2020-06-25T22:47:14+03:00

"Я так хочу жить спокойно, без борьбы и войны": Как мать-одиночка с Донбасса ищет в России второй дом

Элеоноре и ее сыну Саше помогает благотворительная организация «Детские деревни – SOS»
Алла Мишкина, «Детские деревни – SOS»
Поделиться:
Комментарии: comments11
Элеонора бежала от войны вместе с сыном из Донецка Фото: «Детские деревни – SOS»Элеонора бежала от войны вместе с сыном из Донецка Фото: «Детские деревни – SOS»
Изменить размер текста:

Элеонора – одинокая мама, подопечная благотворительной организации «Детские деревни – SOS». Она бежала от войны вместе с сыном из Донецка. Это было самое тяжелое потрясение в ее жизни.

Но, спасаясь, она не знала, что в России ее ждет борьба за право семьи жить в нашей стране.

Элеонора рассказала «Комсомольской правде» о своих злоключениях и победах, главная из которых случилась во время карантина.

Саша до сих пор помнит дыру в стекле автобуса

До 40 лет я жила в городе Ясиноватая Донецкой области. Это был тихий городок с приветливыми и добрыми людьми. Работала поваром в кафе. И все было не идеально, но хорошо.

Сашу я родила поздно – в 33 года. Врачи говорили: «Вам сам Бог его послал». Этого момента я очень долго ждала, не получалось забеременеть из-за двух перенесенных операций. Мне тогда было тяжело: на мужа положиться не могла, он пил много, был эгоистом. Когда мне было 39, он переехал в Донецк.

В детстве меня воспитывал отчим. И, сколько себя помню, взрослела и думала, что у моего ребенка никогда не будет такой судьбы – не будет отчима, будет настоящий заботливый папа. Кто бы знал...

В марте 2014-го начались обстрелы. Было непривычно, но мы не воспринимали их как войну. Когда стало совсем страшно, я вместе с сыном перебралась в Донецк к мужу. Но и там долго не могли находиться. Нужно было бежать. И мне предложили переехать в Россию.

Мы с шестилетним сыном бежали вдвоём. Взяли совсем мало вещей – только то, что умещалось в руках. Сели в автобус. Мы не знали, доедем или нет, гарантий никто не давал. И не думали, что будет дальше. Просто хотели жить.

Саша сел у окна, в стекле была огромная дыра. Он ее до сих пор помнит. Этот автобус уже не первый такой рейс совершал. Я отсадила ребенка от окна, думала: «Пусть лучше в меня...». Мы ехали мимо разрушенных домов, стояли обстрелянные танки. Через несколько часов нам говорят: в кустах снайперы, приготовьтесь. Нас начали обстреливать. Автобус мчался, а мы сидели в ожидании, когда все закончится. Сзади нас автобус полностью расстреляли, а мы выжили.

Фото: «Детские деревни – SOS»

Фото: «Детские деревни – SOS»

Мы в России

Нас привезли в Ростов. Жили в лагере для беженцев, спали в палатке. Было много девчонок с детьми. У кого-то совсем не было мужа, у других остались воевать на родине. Условий для нормальной жизни не было, но хотя бы кормили.

Потом приехал волонтер, нас увезли в Псков – в пункт временного размещения, потом в гостиницу. Мы приехали и просто рухнули спать, сил не было совсем. На следующий день приехала администрация города, но от них было мало помощи. А ведь детям нужно ходить в сад и школы, взрослым нужно было устраиваться на работу. Ни у кого не было денег. Нам тогда очень помогали общественные организации. Не знаю, как бы выжили без них.

Я просила у администрации, чтобы нас вывезли из Пскова. В городе нашла интернет-кафе и стала писать всем, кому только можно: в администрацию, общественникам, в соцсетях… Одна женщина откликнулась и предложила временное жилье.

Началась борьба за нас

Мы переехали в Санкт-Петербург. 13 человек: четыре женщины, остальные – дети. В квартире ничего не было, совсем пустая: ни вещей, ни мебели. Из досок сколотили себе подобие кровати. Нам тогда помогла организация «Женщины России» - дали матрасы и белье.

Через какое-то время мы с Сашей перебрались во Всеволожск, что в Ленинградской области. Я устроилась поваром в Петербурге, приходилось ездить на электричке. Сашу удалось устроить в детский сад, потом и в школу.

Так мы прожили несколько лет. В августе 2017 мы должны были получить временную регистрацию, но хозяин квартиры не смог нас вовремя зарегистрировать. И тут все началось. Нас с Сашей хотели лишить статуса временного убежища. Нужно было выехать из страны и снова въехать. Денег на это не было, да и нам некуда было возвращаться.

Тогда, весной 2018-го, я и познакомилась с замечательными людьми из благотворительной организации «Детские деревни – SOS». Их юрист помог написать ходатайства и жалобы, и нам снова вернули статус «временное убежище» – даже не пришлось выезжать из страны.

Помогли Сашу устроить в школу. Мы стали ходить на занятия с психологом. Сашка тогда очень боялся, что мы окажемся без жилья на улице. Мы не говорили друг с другом о войне, чтобы не вспоминать обо всех ужасах, но он всегда помнил ту страшную дыру в стекле. Саша старался делать вид, что он сильный, не подавал виду, но тогда он боялся за нас двоих, переживал за меня. А я ему говорила: «Так, ты в это не лезь. Это не твое дело. Я со всем разберусь».

«Детские деревни – SOS» поселили нас в свою «кризисную» квартиру, за которую не нужно было платить, помогали продуктами и с оплатой проезда. Так я смогла расплатиться с долгами. Мы с Сашей начали потихоньку обновлять вещи: наши-то совсем затасканные были, еще с родины.

Летом 2018-го мы наконец смогли сами снимать жилье. Саша пошел в новую школу и даже учился на четверки. У него много любимых предметов, но всегда склонность была к истории и географии. Я тоже в детстве обожала историю, мой отец любил историю. Сашке по генам передалось. Он даже интересуется политикой, смотрит новости. Сейчас он пока ничем в свободное время не занимается. Все кружки стоят денег, которых у нас нет.

И вроде бы жизнь наладилась. Я работала одновременно и в магазине, и поваром, не отказывалась ни от какой «грязной» работы. В мае 2019 мне не заплатили сразу в нескольких местах. И мы снова с Сашей оказались без денег.

И нам опять помогли «Детские деревни – SOS» – разместили в своей «кризисной» комнате. Пока мы там жили, за нас взялись серьезно: стали помогать с оформлением российского гражданства. Началась настоящая борьба за нас. Сколько нервов, сил и времени ушло! Сколько мы порогов оббили: то документы не соответствуют стандартам, то каких-то не хватает... Чтобы получить недостающие, нужно ехать в Донецк. Юрист «Детских деревень – SOS» помогал писать запросы для получения дубликатов. Так в конце года удалось подать документы на получение гражданства. Ответ мы ждали в феврале следующего года, но вместо этого нам сообщили, что заявление будет рассматриваться до мая.

Юрист снова помог нам составить заявление с требованием обосновать решение об увеличении срока. И вот, в апреле 2020 мы получили долгожданный ответ, что гражданство нам уже дали, и остается лишь принести присягу… но в связи с пандемией не ясно, когда можно это сделать.

В конце апреля все же состоялось долгожданное событие. Это была наша общая победа. Мы с сыном принесли присягу. И вот он, мой паспорт гражданина Российской Федерации, на руках!

Сейчас у нас дела постепенно налаживаются. Мы переехали в съемную квартиру в Санкт-Петербурге. В ней живет лежачий мужчина с инвалидностью, я за ним ухаживаю в счет оплаты за жилье. Плачу только по счетчикам. Мы – граждане России, но все еще нет ИНН, СНИЛС и медицинского полиса. А без них я не могу устроиться официально на работу.

Во время карантина решение этих вопросов встало на паузу, но я не могу поставить на паузу жизнь: мне нужно кормить сына и себя. И с получением гражданства моя борьба на этом все еще не заканчивается. А так хочется остановиться, перестать бежать. Хочется прийти с работы домой и просто смотреть телевизор с сыном, не думая, что завтра можем оказаться на улице. Хочется перестать каждую ночь плакать и терзать себя мыслями. Я так хочу жить спокойно, без борьбы и войны.

В апреле 2020 пришел долгожданный ответ: гражданство Элеоноре и Саше дали Фото: «Детские деревни – SOS»

В апреле 2020 пришел долгожданный ответ: гражданство Элеоноре и Саше дали Фото: «Детские деревни – SOS»

СПРАВКА

Российская благотворительная организация «Детские деревни – SOS» – это уникальная альтернатива детским домам, место, где дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, живут в семейных домах, вместе с SOS-мамами, братьями и сестрами, получая все необходимое для полноценного развития в атмосфере любви, уважения и доверия. Программы профилактики социального сиротства «Укрепление семьи» – еще одно важное направление работы благотворительной организации «Детские деревни – SOS» в России. Специалисты программы помогают семьям, в которых дети могут лишиться родительской опеки, ведут комплексную работу с семьей и помогают родителям заботиться о своих детях.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также