2019-12-05T02:30:28+03:00

Тимур Бекмамбетов: «Бенедикт Камбербэтч внутри чуткий, ранимый и нежный. Но с ходу этого не поймешь»

5 декабря на экраны выходит «Война токов», продюсерский проект знаменитого режиссера
О картине, Вайнштейне и электрическом стуле мы поговорили с продюсером фильма, Тимуром БекмамбетовымО картине, Вайнштейне и электрическом стуле мы поговорили с продюсером фильма, Тимуром БекмамбетовымФото: Иван МАКЕЕВ
Изменить размер текста:

«Война токов» - история битвы, развернувшейся в конце XIX века между людьми, придумавшими электричество. Томас Альва Эдисон (Бенедикт Камбербэтч) создал чудесную новинку - «звезду в склянке», лампу накаливания - и собирается осветить всю Америку. Но он считает, что нужно использовать постоянный ток. А один из его сотрудников, молодой серб Никола Тесла (Николас Холт) полагает, и не без оснований, что ток должен быть переменным. В итоге он уходит к конкуренту Эдисона, промышленнику и изобретателю Джорджу Вестингаузу (Майкл Шэннон).

Война токов Русский трейлер (2019).

Между сторонниками постоянного и переменного тока завязывается битва: каждый хочет получить выгодные контракты, из которых самый интересный - контракт на освещение Всемирной выставки в Чикаго. Эдисон стремится доказать, что переменный ток смертельно опасен для людей - и когда к нему подкатывают с предложением использовать «вестингаузовский» ток для смертной казни, не может устоять перед тем, чтобы тайком дать консультации: уж очень хочет, чтобы имя конкурента ассоциировалось с убийством людей. «Война токов» была показана на кинофестивале в Торонто осенью 2017 года, и примерно тогда же должна была выйти в прокат. Помешал скандал, разразившийся вокруг одного из продюсеров, Харви Вайнштейна. Десятки женщин обвинили его в сексуальных домогательствах, а не то и в изнасилованиях. Как результат, Вайнштейн в Голливуде стал парией, его компания The Weinstein Co. обанкротилась. А перемонтированная (и, как говорят люди, видевшие ее в Торонто, сильно улучшенная) версия «Войны токов» выходит только сейчас. О картине, Вайнштейне и электрическом стуле мы поговорили с еще одним продюсером фильма, Тимуром Бекмамбетовым.

Томас Альва Эдисон (Бенедикт Камбербэтч) создал чудесную новинку - «звезду в склянке», лампу накаливания - и собирается осветить всю Америку Фото: кадр из фильма

Томас Альва Эдисон (Бенедикт Камбербэтч) создал чудесную новинку - «звезду в склянке», лампу накаливания - и собирается осветить всю АмерикуФото: кадр из фильма

«МЕРТВЫЕ ДУШИ» - ПРОРОЧЕСКОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

- В сценарии меня привлекла острота темы, - рассказывает Бекмамбетов. - Он очень современный, хоть действие его и разворачивается больше 130 лет назад. Мы живем в мире, где технологические революции случаются каждый день, если не каждый час. И совершенно очевидно, что бешеный темп изменений, которые происходят в технологиях на наших глазах, ставит перед человечеством новые вопросы. Потому что мы не понимаем последствий того, что делаем. Мы создаем искусственный интеллект, строим роботов, развиваем генетику, придумываем новые типы оружия - но догадываемся ли, что нас со всем этим богатством ждет через пять-десять лет?.. Мы уже сегодня живем рядом с компьютерными ботами, которые отбирают для нас информацию и начинают вместо нас коммуницировать с окружающими. Чем все обернется - мы не знаем, и это большая проблема. Об этом говорит и Элон Маск, например. И эта тема мне кажется чрезвычайно интересной, причем не только для изобретателей и предпринимателей, а для всех. Потому что мы уже сегодня живем и будем жить в мире, где неочевидно, что такое человек. Ты - это твое тело? Или ты - это еще и твое зеркало в онлайн-мире?.. Вот сейчас моя компания Screenlife Technologies совместно с командой "Робот Вера" создала проект, который называется Vera Voice, «Голос Вера». Это технология, позволяющая имитировать голоса людей. Машина может послушать ваш голос, научиться его использовать, - и дальше с миром вашим голосом и с вашими интонациями будет общаться компьютерный бот. Технология пока используется в лабораторных проектах: чтобы ее применять в производстве массовой продукции, надо урегулировать много важных вопросов. Кому принадлежат эти голоса, кто имеет право их использовать? Это пародия на человека или сам человек? Ведь «Голос Вера» позволяет даже поддерживать беседу от имени того, чей голос имитируется… И, по моим ощущениям, максимум через три года мы будем жить в мире, где люди и боты будут сосуществовать. Неважно, хотим мы этого или не хотим - это будущее. И тогда встанет вопрос: кто владеет этими сущностями, как все это будет организовано? «Мертвые души» Гоголя - в некотором смысле пророческое произведение, потому что кто-то сейчас может начать скупать эти голоса, торговать ими, создавать из них сообщества. И все никак это не урегулировано, таит в себе огромные возможности и огромные опасности.

Корреспонденты "Комсомольской правды" Дарья Завгородняя, Денис Корсаков и продюсер и режиссер Тимур Бекмамбетов на радио "Комсомольская правда" Фото: Иван МАКЕЕВ

Корреспонденты "Комсомольской правды" Дарья Завгородняя, Денис Корсаков и продюсер и режиссер Тимур Бекмамбетов на радио "Комсомольская правда"Фото: Иван МАКЕЕВ

И вот ровно об этом рассказывает «Война токов». Просто действие там разворачивается в XIX веке, а речь идет об удивительном изобретении - электричестве. Эдисон придумал постоянный ток, а Никола Тесла - переменный. Противостояние этих двух систем превратилось в настоящую войну, где были даже человеческие жертвы: Эдисон, чтобы доказать опасность переменного тока для человека, изобрел электрический стул, на котором приговоренный в результате воздействия высокого напряжения погибал. И это - символический момент в истории человечества, очень поучительный. Сегодня мне показалось важным о нем вспомнить.

СКОРСЕЗЕ СЫГРАЛ РОЛЬ СПАСИТЕЛЯ

- Объясните тем, кто плохо разбирается в кинопроизводстве: в чем заключались ваши обязанности продюсера на «Войне токов»?

- Первое - я нашел этот сценарий и поверил в него. Мой первый контакт с его автором Майком Митником и был стартом всего этого проекта. Ничего сравнимого по степени важности я для фильма не сделал!.. (Смеется). А дальше я уговорил Харви Вайнштейна финансировать фильм. Потом нашел режиссера Альфонсо Гомеса-Рехона. Участвовал в подборе коллектива, привлек нашу российскую студию компьютерной графики CGF, чтобы фильм получился таким красивым. Поскольку я сам режиссер, стараюсь слишком часто не появляться на площадке, чтобы не смущать режиссера-постановщика своим присутствием.

- Какую роль в создании «Войны токов» сыграл Мартин Скорсезе, который в титрах числится продюсером наряду с вами?

- Он сыграл роль спасителя. После банкротства компании Харви Вайнштейна фильм лег на полку. Скорсезе, по сути, этот фильм с полки достал и помог его довести до зрителя. У режиссера Альфонсо Гомеса-Рехона по договору было право привлечь Скорсезе для финального монтажа, как своего учителя. В какой-то момент проект находился в подвешенном состоянии, просто в невесомости. Банки, финансировавшие фильм, собирались его распространить в незаконченном виде - просто чтобы иметь возможность списать убытки. Но появился Скорсезе. Посмотрел картину, дал свои комментарии и советы по доработке. И выяснилось, что без выполнения его пожеланий фильм выпущен быть не может. Инвесторы были вынуждены потратить средства и дать творческой команде закончить фильм.

5 декабря на экраны выходит «Война токов»

5 декабря на экраны выходит «Война токов»

- Какие чисто человеческие ощущения у вас остались от Харви Вайнштейна? Говорят он очень жесткий и своевластный продюсер, способный нахамить кому угодно. И заодно уж спрошу: как вам кажется, сможет он подняться после скандала двухгодичной давности?

- Мой опыт общения с Вайнштейном очень долгий, почти пятнадцать лет. Началось все во времена «Ночного Дозора», который он очень хотел купить и показывать по всему миру (в результате фильм на Западе прокатывала не его компания, а 20th Century Fox. - Ред.) Вайнштейн человек, бесспорно, очень, очень куражистый. Бесспорно, очень, очень жесткий. И не всегда морально чистый. Наверное, он может и соврать, и обмануть, и предать. Но для меня те фильмы и тот мир, которые он создал за свою карьеру, компенсируют его недостатки. За это я его очень уважаю, - хотя, наверное, не уважаю за то, как он себя вел в жизни.

А что касается его будущего - я очень не хотел бы лишать другого человека возможности изменить судьбу и заново найти себя. Я очень надеюсь, что Вайнштейн каким-то образом переродится и сможет еще реализовать свой талант. Конечно, он никогда не вернется к своему статусу в Голливуде. Но, может, он будет ставить мюзиклы, или писать книги, или продюсировать фильмы в Китае… Не могу сказать. Но лишать этого шанса я его не хочу, и желаю ему всего хорошего.

СИРАНО И РОМЕО НА ЭКРАНЕ СМАРТФОНА

- Почему вы не стали ставить «Войну токов» сами, а взяли другого режиссера?

- После того, как я нашел партнера в лице Вайнштейна, всерьез увлекся другим технологическим направлением, которое называется ScreenLife. Это фильмы, действие которых разворачивается на экранах компьютеров и мобильных устройств героя. Как раз когда началась работа над «Войной токов», мы параллельно работали над картиной «Убрать из друзей». Потом появился фильм «Поиск», потом - «Профиль». И вот последние пять лет я занимаюсь этим видом кино, который мне кажется намного интереснее традиционного. ScreenLife - это даже не жанр, это новый киноязык.

- Говорят, у вас в планах фильмы по «Ромео и Джульетте», по «Сирано де Бержераку», по библейским сюжетам - только действие их будет разворачиваться в современности и на экранах смартфонов.

- Мой телефон мне говорит, что каждый день я пользуюсь им по 8-9 часов. Телефон, компьютер занимают все большую часть нашей жизни… И так - у огромного количества людей. А значит, половина нашей жизни проходит не в физическом мире, а в цифровом. Когда вы смотрите в телефон, вы не обращаете внимания на то, что происходит вокруг. На экране, в электронных письмах, в видеороликах, в скайпе, в мессенджерах, в СМС происходят важнейшие события - и признания в любви, и трагедии. Мы уже живем там. И чтобы рассказать про современного человека, нужно показывать не только его лицо, но и его поведение и поступки в цифровом мире!

«Война токов» - история битвы, развернувшейся в конце XIX века между людьми, придумавшими электричество

«Война токов» - история битвы, развернувшейся в конце XIX века между людьми, придумавшими электричество

«Ромео и Джульетту» мы представили как историю про конфликт школьников в южных штатах, который разворачивается на экранах мобильных телефонов. Современное прочтение «Сирано де Бержерака» Эдмона Ростана - история про молодого человека, который помогает своему другу признаться в любви девушке в сети, потом сам в нее влюбляется, и у него возникает конфликт между долгом и чувством: что делать, остаться верным дружбе или предпочесть любовь? Таких сюжетов много - практически любую классическую историю можно разыграть на экране смартфона и ноутбука.

РУССКИМ РЕЖИССЕРАМ НЕТ ПРИЧИН РВАТЬСЯ В ГОЛЛИВУД

- У вас в фильме играют Бенедикт Камбербэтч, игравший доктора Стрэнджа и Том Холланд, игравший Человека-паука…

- А еще - Николас Холт, игравший Зверя в «Людях Икс» и Майкл Шэннон, игравший генерала Зода в фильме про Супермена «Человек из стали». Так что «Война токов» - это супергеройское кино, только супергерои живут в реальном мире!

- Вам не предлагали снять фильм из «вселенной Marvel»? Типа «Мстителей» или того же «Человека-паука»?

- Конечно, предлагали, мы обсуждали разные проекты. Но я не хочу об этом говорить - ничего ведь в итоге не произошло. А вообще я считаю, что «Особо опасен» - один из первых супергеройских фильмов для взрослых. Когда-то комиксы были сказками для детей, а начиная с «Особо опасен» пошла мода на недетские, жесткие картины.

- Кстати, разговоры о продолжении «Особо опасен» идут уже 11 лет, они начались сразу после того, как фильм вышел в прокат…

- Не думаю, что появится фильм с тем же актерским составом. С новым - почему нет, может быть, когда-нибудь… В любом случае, первый «Особо опасен» остался в сознании людей как некое явление, для многих - важное, интересное, многообещающее. И, думаю, идеи и энергия этого фильма растеклись по многим другим американским картинам. Эпизоды, на которые оказал влияние «Особо опасен», можно найти и в «Дэдпуле», и в «Стражах Галактики», и в фильмах про Бэтмена. Так что он живет, переродившись, переосмысленный другими авторами.

- Как вам работалось с Камбербэтчем? Его Эдисон - «высокоактивный социопат», подобно Шерлоку…

- Знаете, он очень подходит для этой роли. Его образ, то, что он делал во многих других фильмах, полностью соответствует моему и режиссерскому представлению о том, каким был Эдисон. А тот был рок-звездой науки XIX века, человеком очень непростым, но при этом внутренне честным. Бенедикт как личность, такой и есть, он почти ничего не играет. Но внутри он очень-очень ранимый и тонкий, добрый и искренний. Камбербэтч внешне и внутри - это два разных человека. Но понять это можно, только когда оказываешься к нему чуть ближе.

- Думаю, многие российские актеры и режиссеры хотят найти себя в Голливуде. А получилось только у вас. Остальным-то что делать, чтобы у них в Голливуде все сложилось?

- Не знаю, что нужно сделать, и нужно ли… Сам я для этого не прикладывал стараний, у меня не было такой задачи. Наверное, ответ очень простой: российских режиссеров и актеров мало в Голливуде, потому что им и здесь хорошо. У них и здесь есть возможность реализовать себя. Нет ситуации, когда все настолько безысходно, что надо все бросить и искать себе новую жизнь. Режиссеры, которых я знаю, с кем я работаю в России, достаточно свободны в выборе того, чем заниматься, могут найти свою аудиторию, им незачем в Америку ехать.

- Вы говорили в интервью и три года назад, и год назад, что вполне возможен третий фильм по «Дозорам» Сергея Лукьяненко, продолжение «Ночного» и «Дневного дозора». Есть какие-то подвижки в этом направлении?

- Очень медленные. Я уверен, что он появится - он не может не появиться. Я даже знаю, каким он должен быть. Но рассказать вам не могу - будет спойлер.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также