Общество

«... Если будет Россия, значит, буду и я»

«18 июля - день рождения поэта Евгения Евтушенко» - надпись на метромосту Филевской линии между Смоленской и Киевской
«18 июля - день рождения поэта Евгения Евтушенко» - надпись на метромосту Филевской линии между Смоленской и Киевской. Фото: Юрий Феклистов

«18 июля - день рождения поэта Евгения Евтушенко» - надпись на метромосту Филевской линии между Смоленской и Киевской. Фото: Юрий Феклистов

...Этот «мост имени Евтушенко» - мой друг и гениальный фотограф Юра Феклистов прислал мне в это субботнее утро.

С припиской: «Сегодня! Пошли вдове».

Потом ещё и позвонил:

- Просто я мимо на велосипеде проезжаю - и вот: Евтушенко!

А потом Юрка ещё и такое наставление прислал: «Только чуть посветлей сделайте.Я не обрабатывал, сразу послал тебе...»

Юр, да ты что? Евтушенко - осветлять и обрабатывать?

...Звонил сегодня в Переделкино, на дачу Евгения Александровича. «Помощник Поэта» - Саша - мне рассказал, что Мария, вдова и Муза Евгения Евтушенко, на этот раз из США не прилетела - нет пока рейсов. А в Музее-Галерее Классика, где в этот день обычно много народу, - сегодня пусто: пандемия прокралась и в Поэзию?

Нет!

Вот же - мост!

И - стихи Великого Поэта.

А всех нас, друзья - с Днём его рождения!

* * *

Идут белые снеги...

Идут белые снеги,

как по нитке скользя...

Жить и жить бы на свете,

но, наверно, нельзя.

Чьи-то души бесследно,

растворяясь вдали,

словно белые снеги,

идут в небо с земли.

Идут белые снеги...

И я тоже уйду.

Не печалюсь о смерти

и бессмертья не жду.

я не верую в чудо,

я не снег, не звезда,

и я больше не буду

никогда, никогда.

И я думаю, грешный,

ну, а кем же я был,

что я в жизни поспешной

больше жизни любил?

А любил я Россию

всею кровью, хребтом -

ее реки в разливе

и когда подо льдом,

дух ее пятистенок,

дух ее сосняков,

ее Пушкина, Стеньку

и ее стариков.

Если было несладко,

я не шибко тужил.

Пусть я прожил нескладно,

для России я жил.

И надеждою маюсь,

(полный тайных тревог)

что хоть малую малость

я России помог.

Пусть она позабудет,

про меня без труда,

только пусть она будет,

навсегда, навсегда.

Идут белые снеги,

как во все времена,

как при Пушкине, Стеньке

и как после меня,

Идут снеги большие,

аж до боли светлы,

и мои, и чужие

заметая следы.

Быть бессмертным не в силе,

но надежда моя:

если будет Россия,

значит, буду и я.