Общество

Юнна Мориц: "Ложись лицом не к земле, а к небу, там - Господь"

Великая Поэтесса прочитала посетителям сайта kp.ru и нашему обозревателю Александру Гамову свои самые пронзительные Пасхальные стихи
Юнна Мориц.

Юнна Мориц.

Фото: Александр ГАМОВ

- ...Юнна Петровна, что же вы с нами делаете?

- Ничего.

- Почему же мурашки - от этих строк?

-.Саша, это стихотворение - автобиографическое. Потому что я выросла во дворах рабочего района, где справляли Православную Пасху.

Дети ходили в Храмы.

Мне давали в Храме читать Библию, Евангилие, русскую классику с "ятями" (Ъ.- А.Г.). Я первые романы Достоевского прочла в 10 лет - с "ятями". И там же я получала такие же книги Толстого...

- Это на Украине было.

- Да. При этом я ходила в районную библиотеку и тоже там читала книги, в которых все было про "религию - опиум для - народа".

Но, надо понимать, что человек так устроен, что чувство Бога у него внутри. И если я во время бомбежки падаю спиной на землю из горящего поезда (этот реальный случай произошёл с маленькой Юнной Мориц летом 1941-го, когда она с мамой эвакуировалась с Украины.- А.Г.)... А рядом о мной старичок с иконкой, который говорит мне: "Не ложись лицом к земле - потому что от этого умирают, ложись лицом к небу, там - Господь"... То совершенно ясно, что у меня чувство Бога сформировано с детства. Оно внутри меня... И - для того, чтобы его уничтожить, надо просто меня убить.

И я написала автобиографическое стихотворение...

- И вот там - дети в Храме...

- ...А в Храме - праздник. И этот праздник - под очень высоким куполом. И все говорят друг другу: "Христос Воскресе!"

И ты чувствуешь себя ребёнком под этим куполом, который тебя защищает.

- А вот сегодня чувство Бога - вот оно защитит? Нас. Страну...

- Страну защитит чувство собственного достоинства, если оно - на очень высоком уровне - у каждого человека, который не погасит свет совести. Очень важно не погасить свет совести внутри человека. Потому что свет совести - это самый высокий уровень человеческого достоинства.

- А теперь - стихи...

(Читает Юнна Мориц)

* * *

Пасха православная, ночь святая в храме,

Благодать соборная, неземное пение, –

Дети в храм ходили целыми дворами,

Вопреки запретам, вопреки портретам,

Для которых не было Бога!.. Тем не менее –

Целыми дворами, с Божьими дарами

Дети шли на Пасху, где Христос Воскресе,

Где святили яйца, крашенные свёклой,

Шелухой от лука... Но в печатной прессе –

На щитах, на уличных, вставленных под стёкла,

Сообщали крупно, в жирном буквовесе,

Что Христос Воскресе – это мракобесье,

Жуткая отрава, не целуйте в храме

Крест – на нём микробы, надевайте маску!

Дети в храм ходили целыми дворами, –

И Христос Воскресе, смерть поправ, на Пасху.

***

Взрослые боялись нарушать запреты,

Стукачи могли бы настрочить доносы,

И отнять могли бы даже партбилеты,

И таскать могли бы даже на допросы,

Где висят портреты пишущих запреты

На Христову Пасху, Рождество Христово!..

По таким запретам кто-то арестован,

Как Христос, который не бросает паству

За её недетскую, плотскую опаску,

Не лишает взрослых праздника святого!

Для святого праздника было всё готово, –

И Христос Воскресе, смерть поправ, на Пасху.

Юнна Мориц.