2020-03-25T11:17:47+03:00

Мясо у бойца больше не отобрать

Современный армейский быт не оставил места «дедовщине»
Поделиться:
Комментарии: comments11
Изменить размер текста:

Год назад мне позвонила знакомая с необычной просьбой. Попросила меня, как офицера запаса, устроить сына в спецназ.

- У тебя же остались связи, Олег хочет только в морскую пехоту, туда, где сложнее, - всхлипнул Нинок.

- Зачем, он же на юриста у тебя учится, - удивляюсь.

- Хочет доказать супругу, что мужчина, муж-то у меня Афган прошел, - вздохнула собеседница.

- Не темни, что случилось, - допытываюсь.

- Он незаметно у нас миллион рублей взял и проиграл его в спортивный тотализатор. Поверил каким-то знакомым в интернете, что сможет так вот легко заработать, а наши деньги потом вернуть на место, - выпалила собеседница.

- Дорогое у вас избавление от иллюзий получается, ну, как вам не помочь. Пусть годик поживет за счет государства, хоть такая компенсация за материальные потери...

Подобные истории сегодня не редкость. Многие родители готовы пойти на все, чтобы вырвать своих "повзрослевших" сыновей из ласкового виртуального мира, который буквально опутал все сферы нашей жизни.

Разборки с «дедушками»

Не скажу, что сам мечтал служить в армии. Вопрос так просто не стоял: в роду по мужской линии все носили на плечах погоны. А потому, в свой военкомат шел в полной боевой готовности отдать свою любовь Родине. Но не честь!

Насмешек в первые месяцы службы у старослужащих не вызывал: автомат Калашникова разбирал быстрее всех с закрытыми глазами, а на турнике мог сделать выход на обе руки 15 раз подряд. Но даже это не спасло меня от дедовщины.

Однажды, во время уборки столовой, меня оскорбил, а затем ударил сержант из другого подразделения. Он был известным задирой, а я ему подвернулся во время сдачи наряда. Мокрое вафельное полотенце в моей руке мгновенно превратилось в боксерскую перчатку, и старший по званию обмяк после сокрушительного удара в грудь. От гауптвахты меня тогда спасли подчиненные сержанта, которые подтвердили, что инициатором драки был сам "дедушка". После этого случая меня уже никто не пытался как-то задеть.

Впрочем, дедовщина в 90-е цвела махровым цветом. И не только в столовых при сдаче наряда одной дежурной смены другой. Видел, как некоторых солдатиков, которые громко храпели в казарме на 50 человек, заставляли драить до блеска ночью унитазы и стирать сержантам носки. Как дежурные по роте заставляли дневальных стоять у тумбочки по несколько часов подряд без смены или повторять доклад до потери сознания.

И вот тогда случалось, что обиженный солдат срывал с пожарного щита топор или багор…

Как правило, вся дедовщина заканчивалась сразу после того, как подразделение начинало ходить в караул, где солдаты получали оружие. Кстати, именно потому подразделениях занятых боевой подготовкой дедовщины практически не было. А если и случалась, то о ней узнавали все после ЧП.

«Пайка» и койка

Сегодня служба в армии не только сократилась на год, но и наполнилась интенсивной боевой учебой, которая, как известно не только не терпит «дедовщины», но и не оставляет бойцу ни минуты свободного времени.

Но окончательно неуставные взаимоотношения были «добиты» новым армейским бытом. Связь - прямая. Возьмём самое святое для бойца, особенно для молодого: столовую. Как было раньше: длинный стол на отделение (10 человек), посреди него бачок с супом/кашей. Бойцы в ожидании сидят с пустыми тарелками. Звучит команда: «Раздатчики пищи встать. К раздаче приступить». Сидящий посередине солдат, следуя неписанным правилам, кладёт самые аппетитные куски сержанту и старослужащим. Что остаётся молодому бойцу? Пустой бульон... А сегодня военнослужащие в окошке раздачи получают уже готовые одинаковые честные порции. Мелочь? Нет, мощный удар по «дедовщине».

Теперь про койку. То есть «расположение подразделения». Раньше - огромная, часто ещё пленными немцами возведённая казарма. В одном огромном помещении именно что «располагается» рота. Около ста человек. А вдоль рядов двухъярусных коек тянется длиннющий общий проход - легендарная «взлётка».

Помимо явных вопросов к санитарии (а сейчас, в свете пресловутого вируса, особенно), такая практика размещения давала простор для всякого рода безобразий (в укромном уголке такого помещения и сговорчивую «селянку» можно было от отцов-командиров укрыть.). Но это полбеды. Такой «коктейль» из сотни молодых мужчин взрывоопасен. Грохнуть со всей дури храпящего сослуживца - привычная мелочь, «убить медведя» называется. Хотя случались и травмы. Построить ночью «молодых» и «пробить фанеру» (удар по груди) - тоже был обычным делом. Но порой и кровь со «взлётки» отмывали...

А как сейчас? А сейчас все больше так называемого «модульного» размещения военнослужащих. По 4, 6 или 10 человек. И сразу все спокойнее, добрее и гигиеничнее.

Словом, в последнее время просто зависть берет, когда слушаю рассказы вернувшихся со службы. В столовых за солдатами убирают официанты, они могут выбирать меню, а в некоторых частях и вовсе практикуют "шведский стол". Боец обеспечен целым набором предметов личной гигиены, а при гарнизонах действуют прачечные и военторги. Да, не надо как раньше украдкой рвать наволочку на подворотнички.

Тумблер в социум

...год службы Олега в морской пехоте пролетел быстро. Позвонил Нинок.

- Кажется еще вчера была у него на присяге, командир его боялся мне перехвалить. Сказал, что именно из таких сорванцов выходят самые лучшие бойцы. Все было отлично. Непривычно было лишь то, что телефоны им выдавали раз в неделю. Но Олегу это только на пользу. Вспомнилась молодость наша, когда муж служил, им даже фотографировать в части запрещали. А недавно он в Москву приехал, представляешь, его отобрали на Парад. Увидела- не узнала, будто тумблер в нем какой-то переключили...

Олег пообещал маме после службы закончить институт и пойти работать, чтобы вернуть потерянный им на тотализаторе миллион.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также