2019-11-23T12:42:11+03:00

Как на Колыме домывают остатки золота Сталина

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов отправились из Москвы в легендарный Магадан, чтоб увидеть собственными глазами - откуда берется золотое достояние страны [часть 2, фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments47
В артелях золото выглядит жалко (плошка в руках у Гусейнова). Зато потом на аффинажном заводе оно станет аппетитным и завораживающим.В артелях золото выглядит жалко (плошка в руках у Гусейнова). Зато потом на аффинажном заводе оно станет аппетитным и завораживающим.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Изменить размер текста:

Часть 1.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ:

БЛАТНЫЕ ПОНЯТИЯ

- Вот ты, Володенька, говоришь «у вас на Колыме», - ласково выговаривал мне Василич. - Хочешь сказать медвежий угол у нас? Зэк на зэке?..

- Я?! - протестую. - Ты че, Василич?!

- Вслух не скажешь, а думаешь. На то ты и интеллигенция, едрена вошь, - примирительно вздыхает магаданец (сегодня водитель нашей экспедиции добр). - А я заметил - бутылку пустую (лимонадную! - Авт.) под стол прячешь! И последний кусок колбасы с тарелки не берешь... Почему?

- Не знаю, - пожимаю плечами. - Традиция.

- Ты, Володя, живешь по блатным понятиям, - ухмыльнулся Василич. - Последний кусок брать нельзя - для пахана. А пустая бутылка - страшное оружие. Полная разлетится вдребезги. А с пустой два движения - об стол (розочка, - Авт.) и в горло. Поэтому урки убирали от греха подальше.

Василич учил нас жизни не спеша. По-отечески. Как балбесов-переростков.

- Поэтому, - говорил он, - мы в России все одинаковые. В каждом из нас, и в тебе, и во мне есть Колыма и Воркута, и небо в клетку...

Посреди Колымского края стоят несколько таких вот драг (земснарядов), которые черпают прямо из-под себя - из рек тонны камней и грунта, чтобы к концу смены намыть 200 граммов золотого песка. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Посреди Колымского края стоят несколько таких вот драг (земснарядов), которые черпают прямо из-под себя - из рек тонны камней и грунта, чтобы к концу смены намыть 200 граммов золотого песка.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ЖЕЛЕЗНЫЕ ЧУДОВИЩА

Забрались в самое сердце Колымы, уже не соображая - где мы. Даже карта глумилась юморком первооткрывателей-золотарей. Получалось, что мы у реки Подумай, впереди ждет Загадка. Севернее - поселок Галимый, южнее - Верхняя Парень.

Припорошенные снегом ландшафты дымились вьюгой. Наш УАЗик скрипел, но шел. Пока из кромешной темноты не вырастал сноп света - гигантский цветок прожекторов. Словно космический корабль землян на чужой планете...

По суровой магаданской традиции свадьбы (на фото - подружка невесты) обязаны ехать к мамонту. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

По суровой магаданской традиции свадьбы (на фото - подружка невесты) обязаны ехать к мамонту.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И мы гнали Василича, чтобы успеть в столовую на ужин смены золотобытчиков. Потому что ничего вкуснее вечерней гречки с «тушенкой по-колымски» во Вселенной еще не изобрели...

Сначала нам попадались прииски «респектабельные» - многолюдные, в спецодежде, с навороченной американской техникой. С жесткой дисциплиной и системой штрафов - подъем, отбой, комнаты аля-казарма, все под прицелом видеокамер. И строжайший сухой закон. Там царит интернационал, словно, все народы бывшего Союза сговорились напоследок выкопать то, что недовыкопали их предки.

Вот тут и начиналось фото-трагедия Вити Гусейнова, приехавшего снимать горы золота. Он обнаружил, что старательские «мега-города» перемалывая ежедневно три тысячи тонн породы, рождают фотографическую мышь - 250-300 граммов золота.

Как живёт Золотая Колыма.Колыму называют «золотым сердцем России». Ведь из 300 тонн золота, ежегодно добываемых в нашей стране, 40 тонн моют здесь. Но люди бегут отсюда… Почему?

Особенно это эффектно выглядит на драгах. Драги - железные чудовища из фильмов о конце света. Эти монстры стоят на реке и круглосуточно копают дно. Бесконечно - днем и ночью они извлекают миллионы тонн камней и, прокрутив в барабанах, выплевывают их на берег, оставляя за собой на «радость» экологов марсианский пейзаж.

Мы оказались на самой живописной - американской, ржавой, заставшей еще Сталина. Раз в сутки специальная команда приезжает на «съем» - золото копится в приемном лотке.Это выглядело странно...

Драги - железные чудовища из фильмов о конце света. Эти монстры стоят на реке и круглосуточно копают дно. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Драги - железные чудовища из фильмов о конце света. Эти монстры стоят на реке и круглосуточно копают дно.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

За спинами грохочет веретеница сотен ковшей, как эскалатор метро. Они тащат камни. Их моют насосы, кружит гигантский барабан, скрипит-свистит-стучит железо, словно ты внутри пепелаца из «Кин-дза-дза». И все заканчивается небольшим железным ящиком. Ты, потрясенный масштабом добычи, стоишь перед ним, как перед сокровищницей царя Креза. Ожидая ослепительного финала...

Ящик открывают. И...

Оператор драги. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Оператор драги.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Там, с краешку, если вглядеться, тонкая, грязно-желтая полоска. Ее отправляют в контейнер девушки в резиновых перчатках под присмотром охраны, чтоб потом другие дамы с пинцетами явили миру чистое золото. И поместили его в алюминиевую миску. Несколько сотен граммов.

Человека с Материка это обескураживает. В золотой шахте «Ветренской», например, нам показывают жилу. Но она, сволочь, не желтая, а белая, кварцевая. И чтоб вытащить драгоценную крупинку из нее надо раскрошить тысячи кубов скалы...

- Но с золотом работать приятнее, - замечает редкозубый шахтер Витя. Он приехал из Забайкалья чтоб получать 100 тысяч в месяц.

Владимир Ворсобин где-то в недрах драги. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Владимир Ворсобин где-то в недрах драги.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Здесь не пахнет огурцами, - говорит.

- ?!

- Так пахнет уран на краснокаменских шахтах, - морщится. - Не хотел бы я снова услышать этот запах... за 60 тысяч рублей.

Раз в сутки специальная команда приезжает на «съем» - золото копится в приемном лотке. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Раз в сутки специальная команда приезжает на «съем» - золото копится в приемном лотке.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ВЕЛИКАЯ МАГАДАНСКАЯ ТАЙНА

А ведь директор самого крупного в России предприятия по добыче россыпного золота («Сусуманзолото») Александр Чугунов нас предупреждал.

- Очень мало запасов, - говорил он. - Работаем на том, что разведали еще при советской власти.

Да и легендарный магаданский профессор Юрий Прусс, открывший на Колыме немало месторождений, с отчаяньем предложил:

- А давайте честно...

Мы с известным геологом встретились в магаданском филиале Академии наук, чья безлюдность пугала.

- Загниваем потихоньку, - подтвердил профессор. - И дело вот в чем...

Юрий Прусс. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Юрий Прусс.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

По словам Прусса, в последние 40 лет в России моют отвалы предыдущих разработок, причем уже по шестому разу. Например, во времена Сталина добывали 15 - 20 грамм золота с кубометра породы, потом - 3, сейчас - 0,11.

Но, как ни парадоксально, Россия, в отличие от СССР, заниматься разведкой новых запасов (и тем самым избавиться от ненавистных долларов и американских ценных бумаг) не желает. Россия свои разведочные организации ликвидировала. Словно для нее, матушки, важно только Сегодня. Будто Завтра не наступит никогда.

Поэтому золотари, чувствуя подвох, не рискуют связываться с государством и вкладываться в дорогостоящую разведку. И «домывают» остатки советского прошлого (благодаря совершенным технологиям выжимая немалые деньги; например, «Сусуманзолото» извлекает в год 6 тонн золота на 18 миллиардов рублей).

- Был у нас в областном бюджете Фонд минерально-сырьевой базы территории, куда шли отчисления от местных налогов, мы из него финансировали разведку, - рассказывает профессор. - Но Москва и эти деньги утащила себе.

Золото. Тонкая, грязно-желтая полоска Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Золото. Тонкая, грязно-желтая полоскаФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И на мой выстраданный колымский вопрос - почему люди бегут с золотой земли - Прусс грустно ответил:

- А вы разве не заметили, что в России наличие золота (угля, газа, леса) не имеет никакой связи с качеством жизни населения? В мире два пути государственного обустройства: Центр забирает у регионов деньги, а потом делит. Или - территория, обустроив себя, потом сама делится со столицей. В России победило первое. Все наши деньги уходят в Центр. Москва нам диктует - что разведывать, бурить, как считать запасы.

Парапланерист в солнечный день пролетает над Магаданом. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Парапланерист в солнечный день пролетает над Магаданом.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- А зачем центру усложнять вашу жизнь?

- Чтоб все контролировать. Но беда в том, что в гигантской стране такая система работать не может. В Магадане девять месяцев зимы. Климат Гренландии или Шпицбергена. Но если там все сбалансировано под каждого человека, под его жизнь, то у нас ухитрились уравнять Камчатку, Чукотку, Сызрань, Калининград. Налоги, НДС, все одинаково... Хотя сравнивать камчатский чих с калининградским пуком диалектически невозможно!

И тут мы столкнулись с Великой Магаданской Тайной.

Потому что вопрос - Как остановить бегство русских с Магадана? - имеет удивительное свойство.

- Да ясно как, - ответит здесь любой.

Гостиница Тенька Золотая в Усть-Омчуге, закрытая за долги по ЖКХ. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Гостиница Тенька Золотая в Усть-Омчуге, закрытая за долги по ЖКХ.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Знает губернатор (мол, других вариантов нет). Золотопромышленники («нам-то пусть и невыгодно, но людям...») Любой мужик колымский знает - что в Сусумане, что в Усть-Омчуге, что в Ягодном. Даже Владимир Путин в сентябре на Восточном Экономическом Форуме согласился: «Наверное, вы правы, надо это сделать».

Против были двое. Упорствовал наш сердитый Василич: «Нельзя разрешать - перестреляют же черти друг друга». И кто-то невидимый в Москве, по слухам, не давал этой идее хода. Говорят, то ли из ФСБ, то ли из МВД...

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ:

СВОБОДУ ХИЩНИКАМ?

Тайна открылась в Усть-Омчуге, в рядовом «предъэвакуационном» городке из двадцати потрепанных многоэтажек и выцветшим на заборе плакатом: «За Единую Россию».

Когда-то в этих местах работал рудник Бутугычаг (с эвенского - «плохое место»). Уран добывался без средств защиты, и многие зеки умирали в муках, обычно через пару месяцев.

У администрации стоит памятник репрессированным: сторожевая лагерная вышка, человек стоящий на коленях, в разорванной груди дыра, а в ней, за решеткой - сердце.

Авторов памятника двое - местный прокурор Денис Ревутский. И, уверен, его больная совесть...

Ревутский - внук сотрудника НКВД.

Памятник, говорит, не закончен.

- Рядом на лавке будет сидеть бывший конвоир, - объяснял Ревутский. - Он будет смотреть на эту вышку, на заключенного. Мне хотелось, чтобы люди задумались - ведь заложниками лагерной системы были и охранники. У каждого своя трагедия.

У администрации стоит памятник репрессированным: сторожевая лагерная вышка, человек стоящий на коленях, в разорванной груди дыра, а в ней, за решеткой - сердце. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

У администрации стоит памятник репрессированным: сторожевая лагерная вышка, человек стоящий на коленях, в разорванной груди дыра, а в ней, за решеткой - сердце.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Так вот. Именно здесь, в кающемся (ох, не любят в православной Руси это святое слово - Авт.) Усть-Омчуге, мы познакомились с теми, кто может дать шанс Колыме. Кого местные силовики обязаны считать преступниками - на них охотятся с помощью дронов, устраивают рейды, облавы...

А простые люди - настоящими тружениками, что просто работают на Своей Земле. С «Хищниками».

«Хищник» обнажил в улыбке сверкающий золотом рот...

Кошки спасаются от холода в теплотрассе в Усть-Омчуге. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Кошки спасаются от холода в теплотрассе в Усть-Омчуге.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Эх, представьте, мужики (сладко прищурился), 50 градусов мороза. Мерзлота. Покупаешь 100 штук газовых баллонов, два из них ставишь, внизу уголь, тряпки, сверху бревна. Затем на треноги кладешь листы, чтоб осыпающийся грунт огонь не гасил, и поджигаешь. За ночь прожигается 50 сантиметров. И так неделя, пока не получится «нора» в 15 - 20 метров вглубь. Моешь тонны грунта (прибор из сваренных труб и насосов на черном рынке стоит полмиллиона). Пока...

Тут лицо Хищника просветлело.

- ...пока не находишь ее, - говорит ласково. - Там всего-то слой 10-15 сантиметров, ради которого ты мучился...

- Кого - ее? - с волнением спрашиваешь ты.

Но Хищник не слышит, глаза его загораются...

- Просто ковыряешь... Можно даже пальцем, золото само отваливается. Ты бросаешь его в рот, под язык. Мелочь не берешь. Когда такое - какая к чертям мелочь?! А кусочки, те, что более менее, - за щеку. Вот - свежие...

Вытаскивает баночку.

И ссыпает самородки на ладонь.

- Сколько здесь? - стонет Гусейнов

- По деньгам? - морщится хищник. - Госцена 3200 рублей за грамм. У ингушей (в народе их зовут «Ингуш-золото», национальная, неистребимая мафия, полвека работающая под крышей милиции, полиции, КГБ и проч. В каждом городке тут сидит ингуш для скупки самородков и песка, причем местные уверены - силовики потому и не хотят терять контроль за золотом, что с него исторически кормятся) - три тысячи, на приисках возьмут по 2800... Или ты про сроки? У нас (взвесив баночку в руке) за такое «пятерочку» тюрьмы могут дать.

Золото, добытое «хищником», спрятанное в пузырек из под лекарств. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Золото, добытое «хищником», спрятанное в пузырек из под лекарств.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Баночка весила на миллион...

- Это свежее. Вчера с сыном «сняли», - удовлетворившись эффектом кивнул Хищник и подмигнул Вите. - Думаешь - богач я, да?... («эх, мужики, в первый раз вы похоже на Колыме») Мы, хищники - особые люди. Большинство эту каторгу видали в гробу - мыть золото трудно, многие еще и боятся. Скажут «я его не зарывал»... Хотя если бы вернули, как при Советах, заготовительные госконторы, принимающие золото у граждан - появились бы денежки в нашей дыре. Вздохнули бы люди свободнее, отдали бы кредиты, перестали бежать отсюда... Хотя для меня дело не в деньгах.

- В чем?

- Фарт, - серьезно сказал Хищник. - У каждого человека есть свой фарт. Золото своих чует... Идем мы как-то по тропинке, по которой каждый день к прииску ходим. И прибился к нам новичок, хромой - шел последним. И поднял прямо из под ног самородок стограммовый. Мы месяц ходили не увидели - а он нашел. И в этом тайна. Кого-то любит золото, а кого-то нет...

Добыча золота на руднике «Ветренский». Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Добыча золота на руднике «Ветренский».Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Думаешь, власти разрешат вольный принос? (так официально называется эта законодательная инициатива, - Авт.) - спрашиваю.

- Кто ж такую кормушку народу отдаст, - смеется.

- Я стих сочинил, - вдруг мрачно предупредил Хищник. - Слушай...

Только день на ночь сменилась,

Похудел и календарь.

И природа оживилась.

С нею встал и золотарь.

Чифирнул с утра немного,

Кости старые размял.

У него одна дорога -

Тайно добывать металл.

На страну всю жизнь работал,

Много денег не нажил.

Но до пенсии дотопал,

Три копейки получил.

На воде и на хлебе

С бабкой жил он целый год.

Проклял все на белом свете,

Посмотрев на свой живот.

Долго богу он молился

И прощения просил,

И в дорогу снарядился,

И закон переступил.

И теперь с утра до ночи

Он один в глухой тайге,

Чтобы съездить с бабкой в Сочи

Моет золото в реке.

На заводе плавят золото чистоты неимоверной 999-ой пробы. Даже «с хвостиком». Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На заводе плавят золото чистоты неимоверной 999-ой пробы. Даже «с хвостиком».Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

P.S. ПОЛМИЛЛИАРДА В ТЕЛЕЖКЕ

Голодный Гусейнов дорвался до золота на Красноярском аффинажном заводе, куда попадает в итоге колымское золото и где его плавят. Хотя, постыдное это дело!

Выглядел Виктор так же глупо, как неудачливый рыбак на рыбном рынке. Кругом красиво. Но не твое.

На заводе плавят золото чистоты неимоверной 999-ой пробы. Даже «с хвостиком».

Аффинажный завод место философское. Здесь хорошо думать о смысле жизни.

Золото плавится на аффинажном заводе Красцветмета в Красноярске Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Золото плавится на аффинажном заводе Красцветмета в КрасноярскеФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Катишь тележку со слитками, подмечая приятную полумиллиардную (в рублях) тяжесть, а в уме прикидываешь - 16 слитков... По 12 килограммов... 36 миллионов рублей каждый... Вот они - перед тобой. Один кусок золота, если повезет, можно заработать за всю жизнь. Остальные честному неудачнику - никогда. Ты уже знаешь - сколько мужиков, сколько приисков, сколько месяцев горбатилось, чтоб Серега-плавильщик вылил в форму кусочек солнца, а потом бросил его, шипящего, в воду. И ты смотришь на этого добряка с ковшом с буддисткой завистью. Ему хоть алюминий, хоть золото. Ему от души - плевать, что лить.

50 тысяч рублей зарплата у Сереги.

100 тысяч у шахтера с прииска «Ветренский».

«Испечет» Серега за смену пару миллиардов, оботрет их тряпкой и пойдет на перекур.

А шахтер вернется домой и счастливо загуляет на праздники.

И спать, уверен, работяги будут спокойно.

А те банкиры, в чьи хранилища привезут золото, боюсь, нет.

Так мы с Гусейновым себя успокаивали, глядя на эти остатки сокровищ Колымы. Чувствуя себя законченными, но честными неудачниками.

Золото. Тяжелое и теплое. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Золото. Тяжелое и теплое.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ

Зампред комитета Госдумы по природным ресурсам Василий Власов:

Это не грибы собирать. Тут контроль нужен

- Те месторождения, где промышленным способом работать уже не рентабельно, нужно отдать в руки частных старателей - это даст возможность и людям заработать, и золота будет добыто больше.

Но с другой стороны, этот промысел не должен быть бесконтрольным. Помимо регистрации в качестве предпринимателя должна быть и регистрация места разработки, и регистрация каждого выхода человека на смену - чтобы люди не пропадали на просторах Колымы. Надо найти механизмы контроля, чтобы поставить заслон «черным старателям», когда непонятно сколько человек добыл золота, сколько отдал государству, сколько оставил себе.

- Может, по этому принципу разрешить и добычу индивидуальными старателями других недр - серебра, платины?..

- Можно, но аккуратно. Я голосовал против того, чтобы брать с людей деньги за сбор грибов и ягод, но драгметаллы - это другое, тут контроль все таки нужен.

- А как вам идея старательского туризма? Найдутся же охотники отправиться из Москвы на Магадан золотишка помыть на забаву...

- Хорошая идея, нужно только регламентировать правила. В Калининградской области, например, я знаю, действуют такие маршруты: купил билет - и добывай янтарь. Тебе покажут, как это делается. Добытое можешь увозить домой. Наверняка, найдутся и желающие слетать помыть золото на Магадан. Увлекательный квест.

Колыма — суровое место и транспорт тут такой же суровый. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Колыма — суровое место и транспорт тут такой же суровый.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

СКАЗАНО

«Законопроектом «о вольном приносе» (добытого золота, - Ред.) хотелось бы решить ряд задач: дать дополнительную работу людям на малых месторождениях, нерентабельных для крупных компаний. Ликвидировать или сократить незаконную добычу золота. Если получится, поднять объем добычи золота в стране».

«Налогообложение человека, который работает на малых и истощенных месторождениях, не может быть таким же, как у больших компаний. Иначе человек ничего не заработает, и мы не составим конкуренцию нелегальной добыче золота. Но нельзя допустить, чтобы этими льготами воспользовались золотодобывающие компании, иначе возникнут выпадающие доходы бюджета, а этого допустить нельзя»

(Полпред президента на Дальнем Востоке Юрий ТРУТНЕВ. Путин поручил ему доработать законопроект «О вольном приносе», принятый Госдумой в 1-м чтении в 2011 г.)

Как корреспонденты «КП» мыли золото на Колыме.Обозреватель "КП" Владимир Ворсобин и фотокор Виктор Гусейнов отправились из Москвы в легендарный Магадан, чтобы увидеть собственными глазами, откуда берется золотое достояние страны и с каким трудом оно достаетсяВиктор ГУСЕЙНОВ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как мы мыли золото на Колыме. Часть 1

Обозреватель "КП" Владимир Ворсобин и фотокор Виктор Гусейнов отправились из Москвы в легендарный Магадан, чтобы увидеть собственными глазами, откуда берется золотое достояние страны и с каким трудом оно достается.

Гусейнов карабкался по сопке. Он снимал Колыму самоотверженно. Запойно.

Колыма, кстати, не грустный анекдот, не шансон, не «Лучше вы к нам». Колыма - река. Каменистая, серая, спокойная.

Просто из-за русской склонности к массовым убийствам ради светлого будущего Колыма обросла легендами и стала метафизической. Колыма пятном застыла в горизонте, крепко вморозившись в горы. 400 километров от Магадана. Осень. Минус 15. Ветер. Наш верный «уазик», не увидевший за пять часов ни одной встречной машины, боролся с ветром уже не на шутку... (Читать далее)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Специальный репортаж»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также