2020-01-13T01:10:37+03:00

Россия собирается бороться с бедностью. Есть ли шанс выйти из нищеты?

Наш колумнист Сергей Мардан - о том, почему бедность в стране растет, а государство ни в какую не хочет пустить в ход простейшие рецепты, чтоб дать людям денег
Сергей МАРДАНжурналист
Поделиться:
Комментарии: comments557
Учитывая, что средняя зарплата даже в некоторых «зажиточных» городах-миллионниках не превышает 25 тысяч рублей, очевидно, что Россия – остается бедной странойУчитывая, что средняя зарплата даже в некоторых «зажиточных» городах-миллионниках не превышает 25 тысяч рублей, очевидно, что Россия – остается бедной странойФото: Юлия ПЫХАЛОВА
Изменить размер текста:

Экономисты и социологические опросы говорят о том, что «бедность» явление во многом психологическое. Люди уверены в том, что бедность, как и смерть, случается с кем-то другим, а им до нее еще далеко.

Однако, помимо психологии, есть цифры. И они говорят, что количество бедных в России, которое удалось сократить в два раза к концу нулевых годов по сравнению с 1991-м, снова растет и достигло 18,6 миллионов человек.

При этом надо понимать, что термин бедность, которым оперирует российское правительство - искусственный. Речь идет о доходе на члена семьи ниже 11.185 рублей. Хотя если семья из 3 человек живет на 50.000 рублей, она от этого не перестает быть бедной - просто выпадает из статистики Минэкономики.

Учитывая, что средняя зарплата даже в некоторых «зажиточных» городах-миллионниках не превышает 25 тысяч рублей, очевидно, что Россия – остается бедной страной.

О бедности, впрочем, чиновники заговорили совершенно не с точки зрения социальной справедливости или внутренней стабильности.

Бедность сегодня представляет самую большую угрозу национальной экономике.

Низкий уровень доходов населения убивает даже те жалкие 1-1,5% экономического роста, которые демонстрируют правительственные статисты, на фоне того, что даже развитые страны Европы растут на 2-3% в год. Не говоря уже о Китае, с его 6-8% ежегодно на протяжении 30 лет.

Страна с бедным населением не имеет ни единого шанса победить в глобальной конкуренции. Это было бы, наверное, не так страшно, если бы проигравшие просто не отправлялись на свалку истории. Как какой-нибудь Судан или Сомали.

Бедные страны обречены становиться еще беднее. Там, где бедность, туда не вкладывают деньги даже местные финансисты и бизнесмены. Просто потому что им не на чем зарабатывать.

Попробуйте открыть продуктовый магазин в депрессивной деревне или обувной бутик в бедном райцентре и поймете, о чем речь.

В бедную страну не вкладывают и внешние инвесторы. Разве что – в добычу сырья (как в Африке) и в транспорт, чтобы сырье вывозить.

Почему же после 20 лет, которые прошли после пресловутых «проклятых 90-х», Россия остается одной из самых бедных стран Европы?

Вот почему.

Россия – остается сырьевой экономикой. Все громкие проекты, о которых трещит пропаганда – по-прежнему сырьевые. Новые газопроводы, заводы по сжижению газа, угольные карьеры, производство зерна – все это первичный передел с минимальной добавленной стоимостью.

Россия – остается сырьевой экономикой. Все громкие проекты, о которых трещит пропаганда – по-прежнему сырьевые

Россия – остается сырьевой экономикой. Все громкие проекты, о которых трещит пропаганда – по-прежнему сырьевые

А большие зарплаты возникают только там, где создаются сложные продукты с высокой долей вложений в технологии и маркетинг. Для того, чтобы добыть нефть или даже произвести из нее дизельное топливо, никаких тысяч высококлассных инженеров и специалистов - не нужно. Большинство работников этих всех предприятий зарабатывают очень немного.

Даже новые рынки, которые росли последние 10-15 лет опережающими темпами – розничная торговля, сельское хозяйство, строительство жилья, перевозки – это отрасли, в которых 95% персонала относятся к категории «низкоквалифицированной рабочей силы».

Эти бизнесы выросли на пустом рынке, но богатыми сделали только горстку владельцев и топ-менеджеров.

А про остальных сказал основатель сети «Магнит» Сергей Галицкий.

В одном из интервью его спросили, что он думает про мотивацию 100 тысяч сотрудников. На что он ответил: «Какая еще мотивация? Наши зарплаты позволяют людям только выживать».

Военно-промышленный комплекс, который спасает сегодня остатки инженерно-конструкторского корпуса России, выключен из рынка труда и может совершенно не беспокоиться об уровне зарплат своих сотрудников. Специалистам с военных заводов все равно некуда идти.

Военно-промышленный комплекс, который спасает сегодня остатки инженерно-конструкторского корпуса России, выключен из рынка труда Фото: Владимир ДЕМЧЕНКО

Военно-промышленный комплекс, который спасает сегодня остатки инженерно-конструкторского корпуса России, выключен из рынка трудаФото: Владимир ДЕМЧЕНКО

Человек, который разрабатывает или собирает ракеты для систем залпового огня, не сможет уйти на более высокую зарплату на другой завод, где собирают похожие ракеты. Этот завод – один. Например, средняя зарплата московского инженера входящей в «Роскосмос» корпорации «Энергомаш» - 43.000 рублей, но вариантов уйти к конкурентам у него нет. Нету этих конкурентов.

Монополизация всех сфер экономики даже на бытовом уровне означает следующее. Если, допустим, раньше в области работало 10 строительных компаний, в которых, не считая владельцев, было 10 гендиректоров, а еще заместители, главбухи и множество других начальников, то после того, как остается одна «суперструктура» их число уменьшается в 10 раз. А учитывая, что начальники этой суперструктуры, как правило, сидят в Москве, регионы теряют даже поступления от подоходного налога, которые напрямую поступают в местные бюджеты.

Окончательно добивает социальную структуру страны трудовая миграция. Гастарбайтеры работают за меньшие деньги, чем местное население, и этим вгоняют рынок труда «в пол». А потом эти деньги они еще и вывозят из России, нанося отечественной экономике дополнительный удар.

Гастарбайтеры работают за меньшие деньги, чем местное население, и этим вгоняют рынок труда «в пол» Фото: Евгения ГУСЕВА

Гастарбайтеры работают за меньшие деньги, чем местное население, и этим вгоняют рынок труда «в пол»Фото: Евгения ГУСЕВА

Если ничего не менять, ситуация будет стремительно ухудшаться. Автоматизация вымывает с рынка неквалифицированные рабочие места. Если в ближайшие 5-10 лет машины массово начнут переходить на автопилот, куда денутся 6 миллионов водителей? Банки увольняют десятки тысяч сотрудников, которые стали не нужны буквально за последние 2-3 года.

Для того, чтобы начать менять ситуацию прямо сейчас, не дожидаясь никаких структурных реформ, которых мы от нашего правительства, кажется, все равно не дождемся, ничего изобретать не нужно. Необходимо принять первоочередные меры, которые лежат на поверхности и которые давно проверены нашими соседями.

Возьмем, например, Польшу, не самую богатую страну Европы.

Там система социальной поддержки включает три главных составляющих.

Программа «500+», по которой на каждого ребёнка в семье до 18 лет выплачивается 500 злотых в месяц, это примерно 8 тысяч руб. Через год-два ее хотят распространить и на студентов.

России ничего не мешает платить такое пособие. Не самое высокое, но наиболее бедные семьи это поддержит. Основная бедность в России сосредоточена именно в семьях с детьми! И конечно стипендию студентам-бюджетникам государственных вузов надо сделать те же 8 тысяч рублей.

Пособие по безработице в Польше платится в первые 3 месяца – в пересчете около 15 тысяч рублей, потом – 10 тысяч. Мы можем сделать то же самое.

И главное. Минимальная зарплата в Польше с 2020 года – 40 тысяч рублей (2600 злотых). Для России это пока неподъемно (ВВП на душу населения в Польше больше российского на 30-40%). Но хотя бы 20-25 тысяч рублей МРОТ в России должен быть. И такой же величины – минимальная пенсия - 20-25 тысяч.

Основная бедность в России сосредоточена именно в семьях с детьми Фото: Евгения ГУСЕВА

Основная бедность в России сосредоточена именно в семьях с детьмиФото: Евгения ГУСЕВА

Логика элементарная. Такое вливание денег запускает потребительскую экономику. Простые русские люди не побегут менять эти копейки на валюту, чтобы отправить ее в Киргизию или Армению, не станут выводить их в офшоры или покупать яхты. Эти триллионы рублей, отданные в миллионы рук (а не в карманы десятков олигархов, топ-менеджеров и чиновников), пошли бы в пищевую и легкую промышленность, в сельское хозяйство и рынок стройматериалов.

В конечном счете эти деньги и создавали бы новые рабочие места и новые налоги, которые и компенсировали бы расходы на «социалку».

Надежды на это, впрочем, не много. Главной национальной идеей наших финансово-экономических властей сегодня остается накопление резервов. Один только Центральный Банк накопил уже более полутриллиона долларов, которые лежат мертвым грузом, вместо того, чтобы работать на экономику.

И самое очевидное, о чем уже давно стыдно говорить. 11-я экономика мира, которой является РФ, не может себе позволить занимать 3-4-е место по числу долларовых миллиардеров. Так вроде бы не бывает. Но, в России – бывает.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также