В мире

Девиз оппозиции в Молдавии: «Чем хуже, тем лучше»

Противники президента Додона стремятся сделать все, чтобы лишить его шансов на переизбрание
Антиправительственная акция протеста у здания правительства Молдавии в Кишиневе, 16 июля 2020 г. Фото: DUMITRU DORU/ЕРА/ТАСС

Антиправительственная акция протеста у здания правительства Молдавии в Кишиневе, 16 июля 2020 г. Фото: DUMITRU DORU/ЕРА/ТАСС

В минувшее воскресенье центр Кишинева сотрясали призывы: «Долой Додона и имперскую пророссийскую диктатуру! … Я хочу говорить у себя дома на моем языке! … Пока русский язык не исчезнет, не будет справедливости!» Эти и им подобные речи звучали на очередном митинге молдавских «ветеранов» войны в Приднестровье, которые собираются всякий раз, когда в столице Кишинева надо подкинуть «дровишек» в костерок напряженности. Требования отставки правительства и президента Игоря Додона на этих мероприятиях стали уже традицией.

Президент Молдовы Игорь Додон. Фото: пресс-служба

Президент Молдовы Игорь Додон. Фото: пресс-служба

В МОДЕ - "ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТУРИЗМ"

В маленькой Молдавии в преддверии президентских выборов, назначенных на эту осень (первый тур должен состояться 1 ноября 2020 года), все окончательно перемешалось. Там и до того был моден эдакий «политический туризм», когда достаточно известные политики переходили из одной партии в другую, а потом создавали свои (пример того же нынешнего президента Игоря Додона), но в последние годы это стало чуть ли не повальной тенденцией. Коммунисты стали социалистами, социалисты убежали к демократам, а те поначалу чуть не прекратили свое существование после бегства объявленного в розыск олигарха Владимира Плахотнюка, которого журналисты называли хозяином не только Демпартии (ДПМ), но и всей республики. Зато потом демократы образовали правящую коалицию со своими всегдашними врагами - Партией социалистов (ПСРМ), поддерживающей Додона. Часть депутатов-демократов с таким решением не смирилась и образовала свою фракцию «Про-Молдова», занимающую сейчас крайне правые позиции вместе с Партией ШОР, незамысловато поименованную в честь ее руководителя Илана Шора.

К этому стоит добавить, что и в блоке «АКУМ», условно называемом «умеренно правыми», между лидерами входящих в блок партий «Действие и солидарность» (Майя Санду) и «Платформа Достоинство и правда» (Андрей Нэстасе) пробежала очень черная кошка. И на грядущие выборы, в отличие от прошлых президентских, когда обе партии выдвинули единого кандидата, сейчас они идут по отдельности. Нэстасе – сам по себе кандидат, а Санду – сама по себе.

Кстати, сбежавший и находящийся сейчас в США Владимир Плахотнюк не утратил полностью своего влияния на политические процессы в стране. Не случайно, что каждый раз, когда парламент хочет принять какое-то решение, направленное против России, президента Игоря Додона на несколько дней отстраняют от исполнения властных полномочий и возвращают их ему после того, как за него ставит подпись на принятом документе премьер-министр. Такая вот она, причудливая и удивительная молдавская демократия. Похоже, что некоторые лидеры партий, ложась спать, даже не представляют себе, кто окажется их союзником завтрашним утром.

Владимир Плахотнюк сбежал из Кишинева в США. Фото: REUTERS

Владимир Плахотнюк сбежал из Кишинева в США. Фото: REUTERS

ЗАСТРЕЛЬЩИКИ ПРОВОКАЦИЙ

Однако все это не мешает бурлению страстей, усилиями некоторых политических сил выплескивающихся на улицы молдавской столицы и других городов. В значительной степени из-за того, что внутри прозападного лагеря происходят постоянные конфликты в борьбе за лидерство и свою долю электората. В результате правые не располагают весомыми аргументами для участия в президентских выборах. Санду, известная и популярная в республике гораздо больше, чем Нэстасе, и была бы рада избавиться от него в качестве конкурента, но он явно не готов «уходить в тень» или даже соглашаться на вторые роли в общем движении. Как показывает опыт недолгого существования «АКУМ», молдавские правые не готовы приносить в жертву свои политические амбиции ради «общего блага».

А потому Санду сейчас избрала тактику не ввязываться самой в «грязную» политическую борьбу, использовав для этого радикалов из «Про-Молдовы» и «ШОРа» в качестве «застрельщиков» и откровенных провокаторов. При этом, не заключая с ними открытых политических союзов, потому что те уж слишком запятнали себя связями с «токсичным» Плахотнюком. В силу чего и сами эти политические силы становятся все более «токсичными» в глазах избирателей. Сама же Санду старательно лепит свой образ «конструктивной» оппозиционерки, радеющей за Молдавию на фоне просчетов властей, в том числе, и в борьбе с пандемией коронавируса. Классическим примером этой тактики является бойкот заседаний парламента, организованный «Про-Молдовой» и партией «ШОР» в начале июня. И ставший очередной попыткой унизить коалицию социалистов и демократов и усилить давление на коалиционное правительство и президента Игоря Додона. Несмотря на то, что потенциальные «союзники» не спешат объединять усилия на пользу Майе Санду, такой союз ближе к выборам может все же состояться. Санду, о чем в Молдавии знают даже дети, - креатура Госдепартамента США, а молдавские правые радикалы слишком сильно зависят от Плахотнюка. И все они работают на достижение единой цели – не допустить переизбрания Додона на пост, пусть и весьма ограниченного в полномочиях, но главы государства.

ПРЕЗИДЕНТ В РОЛИ КОТА ЛЕОПОЛЬДА

Сам же Додон стремится не допустить раскола страны, а потому занимает промежуточную позицию, пытаясь усидеть на двух стульях сразу. Безусловно, эта «умеренность и аккуратность», а зачастую еще и непротивление откровенным действиям против него и правящей коалиции, наверное, преследуют благородные цели, однако в реальности получается так, что никто по обе стороны молдавских политических баррикад не остается им доволен, и в результате президент подвергается критике со всех сторон.

Несколько последних месяцев правые, отбросив всякого рода дипломатию, намеренно расшатывают внутриполитическую ситуацию. Примером этого являются те же участившиеся выступления и манифестации комбатантов («ветеранов»), раз за разом выходящих на улицы со все более радикальными требованиями. При этом, ни одной идеи по выводу страну из кризиса, кроме лозунгов о необходимости присоединения к «Великой Румынии» и изгнания с территории страны всего, что хоть в какой-тол степени можно назвать русским, никто из радикалов до сих пор не представил.

Как считает президент Додон, о чем он публично заявлял, выходом из нынешней «патовой» ситуации стало бы создание широкой коалиции и нового правительства с участием возглавляемых Санду ПДС и Нэстасе ПДА. Что послужило бы созданию хоть какого-то баланса в политической жизни страны, спокойное проведение выборов президента и эффективное управление страной до парламентских выборов. Да и помогло бы в поиске путей вывода республики из кризиса.

Вот только политические оппоненты Додона с его предложениями не согласны. В первую очередь та же Санду настроена против формирования нового правительства, поскольку не намерена брать на себя ответственность за ухудшающуюся ситуацию в стране в качестве главы кабинета, а в том, что ей бы предложили именно этот пост, никто не сомневается. Поскольку именно при ухудшении ситуации лично ее шансы на победу начинают расти, пусть и умозрительно. И лозунг «Чем хуже, тем лучше» полностью отвечает ее ожиданием. Потому что борется она не за Молдавию, а за власть.