2019-12-05T15:28:58+03:00

Жильцов выживают из дома, устраивая там хостелы и бордели

Рейдеры продолжают кошмарить горожан
Поделиться:
Комментарии: comments93
После развода с мужем в квартире Екатерины Быковой появился вот такой хостел. Свою долю бывший супруг стал сдавать - имеет право! А тот, кто ее арендует, заявляет: гости приехали.После развода с мужем в квартире Екатерины Быковой появился вот такой хостел. Свою долю бывший супруг стал сдавать - имеет право! А тот, кто ее арендует, заявляет: гости приехали.Фото: Александр РОГОЗА
Изменить размер текста:

- Однажды прихожу домой, а у меня в комнате несколько двухъярусных кроватей стоят. А на стене бумажка с «правилами проживания». Как в хостеле! - Екатерина Быкова рассказывает о своей многострадальной трешке, где она живет с сыном-школьником и 85-летней бабушкой. - Ходят взрослые мужики - кто в одних трусах, кто полотенчиком прикрылся. Нас не стесняются… А нам, знаете ли, страшно в одной квартире с посторонними. Вызываем полицию, а те разводят руками: это гости вашего мужа, он, как совладелец, имеет полное право…

По словам Екатерины, этот ад начался в ее жизни после развода с супругом. О разделе договориться не смогли. И мужчина якобы сдал свою часть квартиры некоему человеку, а тот уже начал заводить в дом «гостей».

- Писала заявления в прокуратуру. Бабушку избили, она в больницу попала, но уголовное дело не заводят.

Екатерина Быкова. Фото: Телеканал «Россия 1»

Екатерина Быкова. Фото: Телеканал «Россия 1»

ДЕЛО МАКАРОВА

Доли московских квартир - один из самых выгодных способов вложения денег. Отдал рубль, получил три. На этом рынке уже много лет резвятся так называемые квартирные рейдеры - перекупщики, которые вынуждают основных собственников либо выкупить у них квадратные метры втридорога, либо продать свои ниже рынка и сбежать из квартиры. Действуют чаще всего силовыми методами.

Эти самые микродоли чаще всего возникают в процессе дележки родственниками квартир.

Скажем, жили-были бабушка с дедушкой, и были у них трое детей. И вот в какой-то момент живущий отдельно отпрыск решает продать свою долю - одну пятую квартиры. Рыночная стоимость - это не пятая часть реальной цены на квартиру, а гораздо ниже. Тут и появляются рейдеры. Микродоли они выкупают по дешевке, чтобы самостоятельно продать по завышенным ценам.

Самый резонансный случай последних лет - дело бывшего участкового ОВД «Щукино» Евгения Макарова. Уволившись из полиции, он стал риэлтором и начал скупать по всему городу микродоли квартир. К владельцам основной части жилья обычно подселял 5 - 7 приезжих из Чечни. Те занимали одну из комнат, и начиналось: дружное гоготание по ночам, маты, угрозы и даже побои. На Макарова все-таки завели уголовное дело («угроза убийством», «понуждение к совершению сделки», «самоуправство»). Приговор - 9 лет.

СИДЕЛ. ПОМЕНЯЛ ФАМИЛИЮ

Все ждали, что дело Макарова перевернет ситуацию, заставит полицию по-новому взглянуть на аналогичные захваты квартир, которые происходят повсеместно. Получилось только наполовину. Нынешние рейдеры к выживанию людей из квартир подходят изобретательно.

- Были случаи, когда в квартирах, где живут собственники с детьми, устраивали «по-соседски» бордели, - говорит адвокат потерпевших Оксана Филачева.

Пенсионерка Наталия Засухина несколько недель не могла попасть в собственную квартиру в Хамовниках. Бывший муж продал кому-то свою часть квартиры - сорок одну двухсотую (41/200), это чуть больше пятой части. Засухина поехала в гости к дочерям, а когда вернулась, ключ к замку не подходит. Выяснилось невероятное: новый собственник, некий Павел Чарный, которому, если взять метраж квартиры, теперь по документам принадлежит около 10 квадратов, занял целую комнату. И преспокойно живет на чужой жилплощади с беременной женой и несовершеннолетней дочерью.

- Однажды он меня избил, - жалуется Наталья. - Хамит. Лежит на моей кровати и издевается. Я говорю: вы мою собственность захватили, а он качает головой: мол, какое несчастье. Чарный требует за свою долю 4 миллиона рублей. Это раза в три больше рынка. Он мне однажды сказал: «Я тебе глотку перережу, если ты еще раз войдешь в квартиру без денег». Полиция? Вызывали несколько раз. Заявление они принимают и отписываются: проводится проверка. Одна я в квартиру заходить боюсь, недавно пришла со своей подругой, гражданкой Великобритании. Он начал скандалить и так сильно пнул подругу по ноге, что у нее теперь гематома.

- Нам удалось выяснить, что Павел Чарный в прошлом неоднократно судим за кражи и наркотики, несколько лет назад поменял фамилию. До этого он был Крамаренко, - рассказывает адвокат Оксана Филачева. - По моей информации, за последние 10 лет на нем числились микродоли в 22 квартирах. Есть основания полагать, что он профессиональный квартирный рейдер.

ВОПРОС - РЕБРОМ

А закон выйдет?

Закон о микродолях уже не первый год барахтается в Госдуме. По идее он должен запретить само понятие микродолей: никаких сделок с частями квартир меньше одной комнаты. Это решило бы множество проблем. Но в Госдуме закон пока принимать не спешат.

- Этот закон мог бы прикрыть лавочку квартирным рейдерам, - считает адвокат Оксана Филачева. - Хотя и сейчас у полиции есть возможность бороться с подобным явлением. Я в качестве примера приведу все ту же историю бывшего участкового Евгения Макарова. То, что на него завели уголовное дело и задержали, было политической волей УВД и прокуратуры ЮЗАО Москвы. Я знаю десятки текущих историй с микродолями, когда на собственников оказывают давление. Но почему-то на юго-западе Москвы полицейские приезжают и нового совладельца выводят из квартиры, рекомендуя для начала закрепить место своего проживания в квартире решением суда. А в других округах столицы люди в форме просто самоустраняются. Получается, во многих районах квартирные рейдеры фактически действуют под прикрытием полиции и поэтому чувствуют себя безнаказанными?

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также