Спорт

Напарник Льва Яшина Анзор Кавазашвили: До сих пор снятся пропущенные голы. Страшно

Легендарному вратарю 19 июля исполнилось 80 лет
Вратарь Анзор Кавазашвили

Вратарь Анзор Кавазашвили

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Анзор Амберкович Кавазшвили. Родился в Батуми, Грузинская ССР, 19 июля 1940 года. Советский вратарь. В 1961—1968 играл за «Торпедо» (Москва), в 1969—1971 — за «Спартак» (Москва). Дважды (1965, 1969) был признан лучшим голкипером страны. Участник двух чемпионатов мира. На ЧМ-1966, где сборная СССР заняла 4-е место, сыграл 2 матча. (В 4-х стоял Лев Яшин.) На ЧМ-1970 провел все 4 игры.

ВСЕГДА В ФОРМЕ

За пару дней до юбилея позвонил Кавазашвили. Не успел задать вопрос - как дела, как здоровье, а Анзор Амберкович бодрым голосом говорит:

- Был сегодня в тире. В ДОСААФ сдавал тесты на продление разрешения на ношения оружия – охотничьего и травмата. Сдавал теорию и практику – стрельбу. Устал, но с честью выдержал нагрузку. И теорию сдал на пятерку. И стрельбу из винтовки и пистолетов. Из трех выстрелов на каждом набрал 30 очков. То есть в десятку попал и винтовкой, и пистолетом. Поздравили, сказали: видимо, это к юбилею у вас поднялось настроение и точность вашего глаза. Особенно правого. Чем я был очень доволен. Выдали мне документ о том, что я прошел повторное обучение. Первая пятилетка прошла, сейчас вторая – нужно подтверждение, что я здоров. Перед этим я прошел медицинское обследование. Психику, моральные качества, глаза. Все проверили, сказали, что я здоров.

- Глаз до сих пор у вас меткий!

- Не говори! Могу с правого глаза посадить куда угодно – точно.

Анзор Амберкович всегда в отличной физической форме.

Анзор Амберкович всегда в отличной физической форме.

Фото: Наталия НЕЧАЕВА

ФУТБОЛБНЫЕ УЛИЦЫ

- Пока я ехал домой, раздался звонок с моей родины, - продолжает Кавазашвили. - Позвонил мэр город Батуми, где мне еще в 2013 году присвоили звание – Почетный гражданин города. Сказал о том, что они ищут тех знаменитых людей, которые могут разрешить предоставить свое имя новым монументальным сооружениям, улицам Батуми.

Я об этом знал, потому что болельщики московского «Спартака», проживающие в США, уже предлагали эту идею. Они даже ездили в посольство Грузии в США, где переговорили с послом об этом. Напомнили, что есть ценный товарищ, который поднял имя Советского Союза и Грузии на мировой арене. Мы знаем, что есть великий Яшин, но мы знаем, что есть и великолепный вратарь Кавазашвили, который достоин внимания. Помнят болельщики…

- В Грозном есть улица Льва Яшина.

- Это мы делали, я и Виктор Асаулов. Первые письма засылали еще к Лужкову, ко всем правительственным чинам. Добивались, чтобы в Москве одной из улиц присвоили имя Яшина. Но первым это сделал Рамзан Кадыров, наш друг. Он это все решил.

Мы и сейчас много пишем в московскую мэрию уважаемому Сергею Семеновичу Собянину о том, чтобы он присвоил имя Нетто, Парамонова, Маслаченко улицам в новых кварталах столицы... Мы написали владельцу «Спартака» Леониду Федуну. Когда он построил свой стадион «Спартак Арена» (сейчас называется «Открытие Арена»), он предусмотрел нашу просьбу. Там появляется улица Нетто (в начале это был Проектируемый проезд вокруг стадиона), стоит монумент, посвященный не только братьям Старостиным, но и отдельным футболистам.

- А что в Батуми собираются назвать именем Кавазашвили?

- В Батуми построили современный спортивный комплекс - футбольный, легкоатлетический. В ближайшее время они должны его запустить. Названия пока нет. Идет борьба моих сторонников – родственников и болельщиков, которые хотят, чтобы назвали моим именем…

- С кем борьба?

- Видимо, есть какие-то рекомендации из Тбилиси, чтобы назвать другим именем. Я не знаю, какие есть кандидатуры. В Батуми собрали большую петицию, переваливает за пятьсот человек. Сдали мои данные, где я играл, футбольные регалии, информацию о том, что я почетный гражданин Батуми. Мэр сказал, что они рассматривают одну из первых кандидатуру Кавазашвили.

- Вы же большую часть жизни прожили в Москве, играли за столичные клубы.

- Это не имеет значения. Я не имею права сравнивать себя с великим Сталиным, но он родился в Гори, вырос в семье сапожника. Семинарию закончил там же. Но после этого он всю жизнь жил в великой России. У нас много известных людей, которые произошли из Батуми. Ими гордятся грузины. Я рад, что грузины ко мне относятся с почтением и уважением.

Анзор Кавазашвили с семьей

Анзор Кавазашвили с семьей

Фото: Наталия НЕЧАЕВА

КТО НАС ВЫВОДИТ В МАСТЕРА

- Анзор Амберкович, кто для вас является самым большим авторитетом в футболе, в жизни?

- На первое место поставлю Николая Петровича Морозова. Это главный тренер сборной СССР – 1965-1966 год, который меня привлек в сборную Советского Союза. И дал возможность играть в основном составе. Под его руководством я в 1966 году в Англии на чемпионате мира первый матч открывал, играли со сборной Северной Кореи и победили 3:0. И следующий чемпионат мира-1970 в Мексике, где мы выступали во главе с Гавриилом Дмитриевичем Качалиным. Я открывал чемпионат матчем со сборной Мексики. Тогда, кстати, отстоял все игры и закончил чемпионат мира, играя в основном составе. Лев Иванович Яшин, наш великий вратарь, был вынужден находиться в резерве.

Я горжусь тем, какие тренеры меня тренировали. Я обожаю Михаила Якушина, его память. Александра Пономарева – моего юношеского тренера. Георгия Жаркова – тренера сборной Советского Союза среди юношей, который впервые пригласил меня в состав сборной. С почтением отношусь к Виктору Семеновичу Марьенко, который тренировал «Торпедо» (Москва). И просто с обожанием вспоминаю Виктора Александровича Маслова, который меня из «Зенита» перетащил в «Локомотив». Я мог бы долго говорить о величии наших тренеров. Они всегда были законодателями моды. И иностранные клубы перенимали у нас схемы выступления. Или нашу систему подготовки футболистов. Советская методика подготовки физического и психологического состояния была лучшей в мире.

УНИКАЛЬНЫЙ ПРЫЖОК

- Самый яркий матч в вашей жизни?

- Пожалуй, игра «Торпедо» и ЦСКА в «Лужниках» в 1964 году. Мы вели 1:0. И вдруг в очень тяжелой борьбе ЦСКА проснулся, футболисты начали нас давить так, что наши не знали, куда деваться. Я помню, как они мне с двух-трех метров бьют, бьют в угол. Я отбиваю. Лежу на спине, а они бьют в верхний угол. И я каким-то чудом вскакиваю с земли и достаю этот мяч. Там было такое восхищение! Я сразу не понял, что я сотворил. Посмотрел запись и был удивлен, как может человек за счет движения спины и бедер вскакивать с земли так высоко и доставать мячи. Это было самой памятной и ответственной игрой. Мы ее выиграли. Футболисты ЦСКА меня тогда на поле обняли и поцеловали.

- Эдуарда Стрельцова тогда не было в составе?

- Нет. Он в 1965 появился (после выхода из тюрьмы – Авт.).

СССР. Москва. 4 июля 1965 г. Бразильский нападающий Пеле и советский вратарь Анзор Амберкович Кавазашвили. Фото: Кассин Е., Мусаэльян В./ТАСС

СССР. Москва. 4 июля 1965 г. Бразильский нападающий Пеле и советский вратарь Анзор Амберкович Кавазашвили. Фото: Кассин Е., Мусаэльян В./ТАСС

РОКОВАЯ ОШИБКА

- А пропущенные голы вам снятся?

- По сей день. Страшно. Особенно один матч, после которого я решил закончить с футболом. Мое везение кончилось с четвертьфинальным матчем на чемпионате мира-1970 в Мексике. Мы играли со сборной Уругвая. Счет был 0:0, шло дополнительное время. Нас ждала серия пенальти. Кубилья просто замотал нашего защитника Валентина Афонина, так что Вальке в один момент показалось, что мяч ушел за лицевую лини. Он поднял тут же две руки, и кричит судье: мяч ушел! И еще два наших защитника сделали то же самое. А я сделал глупость, когда от ближней штанги, где я занимал позицию, сделал два шага в сторону мяча.

И в этот момент Кубилья прокидывает мяч мимо опешившего Афонина и подает мяч верхом в пустую зону вратарской площадки. А там Эспарраго стоит один. И он головой спокойно забивает в пустые ворота. Я за судьей бегом. Судья от меня рванул до центра. И вот это было для меня страшным. Меня признавали лучшим вратарем. Ко мне приезжали журналисты. Даже наши уважаемые представители «Адидас» и «Пумы» - бывшие футболисты сборной Германии. И вдруг я … чуточку потерял бдительность. Поверил в честность судьи. Этого делать было нельзя. Я плакал, рыдал страшно.

- Мяч тогда ушел или нет?

- Мы все смотрели, были уверены, что мяч ушел. По сей день разные мнения. Даже мой молодой друг Евгений Ловчев и то, находясь в Мексике, дал интервью и сказал, что мяч не пересек до конца линию ворот. Поэтому вроде как Кубилья правильно продолжал игру и отдавал пас. Женю я понимаю, он может сказать сегодня так, завтра – по-другому. Обижаться на него не стоит. Он свой, молодой, горячий.

ОТЛОЖЕННЫЙ ЮБИЛЕЙ

- Анзор Амберкович, где будете праздновать юбилей?

- Дома, в кругу семьи. Хотел сначала собрать друзей… Но Лео Бокерия сказал, что лучшего этого пока не делать, а то кто-нибудь заболеет, на тебя свалят. Так что я все отменил, перенес на позднюю осень.