Политика

Кем был Егор Гайдар, прописавший нам шоковую терапию, — спасителем или предателем России

Равно 10 лет назад умер глава первого российского правительства в новейшей истории
16 декабря - 10 лет со дня смерти Егора Гайдара. Фото: Борис Кавашкин/ТАСС

16 декабря - 10 лет со дня смерти Егора Гайдара. Фото: Борис Кавашкин/ТАСС

Говорят, популярность политических деятелей определяется тем, как часто они попадали в анекдоты. Анекдотов про Гайдара почти не было, но зато при жизни на него было нарисовано бесчисленное количество карикатур, он был любимой жертвой пародистов, высмеивавших его склонность к ученым словечкам вроде «консенсус» и «дифференциация». Его называли Плохишом, Мальчиком в розовых штанишках, Шокотерапевтом, его команду - Правительством младших научных сотрудников.

При этом комичным персонажем Гайдар-внук не был. С исторической ролью Егора Тимуровича в судьбе Российского государства соглашаются и его хулители, и сторонники. «Комсомолка» вспомнила некоторые моменты из биографии либерального реформатора, которые до сих пор вызывают споры.

1. Происхождение

Некоторые исследователи считают, что Егор Гайдар не был прямым потомком знаменитого советского писателя (и военкора «Комсомолки») Аркадия Гайдара (Голикова). В книгах историка Сергея Волкова, например, можно встретить утверждение, что будущий автор «Чука и Гека» в середине 20-х годов женился на 17-летней комсомолке из Перми Лии Соломянской и принял в семью ее внебрачного сына Тимура. Младенцу-пасынку Голиков якобы подарил в качестве фамилии свой литературный псевдоним.

Подтвердить или полностью опровергнуть эту версию сейчас трудно. В любом случае Аркадий Гайдар относился к Тимуру с отеческой любовью и даже дал его имя главному положительному герою своих рассказов, хотя брак с Соломянской оказался недолгим.

Сам Егор Гайдар однозначно принадлежал к элите советской интеллигенции. По материнской линии его дедом был лауреат Сталинской премии, автор «Малахитовой шкатулки» сказочник Павел Бажов. Отец, Тимур Гайдар, в итоге стал заведующим военным отделом главной советской газеты «Правда» (в чине контр-адмирала). А тестем реформатора был писатель Аркадий Стругацкий.

Такие разные Гайдары: на портрете - Аркадий Петрович, пламенный коммунист; под портретом - Егор Тимурович, идейный либерал.

Такие разные Гайдары: на портрете - Аркадий Петрович, пламенный коммунист; под портретом - Егор Тимурович, идейный либерал.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

2. Вхождение во власть

Одним из главных белых пятен в жизни Гайдара остается ключевой эпизод его биографии: мало кому известный 35-летний доктор наук в 1991 году в одночасье стал вторым человеком страны в момент исторического перелома. По канонической версии, в дни путча ГКЧП, в августе 1991 года, Гайдар окончательно разочаровался в возможности изменения социалистической системы изнутри, вышел из КПСС и на баррикадах у «Белого дома» предложил свои услуги команде Ельцина.

В своих мемуарах «Дни поражений и побед» Егор Тимурович сухо вспоминает: «Примерно часам к семи вечера мужчины института в полном составе у «Белого дома». В тот вечер знакомлюсь с Геннадием Бурбулисом... Мы с Геннадием Эдуардовичем посетовали, что давно друг друга знаем понаслышке, а встретиться довелось в такой сложный момент».

И ни слова о том, как и зачем его провели в штаб «демократической революции», да и у Бурбулиса, серого кардинала Ельцина, в те дни наверняка были заботы поважнее, чем обмен любезностями с незнакомым ему руководителем НИИ.

С того самого дня начинается резкий взлет Гайдара. С сентября он садится за написание программы реформ для новой власти, а в ноябре 1991 года становится экономическим вице-премьером РСФСР. Впрочем, до этого Гайдар

методично шел к тому, чтобы встать у руля радикальных преобразований. Вокруг него (и Чубайса) еще в середине 80-х сгруппировалась команда убежденных неолибералов, обкатавших свои методики на семинаре в Змеиной горке, практике в венском институте прикладного системного анализа и во время командировок в Чили по обмену опытом с Пиночетом. Причем в отличие от большевиков Гайдару и его команде не было нужды переходить на нелегальное положение. Все вышеупомянутые тренинги происходили открыто и даже, по многочисленным свидетельствам, под пристальным наблюдением КГБ. Не менее живуча версия, что карьерным успехам Гайдар был обязан «вашингтонскому обкому». Мол, выпестовали американские друзья спящего агента, а когда пришла пора, внедрили его во власть, как в свое время немцы - Ленина (еще одна неподтвержденная консприологическая теория).

3. Богатства партии

Оправдывая необходимость шоковых реформ в России начала 1992 года, Егор Гайдар говорил, что ему досталась страна с совершенно пустыми карманами. Запаса прочности было максимум на несколько недель - ни хлеба в закромах, ни денег на счетах. Особенно Гайдара волновало, куда испарились золотовалютные резервы КПСС - по его мнению, несколько десятков миллиардов долларов были переведены на зарубежные счета. В поисках богатств он в нищенском феврале 1992 года наскреб в резервном фонде 1,5 млн «зеленых» и нанял очень уважаемое в мире частное детективное агентство Kroll, специализирующееся на финансовых мошенничествах.

Через несколько месяцев был готов четырехтомный отчет. Однако кому на счета поступила советская заначка, так и не было оглашено. Доклад, судя по всему, даже не дошел до правоохранительных органов. Он просто пропал.

В своих воспоминаниях Гайдар не слишком убедительно объясняет, почему не стал копать дальше:

«...крепло убеждение, что в руководстве правоохранительных органов кто-то умышленно тормозит эту работу. К маю 1992 года окончательно понял: сил у меня для того, чтобы заставить Министерство безопасности всерьез этим заниматься, не хватит. И тогда работа фирмы «Кролл» - это просто бессмысленное разбазаривание государственных денег. С тяжелым сердцем принял решение не продлевать контракт».

Тайну того, что увидел в докладе, Гайдар унес с собой в могилу. Может быть, он слишком хорошо помнил о судьбе двух последних управделами КПСС (они по должности ведали партийным имуществом), которые осенью 1991-го с разницей в несколько недель покончили с собой. И именно опасения за свою жизнь заставили его замолчать.

Тем не менее до старости Гайдар не дожил - в 53 года умер от сердечного приступа.

«Хотели получить в стране свободный рынок, а вышел базар». Так в свое время Виктор Черномырдин припечатал гайдаровские реформы.

«Хотели получить в стране свободный рынок, а вышел базар». Так в свое время Виктор Черномырдин припечатал гайдаровские реформы.

Фото: Евгения ГУСЕВА

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД