Политика

Павел Крашенинников - о поправках в Конституцию: Запрещать госслужащим иметь собственность за рубежом нет смысла. Зато им будет не положено хранить деньги в зарубежных банках

Об этом глава Комитета Госдумы по законодательству рассказал нашему обозревателю Александру Гамову
Павел Крашенинников

Павел Крашенинников

Фото: Александр ГАМОВ

- Павел Владимирович, а почему все-таки в число поправок в Конституцию России решили не включать предложение о том, что чиновники, депутаты не должны обзаводиться собственностью за рубежом?

- В смысле, им это не запрещено, да.

- Это вызвало некоторое разочарование у простых людей, у меня такое ощущение.

- Вы знаете, давайте разбираться.

Мы вводим запрет на обязательственные отношения, которые, как известно, все время в динамике находятся. Можно открыть счет в иностранном банке, можно закрыть.

С недвижимостью немного другая ситуация. Здесь действует право собственности. Эта статичная вещь, неподвижная - недвижимость! Это не открыть и закрыть счет, не перевести деньги и так далее. Надо понимать, что это элемент возможностей любого человека.

У нас такая возможность появилась только в самом конце ХХ века. Причем, недвижимости - как категории - у нас не было до 90-х годов. И, соответственно, обладать мы ей не могли.

В СССР, если бы кто-то получил по наследству второй дом или купил, - он должен был в течение года один из двух продать. Ограничения были на жилоплощадь (не больше 60 квадратных метров на человека) и так далее.

Поэтому, надо понимать, что мы Конституцию формируем на десятилетия вперед. На будущее.

И, если вдруг какой-то предприниматель решил вдруг избраться в депутаты, его избрали, допустим, в Госдуму. То почему он такое право (на собственность за рубежом. - А.Г.) не имеет? Если он это декларирует, если она у него, эта недвижимость, законна? Если он ее не помощью махинаций, а нормально получил (приобрёл)? Почему у нас презумпция виновности должна быть? Я этого не понимаю.

Если кто-то идет на пост министра, в Сенат, уполномоченным по правам человека или хочет стать мэром города, - он это все - свою собственность (независимо от того, где она находится, у нас в стране или за рубежом. - А.Н.) декларирует. Он должен обязательно это сделать.

И граждане должны это видеть. Вы это все напишите.

- Хорошо.

- Наша огромная страна, к сожалению, ушла в историю, я имею в виду СССР. И у нас родственные связи остались. У кого-то родители, родственники в Белоруссии, на Украине, в Казахстане, в других республиках бывшего СССР...

- Это интересно. Это не звучало. Почему-то все сразу думают, что речь - о собственности в дальнем зарубежье...

- А если родственник остались в ближнем зарубежье. И если по наследству кто-то что-то передал? И что, это черная метка, что ли? Я не понимаю.

- Да, вроде, логично...

- И почему это надо ограничивать? Мне кажется, если такая недвижимость есть, человек собрался во власть, она у него, эта недвижимость должна быть законна. И он ее должен декларировать. В противном случае - мы их будем толкать на махинации.

- В смысле?

- На какую-то тещу начнут записывать, на каких-то детей, подставных лиц. Надо вчистую работать.

Мне кажется, это - ситуация, которую нам надо понимать. Понятно, что у подавляющего большинства населения этого нет, как, кстати, у меня, у тебя тоже нет, Александр.

- Не, у меня ничего нет за рубежом.

- Поэтому понятно, что - кого-то «жаба душит». И так далее. Это психологически понятно. И, конечно, легче всего было сказать, всех давайте обнулим. И все. И пусть продают, переписывают на кого-то, это их проблема.

Но, мне кажется, честнее было бы так. То есть - не запрещать иметь собственность за рубежом. Хотя, не всем это нравится.

- Откуда вообще эта поправка возникла?

- Оппозиционные фракции, в частности, коммунистическая предложила это. Это не секрет. Это все есть.

- Понятно.

- Вы там, Александр, эти аргументы приводите, а то бывает по-разному: скажешь одно, а…

- Аргумент про ближнее зарубежье у вас нигде не звучал.

- Это не только ближнее.

- Да понятно... У вас звучало, что - собственность зарубежная, и у всех сразу: ага, Штаты, Британия и так далее. Оказывается, речь-то идет и о ближнем зарубежье.

- Конечно, обо всем речь идет. И, я уверяю, что - если в процентном соотношении всю недвижимость зарубежную взять, очевидно, - где, какой больше будет? Не той, которая стоит миллионы долларов, а той, которая почти ничего не стоит. Так ведь?

- Интересное уточнение... Вы считаете, что это не снизит явку народа на участки для голосования по поправкам в Конституцию 22 апреля?

- Да нет, мне кажется, нам надо все смотреть - всем вместе. Мне кажется, мы же ограничения достаточно сильные сделали по тем же счетам...

- А по счетам - давайте ещё раз напомним - какие ограничения?

- Что нельзя иметь счета в зарубежных банках.

- Это остается, да?

- Остается.

- Я понял. Спасибо. Мы все, что вы говорите, все это выдаем.

- Надеюсь.

ЕЩЕ ИНТЕРВЬЮ

Павел Крашенинников, сопредседатель рабочей группы по подготовке поправок в Конституцию России: Предложений - сотни! Так много работы - как бы из дома не выгнали!

Об этом известный юрист рассказал нашему обозревателю Александру Гамову (подробности)