2019-12-02T21:53:46+03:00

После транша от МВФ и либеральных реформ аргентинцы готовы работать за еду, а власти бесплатно раздают им таблетки для абортов

Корреспондент «КП» выяснил, на что ушел рекордный кредит Запада и почему жители самой «мясной» страны мира переходят на картошку
Поделиться:
Комментарии: comments29
Протесты в Буэнос-Айресе простив соглашений с МВФ.Протесты в Буэнос-Айресе простив соглашений с МВФ.Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

Аргентина многим кажется настоящим раем. Вино и еда (один местный стейк чего стоит), красивые женщины, плодородные земли. Казалось бы — живи и работай, не зная бед. Но вот уже почти век эта страна не может оправиться от постоянных проблем, шатаясь то в ультралевый, то в ультраправый режим.

Распекая чиновников за нынешний экономический кризис, на президентских выборах в конце октября здесь победил оппозиционер-социалист Альберто Фернандес. Он смог обойти действующего главу государства — либерала Маурисио Макри. Торжествующие противники власти вышли на улицы, ведь за время руководства Макри жизнь их почти во всём ухудшилась. Страна получила крупнейший в истории кредит Международного валютного фонда (МВФ). И стала выполнять взятые вместе с ним обязательства о проведении «реформ». Была отменена большая часть социальных льгот, курс нацвалюты обвалился. Очень похоже как в Россию образца девяностых или нынешнюю Украину

Надев белые штаны, журналист «КП» прогулялся по Буэнос-Айресу, пытаясь понять, как неолиберальный «дикий капитализм» превратил жизнь южноамериканцев в ад.

НА МЯСНОЙ ИГЛЕ

А еще в начале ХХ века это государство стояло в ряду великих держав. Как пишет бывший экономист МВФ Вито Танзи: «в 1910 году Аргентина была одной из самых многообещающих стран планеты: 10-е место по объему ВВП, 7% мировой торговли… в 1913 году ее доход на душу населения был выше французского, в два раза превышал итальянский и в пять раз — японский». Из «благополучной» Европы к незнакомым берегам Нового Света за лучшей жизнью уплыло больше миллиона человек. Буэнос-Айрес называли «американским Парижем», а метро в аргентинской столице появилось раньше, чем в Мадриде и Москве.

Все это произошло благодаря изобретению… холодильника. Когда на морских судах стала возможна установка рефрижераторов, тысячи тонн высококачественного аргентинского мяса хлынули на прилавки Европы и США. На Южную Америку полился золотой дождь. Правда, закончилось богатство так же быстро. Виноватой оказалась Великая депрессия 1929 года, когда мировые игроки начали вводить заградительные пошлины на импорт. Аргентинский экспорт стал невыгоден — и прощай, скороспелое богатство.

Тот кризис стал только первым в бесконечной череде неурядиц. Хаос в экономике привел и к политической нестабильности — за последние сто лет в Буэнос-Айресе сменилось 43 главы государства, включая председателей разнообразных военных хунт, произошло 5 госпереворотов и 6 дефолтов. Самый разрушительный случился относительно недавно, в 2001/02 годах, после того как Аргентина не смогла обслуживать госдолг на сумму в $82 миллиарда.

Распекая чиновников за нынешний экономический кризис, на президентских выборах в конце октября победил оппозиционер-социалист Альберто Фернандес. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Распекая чиновников за нынешний экономический кризис, на президентских выборах в конце октября победил оппозиционер-социалист Альберто Фернандес.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В 2015 году к власти пришел Маурисио Макри, который для борьбы с кризисом обещал «использовать неолиберальные методы»: свободный рынок, приватизацию, уменьшение «избыточной роли государства» вместе с его тратами, включая и льготы для малоимущих.

В ЧЕРНОМ-ЧЕРНОМ ГОРОДЕ ЕСТЬ ЧЕРНЫЙ-ЧЕРНЫЙ КУРС

Аэропорт Буэнос-Айреса. Друзья строго напутствовали ни в коем случае не брать бомбил. Ведь их бизнес, как и в России, построен на разводке лохов. Песо по прибытии на место превращаются в американские доллары, а цифры меняются с 13 до 30 — ты-де его не расслышал.

И тут же первое удивление — бомбил как таковых нет. Как рассказал местный официальный таксист, совсем недавно полиция провела рейды против «таксишной мафии», и теперь доехать можно без проблем. Причем даже не надо менять деньги, водитель с радостью взял доллары.

При этом по закону расплачиваться чем-либо, кроме песо, запрещено. Но зеленых президентов принимают практически все, даже крупные торговые сети, хотя это и вызывает некоторую заминку на кассе. Самые продвинутые рестораны сразу же выбивают чек с 4 вариантами оплаты — аргентинский песо, бразильский реал, доллар и евро. Хотя пару лет назад попытки предложить доллары встречали стопроцентный отказ.

Раньше одной из заслуг Макри ставили отмену контроля за обменом валюты. Ведь много лет в стране существовало несколько параллельных курсов. Один для Центробанка (доступный только избранному меньшинству), второй — для простых граждан и компаний. И третий — «черный» курс, отражавший реальность. Президент отменил эту сложную систему, в результате песо начал «худеть», подешевев к доллару за последние два года в три раза. Финалом стал обвал, произошедший в августе этого года — тогда песо подешевел на треть за одни сутки.

Теперь поменять валюту — не такая уж простая задача, ведь после недавнего падения власти, чтобы стабилизировать ситуацию, ввели ограничения на обмен долларов на песо. Еще пару недель назад официально можно было поменять около $10 тысяч в месяц, причем лучше иметь открытый счет в местном банке. Сначала аргентинцы подумали, что закон никто не будет соблюдать, но после публикации первых списков нарушителей призадумались. Наказания-то солидные — от десятикратного штрафа до 8 лет тюрьмы за рецидив.

А в конце октября власти вообще запретили обмен более $200 в месяц для местных жителей. Правда, уличные менялы, к которым я обратился, благодаря ограничениям правительства получили возможность завышать новый «черный курс», или, на местном сленге, «голубой доллар». Прячутся барыги, вернее, «деревца», — в «пещерах». Так кличут подворотни и офисы без вывесок в центре Буэнос-Айреса, куда зазывают бойкие молодцы с криками «Обмен!». Побывав в этаком подполье, я обогатился местными «тугриками» по курсу на 10% выше официального. Теперь можно знакомиться с Аргентиной.

БОМЖИ В «ОФИСЕ»

Буэнос-Айрес поражает архитектурой и шиком. Даже ночью тысячи туристов и обычных жителей попивают вино и уминают сочные стейки. Мимо бутиков и роскошных отелей снуют шикарные машины. Конечно, это напоминает набор клише, но именно такие детали подмечаешь вначале.

Еду в такси с Серхио. Раньше он работал на фабрике всемирно известной газировки, но после закрытия завода стал «бомбить». И это еще хороший вариант, ведь многие жители вынуждены работать «в черную» или, как здесь говорят, заниматься «чангас» — торговлишкой, мелкой сделкой. Рабочих мест не становится больше, хотя сам Макри заявлял, что их создание является «единственной формой избежать бедности». Да и на многие должности претендуют мигранты из Боливии и Парагвая.

В Буэнос-Айресе много трущоб с иностранцами — одних только венесуэльцев целый квартал самостроя. Много и бездомных, спящих прямо на улице. Короли помоек ночуют на матрасе, бомжи попроще — на чем придется. А днем они занимаются «работой в офисе» — деловито обыскивают мусорные баки на предмет еды или одежды.

Однако бомжи — лишь видимая часть самой страшной аргентинской проблемы — нищеты. В 2015 году Макри пришел к власти под лозунгом «сведем бедность к нулю», но за время его президентства доля граждан, живущих «за чертой», выросла с 29 до почти 36%, поставив антирекорд. Хуже всего детям — в зоне неблагополучия каждый второй несовершеннолетний.

РАБОТА ЗА ЕДУ

Чтобы прочувствовать прелести жизни в Аргентине, заселяюсь в обычную съемную квартиру в многоэтажке в центре Буэнос-Айреса. Хозяин апартаментов, вручая ключи, просит не забывать выключать свет и, главное, газовый обогреватель. С нынешними ценами на коммуналку расточительные квартиранты могут легко пустить этот мини-бизнес на дно.

При Макри коммунальные платежи выросли примерно в 15 раз. Один только газ — на 1677%. Общественный транспорт — более чем в два раза. В результате на эти статьи расходов многие аргентинцы тратят до трети зарплаты. Кто победнее — даже отключают отопление, коротая промозглую июльскую зиму южного полушария под дополнительным одеялом.

— Знаешь, что самое страшное? — вздыхает местный экономист Алехандро. — Мы стали меньше жарить мясо! Теперь все покупают курицу, ведь она дешевле.

Понять эту трагедию можно, только зная аргентинцев, для которых выезд с семьей на «парилью» (мангал для стейков) — важнейшая традиция, передающихся из поколения в поколение.

Народ прибегает к проверенному методу, опробованному еще в предыдущий кризиса 2001 года, — бартеру. Создаются группы в «Фейсбуке» и мессенджерах (как их называют — «клубы») с названиями: «ОБМЕН!! Без денег, только продукты!», «Бартер на площади Доррего и окрестности, промтовары или все, что у вас есть».

В некоторых особо популярных группах количество сообщений превышает 10 тысяч в месяц. Иногда это объявления из серии «продажа из рук в руки», но многие предпочитают встречаться на «ярмарках», которые проходят раз в неделю. Там и безопаснее, да и можно посмотреть товары других продавцов. Среди клиентов «клубов» очень много матерей, меняющих школьные принадлежности и книги на продукты или бытовую химию.

Многие не только продают вещи, но и работают за еду, используя «клубы» как биржи труда. Чинят старую обувь, шьют, столярничают, ремонтируют электроприборы, стригут. И готовят, причем не обязательно мясо. В почете — выпечка и сладости.

КОРМИМ ВСЕ СТРАНЫ, КРОМЕ СВОЕЙ

Причина банальна — инфляция, затронувшая все, включая продукты. За последний год цены выросли больше чем в полтора раза, а, например, на молочку — почти в два раза. Хотя Аргентина является одним из главных экспортеров продовольствия в мире (третье место по кукурузе и сое, пятое — по пшенице и мясу), но ее собственные граждане не ощущают этих достижений. За 2018 год потребление говядины упало на 9%. И это при том, что страна производит еды в 10 раз больше, чем может съесть, — на 400 миллионов человек.

Из-за этого многие аргентинцы стали вести «здоровый образ жизни». Меньше мяса и фруктов, зато больше риса, макарон, жаренной картошки и курицы. Ну и, конечно, травяной чай мате, который как говорят диетологи, помогает утолить чувство голода. Что особенно актуально для почти 8% местных жителей, которые едят всего лишь раз в день.

Тот же экономист Алехандро провел меня в «социальную столовую», которые расплодились в последние годы. Здесь все похоже на обычную раздачу еды неимущим — огромный чан, пластиковые столики и очередь из людей, которым не повезло остаться за бортом «либеральной экономики». Не все посетители — постоянные, но бросается в глаза, что большая их часть — молодежь. В среднем подобные заведения могут накормить 150-200 человек в день и имеются почти в каждом районе.

Не хочется использовать избитые фразы, но заметен контраст с центром Буэнос-Айреса, где кафе и рестораны полны посетителей. Но и там падает прибыль, ведь если раньше аргентинцы с удовольствием заказывали полноценные обеды, то теперь обходятся чашечкой кофе с булочкой. Некоторые рестораны в борьбе за клиентов отказываются повышать цены, правда, порции становятся меньше…

НЕЛЕГАЛЬНЫЙ АБОРТ ЗА СЧЕТ ГОСУДАРСТВА

Кризис сказался и на сексе. Точнее, на продажах презервативов и противозачаточных таблеток, упавших на 25% и 20% соответственно. В беседе с аргентинскими коллегами я осторожно поднял этот вопрос, но они предпочли отмолчаться. Ведь правительство ведет двойную игру — с одной стороны, в стране официально запрещен аборт (можно угодить в тюрьму на 4 года), но зато власти начали бесплатно раздавать в поликлиниках и больницах таблетки мизопростола.

Среди множества показаний для его применения есть и «медицинский аборт на сроке до 12 недель». И именно для этого мизопростол и принимает большинство аргентинских девушек. Как сказал в интервью газете «Эль Сьюдадано» один из местных чиновников от здравоохранения: «хорошо, что у нас есть средство, улучшающее здоровье людей, которым не хватает дохода, это радует нас и успокаивает…».

В стране как никогда сильны желания уехать за рубеж. Почти у всех моих собеседников кто-либо из ближнего круга интересовался, как бы побыстрее «свалить за бугор». Особенно яркая «движуха» началась под выборы, когда в соцсетях стали размещать посты со словами: «если победит XXX, то я уеду из страны». Некоторые вписывали различные имена кандидатов, но все больше парней и девушек оставляли пропуск, намекая, что уедут в любом случае. Кто бы ни победил.

Протесты за легализацию абортов. Фото: REUTERS

Протесты за легализацию абортов.Фото: REUTERS

И понять из можно. Официальная безработица превышает 10%, в том числе 20% — среди молодежи.

— Куда ехать? — рассуждает Мигель, дипломированный инженер, пока работающий в кафе официантом. — Наверное, попробую в Италию, у меня же дед оттуда, а через консульство можно гражданство сделать.

Подобный вариант сейчас — один из самых популярных. Только в третьем по величине городе Росарио итальянское консульство в этом году планирует выдать в полтора раза больше итальянских паспортов, чем в 2017-м. И Испания, и Италия дают гражданство потомкам своих выходцев, поэтому значительная часть аргентинцев мечтает обосноваться в Старом Свете. Как в свое время их предки ехали сюда за лучшей жизнью — только в обратную сторону.

Кому «не повезло с генами», глядят в сторону соседнего Уругвая, а самые смелые мечтают о США или Канаде.

ВРЕДНЫЕ СОВЕТЫ ЗАПАДНЫХ ЭКОНОМИСТОВ

Так что же произошло? Почему экономика богатейшей страны не работает?

При Макри предыдущее правительство вполне логично решило, что с кризисом надо что-то делать. И пошло по проторенному пути — взять кредит у МВФ. Так уж получилось, что Буэнос-Айрес оказался его самым частым клиентом — международная «кубышка» отстегивала этой стране почти 30 раз. Впрочем, назвать подобный кредит «помощью» язык не поворачивается, ведь каждый раз аргентинцам от него становилось только хуже.

В этот раз МВФ, кажется, переплюнул сам себя. Еще бы, ведь изначально для Буэнос-Айреса был одобрен рекордный займ в $57 млрд. В мае 2018 года, когда только согласовывались условия, Макри хотел таким способом помочь песо и стабилизировать экономику. Но взамен Фонд, как обычно потребовал ввести жесткие меры. Общий смысл сводился к тому, что надо меньше тратить на социалку и другие госрасходы. Забегу вперед, подобная политика как раз и вызвала отторжение населения и во многом способствовала победе Фернандеса.

Проблемы Аргентины усугублялись тем, что «экономический блок правительства» был явно некомпетентным. Например, в августе 2018 года местный Центробанк поднял ключевую ставку (грубо говоря, процент, под который ЦБ выдает деньги другим подопечным банкам, а те — населению) до самого высокого значения в мире — 60%!!!

С одной стороны, регулятор надеялся не допустить падение курса песо — если нет кредитов, то в экономике меньше денег, а, значит, спрос на аргентинскую валюту и ее курс остаются стабильными. Но, с другой стороны, эта же мера лишает предпринимателей возможности получить средства на развитие бизнеса. Желающих брать деньги в долг, чтобы через год отдавать в полтора раза больше, нашлось не много, и эта мера серьезно ухудшила ситуацию в малом и среднем бизнесе…

Сейчас от обещанного транша Аргентина получила около $44 млрд долларов, но под конец решила поиграть с кредитором. В августе власти объявили о желании «перепрофилировать» долг. Эта туманная фраза многими была воспринято как признак надвигающегося дефолта.

Латиноамериканские чиновники уверяли, что «всё идет по плану» и долги вернут, но чуть позже. Однако МВФ такое положение не устроило. Он заморозил оставшиеся транши по кредиту в ожидании «более правильных» решений аргентинских властей.

Возникает вопрос: как же так получилось, что Фонд, славящийся жесткой финансовой дисциплиной и сотнями лучших аналитиков, выдал такой большой кредит настолько разбалансированной экономике?

Не хочется впадать в теорию заговора, но многие в самой Аргентине считают: это был способ поддержки неолиберального правительства Макри, направленый на недопущение возвращения левых (да и любых других антиглобалистов) к власти.

АРГЕНТИНСКИЕ ПИРАМИДЫ

Среди местных экспертов есть и те, кто попадание в международную кабалу приветствуют.

– Кредит пошел на стабилизацию аргентинской экономики, так как страна столкнулась с изменениями мировой конъюнктуры, к которым не была готова, прежде всего, в сфере финансов, — заявил «КП» директор Координационного совета по исследованиям в области экономики и социальных наук Андрей Сербин Понт.

Стабилизация какая-то странная. Если посмотреть на голую статистику, окажется, что почти половина всего госдолга — это облигации, выпущенные самим правительством в предыдущие годы, причем на президентство Макри приходится довольно внушительная сумма. В 2016 году власти выпустили этих ценных бумаг на $16,5 миллиардов, в 2017 — на $13,4 млрд, а всего, по подсчетам местной организации «Наблюдательный совет по вопросам внешнего долга», все госорганы вместе с региональными властями при Макри набрали займов на $188 миллиардов. Так сказать, вошли в раж, дорвавшись до кредитов, ведь после дефолта-2001 страна оказалась отрезана от международных заемных средств на 15 лет из-за многочисленных тяжб с кредиторами.

Более того, Макри начал «играть» с краткосрочными облигациями, обязав предприятия госсектора (включая центробанк и пенсионные фонды) покупать их сразу после эмиссии. Система очень простая — выпускаем бумаги на пару миллиардов, на них оплачиваем текущие долги, потом печатаем еще таких же облигаций, чтобы закрыть уже сами краткосрочные кредиты и так далее, пока они не накапливаются как снежный ком. Примерно то же произошло и в России в кризис 1998 года, когда рухнула государственная пирамида с облигациями ГКО.

— Впрочем, проблемы Аргентины не столько в долгах, сколько в том, что страна, по сути, сохранила экспортоориентированный аграрный характер экономики, — полагает журналист Даниэл Мучик. — Это не катастрофа, например, Канада и Австралия тоже долгое время были ориентированы на сельское хозяйство, но плохое управление и необдуманные траты приводят к финансовым неурядицам. Нельзя сказать, что власти не пытаются развивать национальную промышленность. Правительство регулярно выделяет кредиты на создание новых производств и повышает пошлины, чтобы сделать импорт невыгодным. Впрочем, это не особо помогает, ведь многих знак «Сделано в Аргентине» отпугивает своим низким качеством.

За примером ходить далеко не надо — коллега-журналист с саркастической улыбкой рассказал мне, как аргентинские кусачки сломались сразу же после покупки, когда он пытался перерезать обычную рыболовную леску.

ПАЦИЕНТ СКОРЕЕ ЖИВ. ПОКА ЕЩЁ

Теперь заниматься экономикой придется уже новому главе государства. На кону будущее почти четверти аргентинцев. Именно столько трудоспособного населения работает в госсекторе. Если бюджет не сможет содержать всю эту ораву, то уже в ближайшее время страна рискует столкнуться с мощнейшим социальным взрывом, по сравнению с которым предыдущие протесты покажутся детским лепетом.

Дамокловым мечом над новыми властями висит госдолг, который насчитывает около $280 миллиардов, а к концу этого года может превысить $330 миллиардов. На 2020 год приходится выплата самой большой части этого долга — от 37 до 44 миллиардов по разным подсчетам. А резервах осталось немногим меньше 48 миллиардов.

Сам Фернандес заявил, что дефолт объявлять не собирается, зато хочет диалога с кредиторами, чтобы отстрочить плату.

В отличие от Чили, Боливии и прочей Латинской Америки, которую сейчас лихорадит, аргентинцы сумели сменить власть мирным путем, без уличных противостояний. Но удастся ли новому президенту Альберто Фернандесу изменить их жизнь к лучшему? Ведь если очередной лидер не добьется быстрых положительных результатов, то, может статься, то Буэнос-Айрес захлестнет та же волна кровавых протестов, что и соседние страны.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также