились со специалистами. И очень жалко, что эту школу не удалось сохранить. Там было понимание вина, как не просто коммерческого продукта, а чего-то гораздо большего. Ведь что такое вино, например, для Франции? Это ее символ.

- Но для России-то вино символом вряд ли станет.

- Для всей России нет, для Краснодарского края — запросто. Вообще много говорят, что Россия не винодельческая страна, это страна водки. Ну глупость же. Юг России, где растет виноград — это именно винный край.

- Но есть же какие-то стереотипы насчет того, что считать винодельческими державами. Это те, где его не только много и давно производят, но и много потребляют, это там главный напиток: Франция, Италия, Испания...

Например, в ЕС из 28 государств-членов 18 официально считаются винодельческими странами. В 10 из этих 18 стран гораздо меньше площадей плодоносящих виноградников по сравнению с Россией. При этом там площади виноградников не увеличиваются, так как достигли своего предела. А в России только в прошлом году было заложено 5 тысяч га виноградников, думаю, не меньше будет заложено и в 2019 году.

Кстати, во Франции потребление вина падает, а в России растет. И будет расти, если изменится отношение к вину. Надо не только производить, но и рассказывать людям о тонкостях, о которых они прежде не знали. Но это сложно. В печатных СМИ сейчас, к счастью, можно писать о российском вине, произведенном из российского же винограда, на радио и ТВ - сложнее. В интернете вообще запрещено.

Большая проблема для развития правильной культуры вина в России в том, и об этом всем прекрасно известно, что очень многие российские винодельни закупают виноматериал за рубежом. А потом еще маркируют свои вина как ЗГУ (защищенное географическое указание - вино с указанием региона производства, из которого должны происходить не менее 85% винограда. На этикетке обязателен год урожая. - Ред.). А это прямой обман.

- У вас есть все основания маркировать свои вина ЗГУ без обмана. Почему не делаете этого?

- Во-первых, эта система появилась в России только в 2016 году, ранее произведенные вина не имеют права на такую маркировку. А мы производим вина классическим традиционным способом, который подразумевает длительную выдержку вина. Поэтому вина, которые у нас в настоящий момент готовы к продаже и потреблению, сделаны из винограда, собранного в 2011-2015 годах.

И, кроме того, знали бы вы, сколько там надо разных бумаг заполнить...

- А оно, кстати, того стоит? Ну вот получите вы ЗГУ... Приятно, конечно, но многие ли это оценят?

- Вот тут вы, правы, к сожалению. Большинство потребителей сути этой аббревиатуры не понимают, в чем ее ценность, им тоже неясно, это все тоже еще предстоит объяснять.

НЕ ВСЕ ПОД КОНТРОЛЕМ

- Мы встречались впервые лет 6-7 назад. Говорили, что в отрасли намечаются какие-то сдвиги. Они состоялись?

- Как сказать... С системой ЕГАИС стало сложнее.

- А вот как, кстати, в Швейцарии без нее обходятся?

- В сезон сбора винограда приходит контролер каждый день и фиксирует, сколько винограда собрали, соответствует ли он уровню оптимальной зрелости. Собрано 100 тонн - понятно, что из этого объема ты можешь получить не более 100 тысяч бутылок вина (это если мы считаем 1 кг — одна бутылка). Сделать больше не можешь по определению, меньше — пожалуйста, но налогов все равно заплатишь как за 100 тысяч бутылок. И за каждую отвечаешь головой.

- То есть вы не против того, чтобы контроль был строже, но четче?

- Конечно. Рено сам говорит, что хороший контроль помогает виноделу делать хороший продукт.

- В испанской Риохе у виноделов есть такая структура — Регулирующий совет. Хочешь быть его членом — подпадаешь под кучу строжайших требований. Но зато на бутылке получаешь значок, который служит знаком качества, гарантией. У нас на региональном уровне пока ничего такого не назревает?

- Была идея создать очень похожую по сути ассоциацию производителей, которые делают вино исключительно из винограда, который сами вырастили (а это основной критерий для определения уровня вина), готовы подчиняться целому ряду строгих требований и тем самым гарантировать качество своего вина. Но боюсь, в России это пока невозможно.

- Почему?

- Многими винодельнями владеют люди, скажем так, с большим административным ресурсом, у них хватает инструментов для продвижения своего продукта и для того, чтобы обходить всяческие нормативы. Отсюда и возможность розливать по бутылкам балк и называть это все российским вином. Да и других нюансов хватает. Когда-то Александр Ткачев (бывший губернатор Краснодарского края, а потом глава минсельхоза. - Ред.) активно выступал за запрет ввоза иностранного виноматериала. Но его инициативе не дали ходу. Объяснили так: на балке работает большинство предприятий, не будем ввозить — мощности будут простаивать (ну нет у нас столько своего винограда), люди потеряют работу, сократится сбор налогов.

РАВНЕНИЕ — НА ЛУНУ

- Вы, я знаю, сильно увлечены идеями биодинамических вин.

- Еще как.

- Но нигде этого не декларируете. Почему?

- Хотя бы потому что нет контролирующих организаций, которые могли бы дать соответствующую сертификацию. А просто писать на этикете «биодинамическое вино» - это как-то странно. Да и вообще, я думаю, многовато в России препятствий на пути биодинамики. Нужно ведь не только собирать виноград, но и розливать вино в правильный момент. В России никогда не знаешь, сможешь ли сделать это в нужный день. Могут возникнуть разные причины, которые помешают. А в биодинамике все зависит от лунных циклов...

- А они могут не совпадать с циклом работы наших контролирующих органов, понимаю. Но по сути какое-то количество ваших вин можно считать биодинамическими?

- Ну мы стараемся. Мы верим во влияние Луны на все живое.

- А если бы была возможность согласовывать вовремя, сертифицироваться, перешли бы на биодинамику?

- Конечно. И рано или поздно обязательно перейдем. В Европе и в Америке многие сейчас пытаются, но почвы истощены химией, надо долго восстанавливать, а кое-где восстановить уже вообще не получится. А в России, пожалуйста, — делай биодинамику сразу, без подготовки. В России вообще можно делать отличное, лучшее в мире вино. Да, не хватает знаний, опыта, но это все наживное, со временем придет. А вот землю такую нигде больше не найдешь.

ЖИЗНЬ ПОД ПАРУСОМ

- Ладно давайте о хорошем. Я слышал, вы стали партнерами какой-то очень престижной регаты?

- Да, на Карибах уже более 30 лет устраивают гонки парусных яхт St. Barths Bucket Regatta. При этом там не столько гонки, сколько общение владельцев этих парусников, этакий эксклюзивный клуб миллиардеров. А это не просто богачи, это люди, объединенные идеей экологии океана. Нам это все очень близко. И мы там представляли наши вина. До сих пор получаем очень приятные письма от этих людей, пишут, что понравилось.

- Ну и наконец - о любимом нашем красностопе. Сумели привить любовь к этому сорту в Европе? Вы ведь говорили, что на слепых дегустациях красностоп от Бюрнье легко бьет знаменитые европейские вина?

- Было такое. И сейчас продолжается. На днях вот была дегустация в Японии, тоже очень успешно прошла.

- Красностоп от Бюрнье — это ведь дитя любви в некотором роде?

- Пожалуй, да. Если бы Рено в свое время не попробовал случайно этот виноград, может, он и не решил бы искать земли под виноградники в России.

- А еще какой-нибудь наш автохтон не присмотрели пока?

- Ищем.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также